Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 15.07.2020 |

Трудовая миграция: спрос будет расти только на квалифицированных работников

Недостаточная правовая урегулированность и социальная необустроенность трудовой миграции приводят в том числе ко всевозможным эксцессам. Так, в минувший четверг нелегальные мигранты устроили погром в центре временного содержания иностранных граждан по Красноярскому краю. Они требовали улучшения условий содержания и скорейшей депортации. Беспорядки пресекли полицейские совместно с бойцами Росгвардии. По данному факту возбуждено уголовное дело.

Понятно, что такие происшествия могут повторяться и в других регионах РФ, и по тем же причинам. Тем более что потребности экономики России в трудовой миграции продолжают расти. По имеющимся оценкам, ее доля в общем числе занятых (ОЧЗ) в экономике РФ к 2020 г. достигнет минимум 13-15% – на треть больше в сравнении с 2017 г. И по-прежнему доля трудовых мигрантов из Центральной Азии в ОЧЗ будет не ниже 60%. Параллельно проявляется более чёткая востребованность конкретных рабочих профессий в РФ. А всего за прошлый год в рамках трудовой миграции в страну въехали 487 тыс. 775 человек, что всего на 6% меньше по сравнению с 2016 г.

В то же время по очевидным геополитическим причинам ужесточаются правила «трудового» въезда в Россию из ЦА. Но не только. Ввиду нарушений правовых нормативов пребывания в России, отсутствия медицинских книжек и других правил, регламентирующих миграцию и её трудоустройство, въезд в РФ в настоящее время закрыт для 181 тыс. трудовых мигрантов из Таджикистана. Об этом 6 февраля сообщила министр труда, миграции и занятости населения республики Сумангул Тагойзода. Министр уточнила, что в результате переговоров с российской стороной были «амнистированы» 102 тыс. мигрантов, то есть им был открыт въезд в РФ. «Но всё равно сейчас въезд на территорию РФ закрыт для 181 тысячи граждан. И лишь для 4 тыс. из них была найдена работа на родине», – информировала министр.

Но есть и отрадные новости. Подготовлен проект закона о пенсионном обеспечении граждан Таджикистана, работающих в России, – об этом проведены переговоры с российской стороной. Конечно, это абсурд, когда трудовые мигранты в регионе ЕАЭС свыше 25 лет (с 1991 г.) не имели пенсионного, как и медицинского обеспечения ни на родине, ни в стране-работодателе. Такая ситуация, естественно, снижает стоимость «мигрантской» рабочей силы, что, в свою очередь, усиливает аналогичный тренд на общероссийском трудовом рынке.

Едва ли эти взаимосвязанные факторы невыгодны российскому бизнесу. Но спрос в РФ на трудовую миграцию, повторим, не сократится, а потому придётся считаться с тем, что ее социальное обеспечение неизбежно остановит снижение заработков мигрантов. Тем более что меры, аналогичные упомянутым в Таджикистане, планируются в Киргизии и Узбекистане. При этом доля таджикистанского сегмента в объеме центральноазиатской трудовой миграции в РФ в основном стабильна – не меньше 40% (киргизского и узбекского – почти 30 и около 25%).

«Внешняя трудовая миграция необходима для развития российской экономики», – заявила начальник Главного управления по вопросам миграции МВД РФ Ольга Кириллова на совещании по этим вопросам в Новосибирске в конце января с.г. Так, в Сибирском федеральном округе на миграционный учет по месту пребывания и месту жительства в 2017-м стали почти 1,4 млн. иностранных граждан – на 25% больше, чем в 2016 г.

И хотя «миграционный поток в регионе и в стране в целом не ослабевает, необходимо избирательнее подходить к приглашению трудовых мигрантов. Соответствующие решения должен принимать каждый субъект России», – отметила О. Кириллова. Более высоким, как отмечалось на этом совещании, представляется спрос в ближне- и среднесрочной перспективе на профессии в сфере услуг и высококвалифицированные специальности в различных отраслях. Но с такими квалификациями весьма проблемно, поскольку массовое обучение этим специальностям в родных странах мигрантов практически остановлено еще с 1990 года. Лишь в последние пять лет это направление реанимируется, но только в Узбекистане.

Если же говорить в более широком контексте, то, по данным российского Центра стратегических разработок (январь с.г.), в РФ продолжается сокращение трудоспособного населения. Его убыль в стране составит 11-13 млн. человек к 2030 г., что в наибольшей мере повлияет на рынок высококвалифицированного труда. Решением этой проблемы вполне может стать в том числе более активное привлечение мигрантов – опять-таки конкретной производственной квалификации.

А в целом, по тем же данным, международная миграция в страну уже к началу 2010-х достигла внушительного масштаба: численность иностранцев, пребывавших на территории России, колебалась в течение каждого года (2000-2011 гг.) от 10 до 12 млн. человек, в том числе трудовых мигрантов было 5-6 млн., а в 2013–2014 гг. максимальные значения по трудовым мигрантам достигали 7 млн.

Однако в период кризиса в 2015-2016 гг. – на фоне девальвации рубля и последовавшего сжатия рынка труда – отмечалось, по данным ЦСР, заметное снижение трудовой миграции (примерно на 13%). Сокращение затронуло, прежде всего, контингент мигрантов из вышеупомянутых центральноазиатских государств. Но с конца 2016-го трудовая миграция вновь начала расти, хотя докризисных значений пока не достигла. 

Одновременно, по оценке ЦСР, стабильно растет с начала 2010-х численность мигрантов из Киргизии – в связи с её вступлением в ЕАЭС и, соответственно, с появлением возможности трудиться в России без разрешительных документов. Это распространится и на граждан других стран Центральной Азии в случае их присоединения к ЕАЭС. Но киргизская трудовая миграция – это преобладание малоквалифицированной или вообще неквалифицированной рабочей силы, а спрос именно на такой контингент, повторим, стагнирует и имеет тенденцию к сокращению в РФ. Потому вполне реальной представляется в лучшем случае сезонное трудоустройство этого контингента.

Что касается внутрироссийских мер по привлечению высококвалифицированных кадров – российских и зарубежных, то в середине января с.г. правительство признало низкими темпы реализации действующей с 2015 г. программы внутренней трудовой мобильности. И в рамках уже внесенного в Госдуму правительственного законопроекта предложило меры для упрощения условий участия в этой программе.
 Основная ее цель – привлекать квалифицированные кадры в регионы, где их не хватает в максимальной степени. В этот реестр входят Камчатский, Красноярский, Пермский, Приморский и Хабаровский края, Амурская, Архангельская, Вологодская, Калужская, Липецкая, Магаданская, Новосибирская, Сахалинская, Тамбовская, Ульяновская области и Чукотка.

Для таких кадров предлагаются возмещение расходов на переезд, предоставление жилья, выплата надбавок. А работодатели, участвующие в программе, получают от государства и регионов финансовую помощь для создания условий для переезда специалистов. Точнее: в размере 225 тыс. руб. на одного работника – из федерального и 75 тыс. руб. – из регионального бюджетов.

Впрочем, как эти дотации соотносятся с регулярными секвестрами расходного блока федерального и региональных бюджетов, пока неясно. Однако высокая востребованность означенных мер очевидна: по данным Минтруда РФ, в рамках региональных программ по трудовой мобильности в 2015 году были привлечены лишь 148 человек, в 2016 г. – 464, в 2017-м – 520. На государственное софинансирование этих региональных программ в 2018 году предусмотрено 150,5 млн. руб. из федерального бюджета. Но этот показатель вдвое меньше уровня 2017 г. Так что с финансовой точки зрения реализация данной программы в текущем году рискует оказаться, образно говоря, половинчатой.

Кроме того, для повышения трудовой мобильности правительство предлагает отказаться от необходимости учитывать – при разработке региональных программ такого профиля – инвестиционные проекты и перейти на непосредственный отбор конкретных работодателей и производств, нуждающихся в специалистах. Что позволит привлекать квалифицированный персонал не только на вновь создаваемое производство или новый проект, но и на имеющиеся предприятия.

Словом, внутироссийский спрос на трудовую иммиграцию отнюдь не сокращается. Но при этом становится более адресным, т.е. обусловленным трендами спроса на конкретные профессии. А это, естественно, потребует чёткой межгосударственной регламентации в сфере регулирования трудовой иммиграции и её полноценного социального обеспечения.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2875
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика