Сегодня: 23.10.2018 |

Россия & Америка на одной планете

Российско-американские отношения переживают не лучшие времена. Но, так или иначе, двум ядерным державам придётся выходить из политического тупика, поскольку сторонам другого не дано. Своим видением внешней политики России и США поделился профессор НИУ «Высшая школа экономики», эксперт-политолог Дмитрий Евстафьев.

– К определению, что Россия и Америка находятся в состоянии холодной войны, в обществе привыкли. При этом ни одна из них сойти с планеты не собирается, а межгосударственный диалог двух ядерных держав практически полностью свернут.

 – В холодной войне было два важнейших компонента: наличие идеологического фактора и относительная «выделенность» советского блока из глобальной экономики. Пока экономически Россия остается частью современной глобальной экономики, ни о какой холодной войне говорить не приходится. Путать пропагандистский накал с идеологическим противостоянием тоже не стоит.

Острота момента в другом: в основе той версии глобализации и взаимозависимости, которую США «продавали» миру, лежала монополия США на силовой арбитраж, т.е. применение силы в экономических и политических целях. Теперь Америка эту монополию теряет. Параллельно началась борьба за американское технологическое наследство. Посмотрите, как агрессивно действует Китай в покупке американских активов.

Для Америки «ставки» в конфронтации с Россией исключительно высоки. Если Вашингтон не добьется решительной победы, подчеркну, именно решительной победы, а не «победы по очкам» с примирением, при котором Россия не будет политически разгромлена, как в 1991 г., США ждут большие проблемы. Они находятся в ситуации «игры с нулевой суммой», а Россия – нет. У России куда большая гибкость и пространство компромиссов.

 – Какие ресурсы у Кремля и Белого дома для размораживания отношений?

  Прежде всего, наличие региональных конфликтов, напрямую не затрагивающих интересы безопасности соперников, но несущих риск прямого силового, не обязательно военного, столкновения. В них возможен размен «позиций». Это – Ирак, Ливия. Сюда же добавим процессы в Венесуэле. Второй слой – это ситуации, в которых задействованы серьезные интересы как минимум одной из сторон. Это Сирия, Украина, Афганистан, силовое продвижение НАТО на Восток.

Эти два слоя дают возможность хоть завтра начать дипломатико-экспертный, а затем и политический диалог между Россией и США, который на определенном этапе может привести и к «большой сделке». Хотя тут я скептик. Но диалог между ними более чем возможен на основе прозрачных позиций Москвы – отказа США от антироссийской дестабилизации постсоветского пространства, признания Крыма российским де-факто, признания легитимности российского присутствия в Сирии и влияния в Ираке, кооперативного и прозрачного поведения в Афганистане.

Все остальное – предмет дискуссии, торгов, компромиссов. Для США принятие этих российских базовых позиций – далеко не катастрофа, хотя и болезненно. И России тут важно не переборщить с пропагандой, демонстрацией того, как «мы американцев сделали». Результат важнее хайпа. Есть только одна большая проблема, которая в обозримой перспективе не даст США согласиться с таким форматом диалога.

 – Какого рода проблема?

В США пока не убедились твердо, что с нами надо договариваться. Россия попала в очень опасный промежуточный статус: мы доказали, что мы – угроза для интересов и влияния США и что на нас стоит обращать внимание. Чего еще не так давно не было. И это – плюс. Мы почти доказали, что готовы применить ядерное оружие в ответ на попытку первого обезоруживающего удара. Почти обезоруживающего удара, но не совсем. И это «окно неопределенности» нужно срочно закрывать.

Но мы не доказали, что Россия достаточно устойчива, чтобы начать с ней торговаться. США считают, что «еще чуть-чуть» и Вашингтон получит «все» без необходимости делать уступки.

 – «Правильная» политика России в ситуации с Америкой что подразумевает, с вашей точки зрения?

– А что для нас первично как цель отношений с США: политическое противостояние или обеспечение благоприятных условий для развития России? Конечно, в мировой политике случаются ситуации, когда приходится «стоять за честь». Но явно не сейчас… Сейчас у РФ нет в отношении США целей, которые бы потребовали резкого обострения отношений и вывода ситуации на уровень прямой военной конфронтации. Зачем же самим форсировать обострение отношений с ними?

Россия в отношениях с США должна следовать стратегии трех «треков».

Первый: восстановление ситуации взаимного сдерживания с использованием ядерных и неядерных средств, исключая малейшую вероятность рационального рассмотрения вопроса о первом обезоруживающем ударе со стороны США.

Второй: поступательная, но не форсированная консолидация элиты и депортация из нее политически проблемных и неустойчивых элементов. Посмотрите: США сейчас избегают действий, приводящих к консолидации российского общества. «Широкие» санкции заменены на точечное воздействие на конкретные персоналии.

Третий: демонстрация возможностей для политического диалога и экономического взаимодействия. Кто хочет – должен иметь возможность с нами взаимодействовать экономически и разговаривать политически. Остальное – вопрос технологий.

 Непредсказуемая политика Америки подчёркивает державность и самодостаточность страны, позиционирует её такой, какая она есть. Кто в ней главнее?

  Современная американская политика, и внутренняя, и внешняя, носит откровенно бюрократический характер, как и положено в бонопартистском режиме. Во внешней политике явно доминируют та часть госдеповской бюрократии, которая была сформирована под внешнюю политику Обамы, и бюрократия Пентагона. Отсюда: негибкость политики, которая является следствием бюрократической инерции, и бюрократическая сегментация пространства.

Президент Трамп не контролирует американскую бюрократию, включая госдеповскую и пентагоновскую. И она явно приобретает некоторую – не абсолютную, естественно, - автономность от политической власти. Трамп и его окружение, даже генералы, могут не сразу и понять, куда их «затащили». Итог: президент Америки более чем за год не смог вылезти ни из одного из конфликтов, где существует вероятность столкновения с Россией. А в Сирии он увяз больше Обамы, причем увяз совсем глупо.

Посмотрите: США своими руками выводят себя за рамки политического процесса, процесса урегулирования в Сирии, в среднесрочной перспективе – и в Ираке, ссорясь последовательно со всеми союзниками. Что это? Похоже, что отдельные направления политики просто приватизированы различными аппаратными кланами, подключенными к различным финансовым потокам: кто – к «гуманитарке», кто – к поставкам вооружения. Еще более путано складывается и ситуация вокруг Саудовской Аравии.

Получается, что для Трампа внешняя политика второстепенна?

– Трамп готов пожертвовать всем ради достижения внутриэкономических целей, которые он заявлял при избрании. Что, собственно, и происходит. Ради продвижения своей внутриполитической повестки, под которую ему нужна была широкая политическая поддержка, в том числе и Демпартии, он пожертвовал всеми обещаниями по нормализации отношений с Россией.

Единственной принципиальной внешнеполитической ситуацией для Трампа является вопрос о КНДР. Там он по неопытности и в силу желания все сделать «нахрапом» слишком засветился. А в остальном… Посмотрите: даже в ситуации с Китаем все больше доминируют внутренние приоритеты.

Утверждают даже, что в рамках некоего компромисса – «внутренняя политика в обмен на внешнюю» – Трамп отдал контроль над политикой в отношении России «клинтонистам». А значит, на «американское направление» надо срочно выдвигать остающихся в политике представителей окружения Б. Ельцина. Не уверен, но то, что американская внешнеполитическая бюрократия заражена не просто клинтонианством, но «клинтоновским реваншизмом», желанием доказать свою правоту любой ценой – факт. И это для России большой вызов.

США и ЕС не анонсируют намерения ставить точку в антироссийских санкциях. При этом Запад в ответ не имеет проблем со стороны членов Евразийского экономического союза и ОДКБ, которые бы демонстрировали поддержку Москвы. Какие меры может предпринять Россия в вопросах обеспечения экономической безопасности, раз уж санкции «вошли в привычку» наших партнёров?

 Сейчас не может быть только экономической или военной безопасности. За удачными дипломатическими действиями всегда стоит практическая база – экономическая, политическая, культурная. До начала операции в Сирии практические действия, которые бы значимо усиливали мировые позиции России, мы вспомним с большим трудом. Вспоминается только «Проект Сабетта» (по обеспечению достойного места России на мировом рынке СПГ. – Ред.), что дало нашим экспортным возможностям новое качество.

У элит Евразии предельно циничное к России отношение. И ситуацию в России они чувствуют куда лучше, чем в Вашингтоне или Берлине. Понятно, что в такой ситуации наши союзники по ЕАЭС и ОДКБ «объявили нейтралитет». Наших соседей пропагандой не проймешь. Ну и где наши предложения по перспективному развитию ЕАЭС? Ну вот и я не знаю. А со стороны США постоянно делаются намеки, предложения, посулы… Но там есть и понятные финансовые ресурсы.

Сейчас США небезуспешно имитируют рост интереса к Центральной Азии, прежде всего к Казахстану. Хотя понятно, что ресурсов, чтобы там что-то сконструировать, у них нет. Они просто создают переговорную позицию, например, для «размена» на Иран. Вполне правильная тактика. Но в рамках стратегии «после нас, хоть опять Обама».

Нейтралитет наших соседей – это не так уж и плохо. В Евразии уже догадываются, что США не всемогущи. Это  шаг вперед.

 – Трамповский лозунг «Америка превыше всего» имеет эффект ветряной мельницы для сознания американских политиков. В чем задача российской внешней политики в современной ситуации?

 – Вообще, ситуацию в США можно назвать полноценным институциональным кризисом. Но в ближайшие два-три года мы не должны допускать повышения агрессивности с их стороны. И учесть, что если и есть кто-то на Западе, с кем стоит договариваться на длительную перспективу, то это США.

Суть происходящих сейчас событий проста – идет жестокая борьба за место каждой конкретной страны в новой глобальной институциональности. США существующие международные институты если не обваливают, то выхолащивают. Они начинают подбираться к ВТО, куда нас не так давно заталкивали. Но сегодняшнее влияние России базируется на месте, унаследованном от СССР. И это наследство перестает быть актуальным. Нужно прорываться на новый уровень. Ключевая задача внешней политики сейчас – формирование и продвижение стратегических идей, образа России в глобальном мире.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
7776
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика