Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 15.07.2020 |

Вопреки прогнозам Института Гайдара курс на импортозамещение будет продолжен

В своем февральском «Мониторинге экономической ситуации в России» Институт Гайдара опросил руководителей импортозависимых промышленных предприятий и пришел к выводу, что импортозамещение сбавляет обороты. Исследование показывает: после II кв. 2015 года, когда процесс замены импортных товаров отечественными аналогами достиг своего пика, его интенсивность постепенно пошла на спад. Все это так, но чтобы оценить результат процесса, нужно вспомнить, какие задачи изначально ставили его инициаторы.

Процесс продолжается

На самом деле опрос Института Гайдара показывает, что те предприятия, которые могли быстро и безболезненно перейти на отечественные аналоги иностранной продукции, сделали это еще в 2015 году. После чего круг исследуемых импортозависимых предприятий сузился, и интенсивность замещения спала. Но сам процесс отказа от иностранной продукции в пользу отечественной продолжается. Если в период со II кв. 2014 года по II кв. 2015-го от импортных машин и оборудования отказалось 30% предприятий, а от сырья и материалов – 22%, то к IV кв. 2017-го эти показатели упали до 7% и 8% соответственно. Т.е. ряды импортозависимых компаний продолжают таять.

Основная масса (69%) руководителей предприятий обосновывают покупку иностранной продукции полным отсутствием альтернативных товаров российского производства, еще 37% – низким качеством отечественных аналогов. Примечательно, что среди импортозависимых компаний становится все меньше тех, кто ссылается на «недостаточную поддержку властями выпуска отечественного оборудования и сырья» и «завышенные цены» на них. Это значит, что бизнес чувствует помощь государства в вопросе импортозамещения, а стоимость отечественных материалов опускается до приемлемого уровня. С другой стороны, выросла доля тех, кого устраивает стоимость импортной продукции, что можно объяснить борьбой иностранных поставщиков за ускользающий российский рынок.

Изначальная задача была другой

Перейти на натуральное хозяйство в рамках одного государства никто и не стремился, программа ухода от импортозависимости изначально имеет совсем иной смысл. «Никто не ставит задачу тотального замещения всего импорта – это невозможно, это обратная крайность», – заявил председатель российского правительства Дмитрий Медведев 3 апреля 2015 года на совещании об обеспечении реализации отраслевых программ импортозамещения. Но при этом он заметил, что ситуация в некоторых областях российской промышленности крайне тяжёлая. «Доля импорта в станкостроении оценивается приблизительно в 90%, в тяжёлом машиностроении – порядка 70%, в нефтегазовом оборудовании – 60%, в энергетическом оборудовании – около 50%, в сельхозмашиностроении в зависимости от категории продукции – от 50 до 90%. В гражданском самолётостроении импорт составляет более 80%», – уточнил тогда премьер.

Фактически цель импортозамещения – застраховать эти стратегически важные отрасли от враждебного воздействия извне и заранее подготовиться к тому моменту, когда зарубежные «партнеры» решат окончательно «перекрыть кислород» российской экономике. Еще 4 декабря 2014 года Владимир Путин в своем послании Федеральному собранию поставил задачу снять «критическую зависимость» от зарубежных технологий и промышленной продукции в станкостроении и приборостроении, энергетическом машиностроении, а также производстве оборудования для освоения месторождений арктического шельфа.

Сегодня, когда различные торговые и технологические ограничения против России только усиливаются, можно констатировать, что задача обезопасить себя от рукотворных внешних шоков оправдала себя и остается актуальной. Последним «уколом» для РФ стал отказ корпорации Oracle продавать услуги и технологии «в поддержку глубоководной и арктической шельфовой разведки, добычи или сланцевых проектов, имеющих потенциал нефтедобычи, если в них вовлечено лицо, попадающее под действие американской директивы № 4». В списке присутствуют «Газпром», «Роснефть», «Лукойл» и «Сургутнефтегаз», а также структуры, в капитале которых их доля собственности составляет более 33%. К счастью, многие отечественные компании заранее успели подготовиться к такому развитию ситуации.

На середину февраля «Газпром» вышел на закупку 95% всей материально-технической продукции у российских производителей, для чего потребовалась целая инвестиционная кампания. Ее результатом, например, стал запуск нового производства по выпуску оборудования для эксплуатации магистрального газопровода «Сила Сибири» на Томском электромеханическом заводе. Благодаря программе научно-технического сотрудничества «Газпрома» с ведущими российскими производителями труб, стартовавшей в декабре 2014 года, удалось выйти на 100%-ное импортозамещение по трубам. «Да, есть еще вот эти 5%, иногда мы их называем “критический импорт”. Но в самое ближайшее время мы этот вопрос тоже решим», – подчеркнул глава «Газпрома» Алексей Миллер. Главное, что теперь работа госмонополии не зависит от доброй воли иностранных компаний.

Хороших результатов достигла и «Транснефть». Сегодня доля отечественной продукции в ее закупках составляет 93%. Одним из плодов импортозамещения стал запуск 25 апреля 2016 года российско-итальянского производства нефтяных насосов в Челябинске. «Завод вышел на проектные отметки, 240 насосов уже изготовлено, то есть мы закрыли полностью потребности трубопроводной отрасли, и сейчас интерес к этой продукции проявляют наши соседи – нефтепроводные компании ближнего зарубежья», – доложил директор «Транснефти» Николай Токарев на встрече с главой правительства. Следующий шаг – завершение строительства завода по производству электрических двигателей, где в мае начнутся пуско-наладочные работы.

Влияние санкций сейчас находится вне системы

Такие процессы происходят во всех стратегических отраслях. «Мы на сегодняшний день уже запустили производство и поставку, в том числе на экспорт, конкурентоспособной продукции по 350 проектам, и в течение двух лет мы завершим еще 780 проектов, которые были включены в план импортозамещения», – доложил президенту 19 января глава Минпромторга Денис Мантуров.

Подтягивается «оборонка». К началу этого года основное оборудование кораблей Военно-морского флота РФ полностью переведено на отечественные образцы. Решается вопрос замены украинских авиационных двигателей и запчастей для ракет.

Но есть и проблемы. В первую очередь это значительная зависимость российского ОПК от иностранных микросхем. «В основном это касается микросхем и компонентов сверхвысоких частот, высокоскоростных аналого-цифровых преобразователей и быстродействующих сверхбольших интегральных схем», – объясняет начальник научно-исследовательского сектора одного из санкт-петербургских оборонных предприятий.

В аграрной отрасли «по очень важным направлениям мы достигли порога доктрины продовольственной безопасности и даже превзошли», – заявил Д. Медведев на полях инвестиционного форума «Сочи-2018», отметив, что еще несколько лет назад 80% продуктов на столе россиян были импортными. «Стоит задача полностью решить эту продовольственную проблему по всем видам животноводческой продукции… Как только мы это сможем сделать, мы, по сути, будем кормить себя абсолютно сами», – отметил премьер.

Впервые за последние 25 лет в России на базе предприятия АО «Биохимик» в Мордовии запускается производство антибиотиков полного цикла исключительно из отечественных компонентов. «Импортозамещение в такой стратегической сфере, как производство лекарственных препаратов, – одно из важнейших направлений в работе правительства. На сегодняшний день 84% лекарственных средств из перечня жизненно необходимых производятся в нашей стране», – заявила министр здравоохранения Вероника Скворцова.

Конечно, полностью обезопасить страну от внешнего воздействия не удалось. Слишком медленно, по словам главы Минсельхоза Александра Ткачева, по пути импортозамещения движется молочная отрасль. Часто для открытия производства в РФ приходится импортировать технологии, материалы и даже приглашать специалистов из-за рубежа. Не снят вопрос высокой доли импортных комплектующих в новой российской продукции. Несмотря на запрет использовать в госучреждениях иностранное программное обеспечение, многие «по старинке» продолжают им пользоваться, и т.д.

Главное, однако, в том, что политика импортозамещения как вывода из-под внешнего удара стратегически важных отраслей уже принесла свои плоды. «Введенные санкции оказывали влияние в течение какого-то времени, это влияние сейчас находится вне системы», – отметил заместитель директора Европейского департамента МВФ Йог Декресси. И есть все основания полагать, что пока ситуация в мировой политике не стабилизируется, курс на импортозамещение будет продолжен.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2595
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика