Сегодня: 28.05.2018 |

«Латинизация» в Казахстане: Alea jacta est! (I)

Ветры «латинизации» в течение года методично нагоняют волны в информационное пространство Казахстана. Но если первые шаги по переводу государственного языка на латинскую графику вызывали шквал противоречивых эмоций, то теперь, когда необратимость процесса уже подтверждается рядом законодательных актов, накал страстей постепенно затухает. Либо общая усталость модернизирующегося сознания казахстанцев тому причина, либо понимание факта: в ситуации, которая складывается в языковой сфере республики, каждый в итоге сам будет решать, отдаться ли ему на волю волн или же технично отгребать к другим берегам…

De nihilo nihil. Dictum – factum

Инициатива перехода казахского языка с кириллической на латинскую графику – один из принципиальных моментов осуществляемого в Казахстане национального проекта по «модернизации общественного сознания».

Тема эта возникла не в одночасье. Фактически с момента обретения Казахстаном независимости она зрела в идеологических умах и продвигалась в массовое сознание с той или иной степенью интенсивности до тех пор, пока не обрела очертаний «исторического императива»: без перехода казахского языка на латиницу, обеспечивающего эффективную интеграцию в мировое культурное пространство, ресурс успешного развития республики исчерпан!

Первый мощный общественный резонанс идея получила в октябре 2006 после выступления Нурсултана Назарбаева на XII сессии Ассамблеи народов Казахстана, в котором президент страны призвал всерьез заняться «отложенной» проблемой, мотивируя необходимость перехода казахского алфавита на латиницу тем, что «латинская графика доминирует сегодня в коммуникационном пространстве. И не случайно многие страны, в том числе и постсоветские, перешли на латиницу».

Рефлексия исполнителей не заставила ждать: уже в июле 2007 года министерством образования и науки республики президенту была представлена аналитическая записка «О переводе казахской письменности на латинскую графику» с цитированием зарубежного опыта, обоснованием стоимости проекта и аргументами в пользу необходимости такого шага для формирования национальной идентичности казахов взамен «колониальной» советской идентичности.

Но, как отмечает в своей статье «Латиница в Казахстане: история и перспективы» Руслан Бахтигареев, в то время у президентской инициативы обнаружилось немало противников, утверждавших, что она приведет к обнищанию фонетической специфики казахского языка, поскольку латинский алфавит менее приспособлен к нему, нежели кириллица. В частности, он содержит в себе почти наполовину меньше необходимых букв.

Опыт перевода на латинскую основу тюркских языков в СССР был, но в начале 1940-х годов его признали неудачным. Номер газеты «Социалистический Казахстан» 1937 г., посвященный Конституции Казахской ССР

Помимо лингвистических аспектов, автор отметил и иные факторы сдерживания процесса «латинизации». В частности, то, что далеко не все граждане страны выражают оптимизм в отношении этого шага, а среди сторонников перехода нет четкого понимания, какой именно алфавит использовать. Немало вопросов вызывала и «цена вопроса».

Тем не менее в 2017 году тема обрела второе дыхание с перспективами практической реализации. Случайно или закономерно это совпало с возвращением из «московской ссылки» политического тяжеловеса Марата Тажина, за которым в иерархии казахстанского политического истеблишмента закрепилась устойчивая репутация «идеологического гуру».

В январе минувшего года М. Тажин был срочно отозван с поста чрезвычайного и полномочного посла в Российской Федерации и указом главы Казахстана назначен первым заместителем руководителя администрации президента. Произошло это при весьма деликатных обстоятельствах: с расширением «статуса» он сменил на этом посту Баглана Майлыбаева, на тот момент задержанного Комитетом национальной безопасности РК по подозрению в совершении преступления, предусмотренного частью 1.3 статьи 185 Уголовного кодекса РК «Незаконное собирание, распространение, разглашение государственных секретов».

И уже к апрелю того же года пассионарность главного идеолога страны вылилась в концептуальный интеллектуальный продукт – программную статью Елбасы («лидер нации» – статус, официально закрепленный за первым президентом РК Нурсултаном Назарбаевым. – Ред.) «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру» («Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Ред.).

В ней Н. Назарбаев отмечал: «В декабре 2012 года в своем ежегодном послании народу Казахстана «Казахстан-2050» я сказал: «Нам необходимо с 2025 года приступить к переводу нашего алфавита на латиницу». Это означает, что с этого времени мы должны во всех сферах начать переход на латинский алфавит. То есть к 2025 году делопроизводство, периодические издания, учебники и все остальное мы начинаем издавать на латинице. А сейчас приступим к подготовке начала перехода на латинский алфавит. Переход на латиницу также имеет свою глубокую историческую логику. Это и особенности современной технологической среды, и особенности коммуникаций в современном мире, и особенности научно-образовательного процесса в XXI веке. Поэтому 2025 год не за горами, и правительству нужно иметь четкий график перехода казахского языка на латиницу. В наших школах все дети изучают английский язык. Это – латиница. То есть для молодежи не будет проблем. Полагаю, что до конца 2017 года необходимо с помощью ученых и широкой общественности принять единый стандартный вариант казахского алфавита в новой графике. С 2018 года начать подготовку кадров для преподавания нового алфавита и подготовку учебников для средней школы».

Сказано – сделано: 26 октября 2017 года президент Казахстана подписал указ о поэтапном переводе казахского алфавита на латинскую графику, который планируется завершить в 2025 году.

Caecus non judicat de colore

После выхода в свет октябрьского указа в Казахстане, как водится, стартовала кампания по реализации поручений президента с одновременным массированным разъяснением населению исторической значимости лингвистической революции. На этом этапе высветилось немало курьезных фактов, свидетельствующих о низкой проработке идеологического обоснования и мотивации проекта.

Первое яркое подтверждение тому – активно тиражируемая, но крайне неудачно сформулированная концептуальная сентенция – «латиница будет касаться прежде всего казахского языка». С позиций логики здравомыслящего человека она допускает предположение о том, что не «прежде всего» латинизация может «коснуться» и русского языка, что есть абсурд.

Второй курьезный момент – странный выбор спикеров-сподвижников процесса. В этом амплуа, что есть одна из политических традиций Казахстана, на амбразуру первыми легли депутаты парламента, призванные вещать от имени народа, что, собственно, они и сделали, добросовестно исполнив свой долг.

«Латиница – это базовый элемент культурной открытости Казахстана всему миру. Как изучающий казахский язык, испробовав множество методик и десятки пособий, я с особым вниманием ознакомился с вариантом алфавита, представленным на парламентских слушаниях, и могу с уверенностью сказать, что новая графика ближе фонетическому строю казахского языка, именно поэтому она должна способствовать изучению и распространению государственного языка. Я полностью поддерживаю предлагаемый вариант латиницы и призываю всех граждан Казахстана поддержать этот исторический для нашей нации шаг», – убедительно констатировал депутат Мажилиса (нижняя палата парламента РК) Юрий Тимощенко – врач-психиатр-нарколог по первой специальности и практике деятельности, по второй – специалист в сфере бизнеса и управления, член комитета Мажилиса по международным делам, обороне и безопасности.

Не менее «убедительным» в аргументации необходимости «разумного выбора в сторону глобального развития страны» был и коллега (во всех смыслах) Ю. Тимощенко – врач-педиатр и фармацевт-провизор по исходным специализациям, а также магистр исполнительного делового администрирования Иван Клименко. «Язык – это живая система, и она имеет конкретный прагматичный смысл, то есть язык, и алфавит в том числе, должен помогать интегрироваться в мировое сообщество. Это общепринятая мировая практика. Наш президент всегда очень разумно и пошагово внедряет все реформы», – озвучил свою позицию депутат Мажилиса.

Еще более концептуально увидел тему член комитета Мажилиса по вопросам экологии и недропользования Леонид Питаленко – выпускник Витебского государственного педагогического института им. С.М. Кирова, специальность по диплому «учитель химии и биологии». В прошлом – директор ГККП «Станция юных натуралистов». По его мнению, модернизация казахского языка и переход на латиницу – это не просто «необходимое условие выживания и развития языка», но и фактор, который «сыграет позитивную роль в процессе укрепления независимости РК и формирования самостоятельной национальной идентичности казахстанцев».

Вершиной творчества в цитатнике мудрых депутатских мыслей, как и положено по рангу, могут служить слова генерал-лейтенанта Владимира Божко, по первому образованию специалиста в сфере электрификации и автоматизации горных работ, в прошлом – заместителя председателя КНБ РК и МВД РК, министра по чрезвычайным ситуациям. Его комментарий заслуживает быть приведенным без исправлений: «Во-первых, мы в обязательном порядке, вся наша молодежь учит три языка. То есть здесь какие-то рассуждения о том, что мы оторвемся от мощного пласта российской культуры, российских знаний и экономики, якобы утратив знание кириллицы, они абсолютно необоснованно. (…) Президент эти шаги тактично, по-великому, привел наше общество к тому, что трехязычие. Сейчас среди молодежи стремление освоить английский язык, который является одним из условий успеха реализации своих интеллектуальных способностей. Латиница ведь только подтолкнет – легче будет осваивать казахский язык. Поскольку к английскому все тянутся, а тут на латинице будет (казахский) язык, который мы сейчас все в обязательном порядке учим. То есть это дополнительный плюс, который скажется на других этносах».

Насколько убедительны приведенные аргументы из уст людей, которые собственных знаний казахского языка публично не свидетельствовали ни разу, читатель волен определяться сам. Но с позиций минимальной причастности к лингвистическим наукам недоумение вызывает посыл о якобы более простой и комфортной «интеграции в мировое сообщество» казахстанцев при условии перевода письменности казахского языка на латиницу. Ведь от того, что разные языки воплощаются в похожих символах, они не перестают быть разными. И освоение латинского алфавита казахского языка не означает автоматического овладения английским, французским, немецким, турецким и прочими языками. Разве это не очевидно? Видимо, не всем…

Но и этим курьезы не исчерпываются. Гвоздем программы театра абсурда под названием «Латинизация всей страны» можно считать назначение ответственным за процесс Ердена Кажибека – директора Института языкознания им. А. Байтурсынова. Нынче на всех площадках общественного обсуждения/одобрения идеи «латинизации» доктора филологических наук, востоковеда Е. Кажибека представляют как «огромного профессионала, известного специалиста по языкам тюркской группы», умалчивая о любопытном факте его биографии: восемь лет назад, будучи председателем комитета по языкам Министерства культуры и информации, «известный специалист» был объявлен в розыск за хищение государственных средств в объеме 3,5 млрд. тенге.

По официальным сообщением от 2009 года, он выехал в Турцию, когда ему были готовы предъявить обвинение. Позже иной информации о ходе расследования дела беглого чиновника в информационном поле не появлялось. Но в 2017 году он благополучно «всплыл» из глубин забвения в новом качестве и обрел полномочия руководить процессом перевода казахского языка на латинскую графику.

Воистину: abusus non tollit usum!

Post scriptum. Уважаемые читатели! Вы, конечно, обратили внимание на то, что в оформлении глав использованы крылатые выражения классической латыни. Полагаю, тем из вас, кто уже освоил латинский алфавит казахского языка, не составит труда понять и суть подзаголовков, подтвердив тем самым простоту процесса «приобщения» к мировому информационному пространству и культурному наследию.

(Окончание следует)

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2711
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика