Сегодня: 16.12.2018 |

Центральная Азия начинает осознавать свою субъектность

О возможном сценарии развития событий в свете предстоящей в марте встречи глав стран Центральной Азии, о том, кто и как стремится влиять на государства региона, по просьбе «Ритма Евразии» рассказывает бишкекский политолог Марс Сариев.

– Лидеры пяти центральноазиатских государств собираются встретиться в Астане в конце марта. Если будут приняты какие-то, скажем так, объединительные решения, то станет ли это означать, что такие внешние игроки, как США, Россия, Турция, теряют свое влияние на регион?

– Во-первых, нужно отметить, что ни разу со времен распада Союза и создания независимых государств лидеры пяти стран региона не встречались вместе. То есть без участия России или других сильных внешних игроков. Во-вторых, эта встреча будет носить консультативный характер. Не стоит ждать подписания каких-то важных, основополагающих документов. Эта встреча важна тем, что Центральная Азия начинает осознавать, осмыслять, скажем так, свою субъектность, и лидеры «пятерки» готовы координировать свои действия в рамках региона.

Конечно, это вызывает обеспокоенность крупных игроков, прежде всего США, Китая, а также Ирана и Турции, которая претендует на роль лидера тюркского мира и продвигает идею пантюркизма и, соответственно, своего лидерства в этом мире. Но им, этим игрокам, проще, когда все государства региона – сами по себе, легче проводить свою политику, действовать по принципу «разделяй и властвуй». Для них очень неудобно иметь дело с объединившимся регионом.

Конечно, крупные игроки постараются сделать так, чтобы этот региональный проект существовал не сам по себе, а вошел в их мегапроект. Для американцев это проект «Большая Центральная Азия» с выходом на Афганистан и далее на южные моря, который предложил Фредерик Стар, бывший советником по России и Евразии при трех президентах США. Китайцам тоже выгодно включить страны региона в свой проект «Один пояс – один путь».

Если страны региона объединятся, то они поддержат один из проектов. И, скорей всего, могут выбрать китайский «Один пояс – один путь», то есть у Пекина больше рычагов как политических, так и экономических привлечь на свою сторону все пять стран. Хотя не исключаю, что участники встречи в Астане воспримут благосклонно американский проект и постараются как-то его учитывать и участвовать в нем в той или иной форме.

Теперь о России и ЕАЭС. В складывающихся условиях этот проект пока смотрится менее выигрышным. Причиной тому – несовершенство внутреннего законодательства экономического союза, внутренние противоречия и трения, как, например, осенний конфликт Казахстана с Кыргызстаном, недовольство некоторых участников неэффективным управлением союзом. На этом фоне китайский проект видится некоторыми странами региона более оптимальным. И даже американский тоже. ЕАЭС – на третьем месте максимум. Для американцев в случае успеха это будет означать возрождение таких энергетических проектов, как ТАПИ, CASA-1000, направленных из Центральной Азии через Афганистан в Пакистан и Индию. Тут стоит отметить визит Нурсултана Назарбаева за океан, постоянные поездки в страны региона помощников и заместителей госсекретаря США.

Думаю, что встреча глав пяти стран и дальнейшие их действия покажут, смогла ли Россия воспользоваться карт-бланшем, который она получила исторически. Если кое-кто в Москве полагал, что Центральная Азия никуда не денется, то теперь ошибочность такой позиции неизбежно проявится.

– Но некоторым государствам, как, например, Таджикистану и Киргизии, как говорится, деваться некуда, они привязаны к России…

– В том-то и дело. Этим странам будет туго. Локомотивы Центральной Азии – Узбекистан и Казахстан тяготеют к американскому и китайскому проектам. Кыргызстан и Таджикистан столкнутся с противоречием, их будет разрывать изнутри. Зависимость от России очень большая, и при смене вектора в один прекрасный момент поставки ГСМ по льготным ценам, поддержка внутренних валют могут быть с её стороны прекращены.

И хотя после встречи глав пяти государств ЦА будут только декларативные заявления, я уверен, что их возможное объединение больше беспокоит Москву, чем Вашингтон или Пекин.

– Вы как-то сказали, что между Астаной и Ташкентом нет борьбы за лидерство в регионе. Но ведь это нормально, когда кто-то хочет быть первым или главным. Тем более что за последний год Узбекистан довольно мощно стал наращивать свои экономические возможности.

– Нужно учитывать все-таки наш менталитет. Назарбаев – аксакал, старейшина, для наших народов уважение к старшим – принципиально. И он раздражен действиями России, тут опять надо вспомнить его визит в США, переход на латиницу, то, как Москва не стала вмешиваться в упомянутый осенний торгово-транспортный конфликт с Кыргызстаном в рамках ЕАЭС.

И Узбекистан – вполне самостоятельный игрок, который не хочет пока вступать в какие-то союзы – ШОС, ОДКБ, ВТО и прочие… Соответственно, о желании быть обязательно лидером пока не приходится.

– Давайте поговорим о другом игроке – Турции. Анкара мнит себя благодетелем и лидером тюркского мира. Для нее союз пяти государств – проблема?

– Конечно, этот проект ей невыгоден. У турок нет ни экономических, ни политических рычагов влиять на страны региона, так как Узбекистан и Казахстан в любом случае экономически сильнее. Туркменистан был и есть сам по себе. Таджикистан – персоязычная страна. Остается только Кыргызстан. Вдобавок ко всему турки сами завязли в Курдистане, у них пока нет сил и возможностей как-то активничать. Да и в Кыргызстане их позиции ослабли. Особенно после попытки государственного переворота в Турции и попытки повлиять на Бишкек с тем, чтобы закрыть школы и вузы, основанные Гюленом в КР. Бишкеку это очень не понравилось. Анкаре остается только действовать через организацию «Тюрксой». Или подключиться к американскому проекту «Большая Центральная Азия».

Но здесь также нужно учитывать и противостояние американцев и китайцев. В Вашингтоне очень обеспокоены тем, насколько активно китайцы свой проект «Один пояс – один путь» продвигают к регионам, где у США большие интересы, где нефть, где их военные базы. Тут стоит вспомнить порт Гвадар, военную базу в Джибути, военный переворот на Мальдивах.

Соответственно, Москва может каким-то образом воспользоваться борьбой между Пекином и Вашингтоном в свою пользу, торпедировать китайский и американский проекты. Можно воспользоваться попыткой американцев пристегнуть страны Центральной Азии к Афганистану, что не может понравиться «пятерке». Китайцы же сами по себе раздражают США, их экономическая экспансия пугает. Россия, если не сможет стать первой и главной в регионе, то предпочтет не пускать американцев и поддерживать китайцев. Российская «мягкая сила» пока не работает, а Москве нужен прорыв.

Беседовал Эгамберды Кабулов

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4091
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика