Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 08.07.2020 |

Казахстан и мировой рынок нефти

Доля Казахстана в структуре мировых запасов нефти составляет около 1,8%. Среди стран СНГ он является вторым после России производителем черного золота. И если добыча нефти, включая газовый конденсат, в РФ в прошедшем году снизилась на 0,1% (до 546,8 млн тонн), то в РК она на 10,5% превысила уровень 2016 года (78 млн тонн). При этом экспортировано около 70 млн тонн и 14,2 млн тонн переработано на отечественных НПЗ. 

В прошлом году Казахстан, присоединившись к соглашению ОПЕК+ по сокращению добычи, обещал снизить производство нефти на 20  тыс. барр/сутки от показателя в 1,7 млн барр/сутки. Однако страна не только нарастила добычу, но даже обогнала Ирак – до этого крупнейшего нарушителя квот в рамках межгосударственного соглашения.

Уровень добычи в стране по итогам 2017 года достиг 86,2 млн тонн. Так, в ноябре и декабре прошлого года в республике добывалось нефти на 130 тыс барр/сутки больше, чем предусмотрено соглашением ОПЕК+. В Министерстве энергетики объяснили это сложностями, связанными с контрактными обязательствами страны перед иностранными инвесторами, работающими на нефтегазовых проектах по соглашениям о разделе продукции (СРП). В частности, растущим производством на месторождениях Кашаган и Тенгиз.

Практически 90% запасов нефти (категории А+В+С1 и С2) распределено между 12 крупнейшими недропользователями. Наибольшими запасами располагают «Норт Каспиан Оперейтинг Компани» (45%) и «Тенгизшевройл» (24%). На национальную компа­нию «КазМунайГаз» приходится около 20%. Еще около 10% – на долю компаний, разрабатывающих средние и мелкие объекты, оставшийся 1% месторождений находится в общем фонде и свободен от недропользования. 

В текущем году планируется нарастить добычу до 87 млн тонн, что составит около 1,81 млн барр/день против 1,74 млн барр/день, согласно квотам ОПЕК+. Рост добычи уже вызывал ряд вопросов к Казахстану касательно исполнения им обязательств в рамках соглашения. Однако, поскольку Кашаган позволяет увеличить объем добычи нефти еще на 1 млн барр./сутки, то к июлю Астана (воспользовавшись тем, что на прошедшем 30 ноября саммите ОПЕК участники соглашения оставили за собой право пересмотреть условия сделки) может поднять вопрос или об увеличении квот по добыче нефти в рамках соглашения, или о выходе из него.

Отметим, что объемы прироста казахстанской добычи слишком малы для влияния на мировой рынок, и, вероятно, страны-участницы ОПЕК+ с пониманием отнесутся к экономической ситуации в РК. Тем не менее, наращивая добычу, Казахстан, вкупе со сланцевиками США, сбивает нефтяные котировки и пилит сук, на котором сидит его экономика. 

Падение нефтяных (с $98 в 2014 г. до $44 в 2016 г.) котировок и объемов добычи уже приводили к резкому (с 4,1% в 2014 г. до 1% в 2016 г.) замедлению экономического роста республики, возникновению фискальных дисбалансов. Объем активов Национального фонда в начале 2015 года, достигавший 73,2 млрд долларов, к настоящему времени сжался на 22%. И это понятно. Как отмечается в отчетах Нацбанка, «основная часть экспортных доходов Казахстана формируется доходами от экспорта нефти и газового конденсата».

Несмотря на то, что в стране принималось множество государственных программ развития (вторая пятилетка индустриализации, масштабный план «Нурлы Жол», пять институциональных реформ, третья модернизация и т.д.), на деле развиваются только добывающий сектор и связанные с ним отрасли обрабатывающей промышленности. Нет никаких признаков того, что этот дисбаланс устраняется. Намечаемая властями «цифровизация» экономики, по-видимому, окажется столь же декларативной, как предыдущая «кластеризация».

Рост добычи на Кашаганском месторождении, увеличивая сырьевую зависимость Казахстана и усиливая уязвимость его экономики от ценовых шоков на мировых рынках сырья, актуализирует внешние риски.

Безусловно, успешность соглашения ОПЕК+ зависит от согласованности действий и дисциплинированности всех его участников. Вместе с тем важным фактором продолжает оставаться снижение издержек на добычу сланцевой нефти. Так, американские сланцевые компании добились серьезного прогресса в снижении себестоимости добычи: до 40-50 долларов за баррель по основным сланцевым формациям. При этом средний срок бурения скважины сократился с 4-5 месяцев до двух недель. Статистика американской нефтесервисной компании Baker Hughes (BHGE), показывая рост числа нефтяных буровых установок в США, тянет нефтяные цены вниз.

Международное энергетическое агентство (МЭА) полагает, что прирост объемов добычи в США может оказаться сопоставимым с увеличением мирового спроса: с ноября по январь добыча нефти там уже выросла на 846 тыс. барр/сутки. В своем февральском отчете МЭА отмечает, что «в 2018 году быстрорастущая добыча нефти в странах не-ОПЕК, возглавляемая США, вероятно, будет расти быстрее спроса».

Эксперты расходятся в прогнозах на 2018 год, обозначая диапазон цен на нефть от 50 до 70 долларов за баррель. Так, международное агентство Moody's рейтингует компании нефтегазового сектора, исходя из цены на нефть в 40-60 долларов за баррель в 2018-2019 году. В Standard & Poor's Global Ratings ожидают, что в текущем году баррель марки Brent в среднем будет стоить 60 долларов. Министр энергетики России Александр Новак считает среднюю цену на нефть около $60 за баррель в 2018 году хорошим прогнозом. Об этом он заявил на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Аналитиками агентства Bloomberg приводится пять факторов, которые могут влиять на нефтяные котировки в текущем году.

Первый рост поставок сланцевой нефти из США, что может привести к еще большей разницы цен между двумя марками нефти. Так, стоимость нефти марки Brent в январе превышала $71, а техасской марки WTI – $66. Это самая большая разница за последние два года.

Второй фактор связан с деятельностью ОПЕК, которая сдерживает добычу нефти и пытается привести рынок в состояние баланса.

Третий фактор основан на геополитических процессах. Bloomberg отмечает: «В связи с геополитическими рисками, с которыми могут столкнуться крупные игроки на рынке, фонды были заняты покупкой опционов в надежде выиграть от резкого скачка цен на нефть. Опционы на декабрь 2018 года по $100 за баррель остаются самыми популярными контрактами для Brent».

Четвертый – волатильность. ОПЕК четко обозначила свои планы на 2018 год, поэтому волатильность цен ожидается минимальной.

Пятый – спекулянты. Заявлено рекордное количество ставок на повышение Brent и WTI (более 0,9 млн). Таких контрактов гораздо больше рассчитанных на понижение, поэтому существует вероятность, что в текущем году может произойти обвал, вызванный действиями спекулянтов.

Вместе с тем у игроков мирового энергетического рынка возникает соблазн использовать различные формы давления для изменения баланса отношений между поставщиками и потребителями энергоресурсов на уже сложившихся рынках. Яркий пример такого развития событий – введение США и Европейским союзом антироссийских санкций, в том числе и в отношении технологий, необходимых для развития топливно-энергетического комплекса России.

Сюда же можно отнести и арест в The Bank of New York Mellon находящихся у него на кастодиальном хранении средств Национального фонда Казахстана, и «заморозку» акций Казахстана в 33 государственных шведских компаниях.

___________________

Фото http://www.m-astana.kz/article/view?id=2724

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4080
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика