Сегодня: 19.09.2018 |

Газовый рынок ЕАЭС: односторонние преференции для Минска маловероятны

Планируемое странами Евразийского союза формирование единого газового рынка, похоже, застопорилось. Российская сторона по-прежнему выступает за поэтапную либерализацию цен взаимопоставок и внутренних расценок на газ, в то время как белорусская – за стабильность по крайней мере «поставочных» цен в соответствии с российско-белорусским Союзным договором, предусматривающим цены для Белоруссии такими, как в Смоленской области. Казахстан, Армения и Киргизия пока «нейтральны» в этом споре. Видимо, в этих странах ждут: в пользу российской или белорусской позиции, образно говоря, качнётся маятник.

Глава ФАС Игорь Артемьев на днях заявил, что в вопросе подходов к формированию общего рынка газа и его ценовых механизмов «мы поддерживаем «Газпром». Но это должно быть обусловлено принятиями правил недискриминационного доступа; и в методике определения тарифов не должно быть эксклюзивного преимущества».

Впрочем, ряд крупных российских нефтегазовых компаний сетуют на выборочность позиции «Газпрома» относительно их доступа к магистральным газопроводам, хранилищам и к тарифам на перекачку негазпромовского голубого топлива. Те же компании, по имеющимся данным, настаивают на своем равноправном участии в переговорах по формированию единого газового рынка в рамках ЕАЭС. В связи с чем И.Артемьев без обиняков озвучил позицию правительства РФ: «Идите дальше работайте и разбирайтесь».

Не исключено, что белорусская сторона, используя указанные «внутрироссийские» разногласия, рассчитывает на поддержку своей позиции со стороны компаний, ведущих диалог с «Газпромом». Полагая, что с ними удастся договориться как минимум о менее высоких ценах на газ для Белоруссии в сравнении с газпромовскими.

Так или иначе, позиция ведущего газового холдинга России прежняя: до начала функционирования общего рынка газа ЕАЭС требуются процедуры, нацеленные на либерализацию цен на газ и на установление экономически обоснованных тарифов на его транспортировку. Тем более это необходимо в связи с расстояниями газоперекачки: скажем, ее средняя дальность в РФ минимум в 50 раз выше, чем в Белоруссии. Соответственно, в конечных ценах для Минска по крайней мере на российский газ данный фактор не может не учитываться. Поскольку голубое топливо направляется в Белоруссию зачастую из сверхотдаленных от неё Уральского региона, Западной Сибири, Республики Коми.

Апелляции же белорусской стороны к ценам в Смоленской области – в рамках газового рынка ЕАЭС – неприемлемы хотя бы потому, что это двухсторонняя (т.е. российско-белорусская) договоренность. Вдобавок между сопредельными друг с другом РФ и Казахстаном, Киргизией и Казахстаном, участвующими в ЕАЭС, не имеется договоренностей о взаимопоставках энергоносителей по ценам на них в приграничных областях.

Кроме того, в РБ сохраняется жесткое госрегулирование цен и тарифов на газ и большинство других энергопродуктов. А дальнейшее ужесточение этого регулирования, т.е. увеличение прямого и косвенного субсидирования энергоцен для внутренних потребителей (в случае либерализации газопоставочных цен между странами ЕАЭС), весьма проблематично для белорусского госбюджета. Поэтому, если «Газпром» настаивает на принципе максимальной равнодоходности поставок в внутри РФ и рамках ЕАЭС, то Минск фактически против этого принципа на газовом рынке Евразийского союза. Потому неудивительно и то, что он возражает также против смежных предложений «Газпрома», а именно: во-первых, тарифы на перекачку должны формироваться, исходя из обоснованных затрат с учетом нормы прибыли, обеспечивающей финансирование капитальных вложений; а во-вторых, для выхода газотранспортной инфраструктуры на самофинансирование тарифы/цены должны расти быстрее инфляции.

Между тем правительство РФ индексирует рост этих расценок на внутреннем рынке фактически на 7-11% ниже, чем предлагает «Газпром», и не первый год. Этот фактор тоже используется белорусской стороной, оспаривающей экономическую обоснованность того, что означенные расценки в регионе ЕАЭС должны расти быстрее инфляции. Тем более что белорусская инфляция, как известно, по-прежнему выше российской. Впрочем, инфляционная динамика различна в регионе ЕАЭС, поэтому представляется, что принятие концепции «Газпрома» относительно газовых расценок, опережающих инфляцию, наиболее реально в случае четко согласованной политики всех стран ЕАЭС по межгосударственному регулированию динамики инфляции.

Но опять-таки взаимодействие в этой сфере сдерживается максимально жестким госрегулированием цен и тарифов в Белоруссии – в сравнении с другими странами ЕАЭС. Особенно в сферах энергетики, транспортных услуг, ЖКХ и продовольственного сектора. Стало быть, вопросы ценообразования на газовом рынке Евразийского союза выходят за рамки сугубо газовой и газотранспортной проблематики.

Упомянутые и смежные спорные «точки» по единому рынку газа (и энергоносителей в целом) в регионе ЕАЭС подразумеваются в обзоре итогов внешней политики Белоруссии за прошлый год, подготовленном тамошним МИД. Отмечено, например, что страны Союза согласовали принципиальные, хотя и «единичные положения» по формированию общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов. При этом «белорусской стороной предприняты интенсивные усилия по согласованию программы формирования» этих рынков, в том числе «общего рынка газа ЕАЭС. По состоянию на декабрь 2017 г. несогласованными остались единичные положения, носящие тем не менее принципиальный характер».

В этом же обзоре подтверждена, хотя и косвенно, позиция Минска относительно необходимости свободного многостороннего доступа товаров и услуг, включая и энергоносители, из стран ЕАЭС на их рынки. Причем эта позиция, согласно тому же обзору, не отвергнута другими странами-участницами: «У партнеров по Союзу нашел поддержку подход Белоруссии по устранению внутренних барьеров во взаимной торговле путем создания дорожных карт, которые будут формироваться на двухлетний период». В этой связи упоминается, что 25 октября 2017 г. на заседании Евразийского Межправительственного совета была утверждена дорожная карта по устранению изъятий и ограничений на внутреннем рынке ЕАЭС на 2018-2019 годы.

В контексте упомянутых разночтений прослеживается в том числе заинтересованность Белоруссии в поставках газа из Казахстана. Похоже, в Минске полагают, что казахстанская сторона в рамках ЕАЭС не поддержит «главенство» России по всем вопросам поставок и транзита голубого топлива в Белоруссию (и Армению). Тем более что Казахстан, во-первых, обеспечивает минимум треть газоснабжения другой участницы ЕАЭС – Киргизии. А во-вторых, обеспечивает беспрепятственный транзит российского газа в Киргизию. Последнее обстоятельство, как отмечает ряд белорусских экспертов и СМИ, - дескать, яркий пример того, как должна работать трубопроводная система в едином энергорынке ЕАЭС.

Скорее всего, именно эти факторы нашли отражение в заявлении первого замминистра энергетики Белоруссии Виктора Каранкевича в конце ноября 2017 г.: «Проект программы формирования общего газового рынка предусматривает возможность приобретения газа на различных площадках или посредством проведения различного рода торгов. Либо путем заключения долгосрочных контрактов непосредственно с производителями природного газа. В том числе с поставщиками как в России, так и в Казахстане».

Словом, как ни поворачивай, а российско-белорусские разногласия по экономическим принципам создания и функционирования общего рынка газа в ЕАЭС проистекают главным образом из различных систем государственного регулирования экономики. В том числе энергетического и транспортного секторов. В требованиях же Минска насчет «газоценовых» льгот для Белоруссии – куда больше политики. Там наверняка рассчитывают на свою геополитическая значимость (как и Союзного государства в целом) для России, тем более в современных условиях. Потому, дескать, Москва должна будет уступить даже и с экономическим ущербом для себя…

___________________________

Фото http://libymax.ru/?attachment_id=12575

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1624
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика