Сегодня: 15.12.2018 |

Сооронбай Жээнбеков: «Если нарушается закон, я не имею права просто смотреть»

В начале февраля на заседании Совета безопасности президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков фактически объявил войну коррупции. Предложенные им меры, да и сама инициатива в обществе и политических кругах были восприняты неоднозначно. Что это: кампанейщина? Реальная борьба?

Прошло почти пять месяцев, как С. Жээнбеков занял пост президента Киргизии. Обычно такой срок вполне достаточен, чтобы начать какие-то перемены и даже довести некоторые из них до логического конца. Однако почти ничего не сделано, даже кадровые перестановки -обычное явление при смене власти - были единичными и немассовыми. Причиной тому, как полагают эксперты, – зависимость С. Жээнбекова от бывшего президента Алмазбека Атамбаева и правящей Социал-демократической партии Кыргызстана (СДПК), которые, собственно, и привели его к власти. Но, не исключено, что глава государства постепенно освобождается от этой зависимости.

На февральском заседании Совбеза С. Жээнбеков довольно подробно изложил свое видение борьбы с коррупцией, при этом слова его были резкими и не понравились многим, кто сейчас находится у власти. А это в большинстве своем - кадры, расставленные бывшим президентом. Особенно досталось тем, кто по долгу службы должен бороться с коррупцией, но особой энергии не проявляет.

«Результаты борьбы с коррупцией будут видны тогда, когда правоохранительные органы будут стыдиться незаконно нажитых богатств», – сказал президент. А о деятельности прокуратуры он высказался так: «Генеральная прокуратура – это национальный координатор борьбы с коррупцией, однако она неэффективно выполняет свои обязательства». Досталось и судьям. «У меня нет намерения вмешиваться в работу судей, но есть вопиющие факты освобождения из-под стражи тех, кто совершил тяжкие преступления. В таких случаях я не могу быть равнодушным наблюдателем. Если нарушается закон, я не имею права просто смотреть на это», – отметил С. Жээнбеков.

Эти слова президента правозащитное сообщество восприняло с воодушевлением, начав создавать черные списки судей и призывая предать их самих суду. Тамерлан Ибраимов, директор киргизского Центра политико-правовых исследований, хотя и не является ярым сторонником власти, полагает, что президент «все делает правильно. Невозможно строить эффективное государственное управление, имея правоохранительную систему и суды, погрязшие в двойных стандартах, не стесняющиеся «зарабатывать» деньги и остающиеся враждебными по отношению к законопослушным гражданам».

Зульфия Марат, правозащитница, эксперт международного фонда «Институт по исследованию проблем водопользования и водно-энергетических ресурсов Центральной Азии», в отличие от Ибраимова, не считает пока возможным положительно оценить действия главы государства. «Разве какие-либо конкретные госорганы были обвинены президентом в коррупции? Президент сказал, что грубо нарушается налаженная обратная связь с населением и дал сроки и возможности для исправления. То есть я бы сказала, что речь шла о недостатках "исполнительской" дисциплины и бюрократической волокиты, что может привести к коррупции. И только. Президент – это высшая политическая должность, потому он чаще всего и выступает инициатором кадровых изменений, благо он имеет право на них в силу своего избрания на этот пост. Когда нужны не точечные кадровые изменения, а системные, то на помощь приходит обоснование как объявление борьбы с коррупцией», – заявила З. Марат.

Возражая ей, можно назвать конкретные фамилии, позволяющие сказать, что С. Жээнбеков де-факто начал чистку кадров. Например, был уволен Дуйшенбек Чоткораев с поста директора Антикоррупционной службы Государственного комитета государственной безопасности. В марте Генпрокуратура возбудила уголовное дело на главу пункта транспортного контроля «Иркештам» на границе с Китаем, через который проходит основная масса товаров из Поднебесной в Киргизию, и сотрудников Ошского территориального управления Агентства автомобильного, водного транспорта и весогабаритного контроля при министерстве транспорта и дорог. Был уволен также председатель Государственного комитета информационных технологий и связи. То есть кадровые перестановки начались. И это иногда не просто увольнения или перевод на другую, менее значимую должность, но и уголовное преследование.

Правда, эксперты задаются вопросом: С. Жээнбеков взялся за борьбу с коррупцией потому, что рассматривает последнюю как главное зло для страны или же для него это всего лишь инструмент борьбы за власть?

«Здесь многое совпало: и необходимость борьбы с коррупцией, и борьба за власть. Одно другому не мешает, – считает политолог Марс Сариев. – Он реально должен бороться с этим злом, раз он обещал избирателям. Жээнбеков уже начал конкретные перестановки, пошли уголовные дела. Пока эта борьба носит, конечно, вялотекущий характер, нет реальных и весомых результатов, но ведь и времени еще прошло слишком мало. Чтобы в глазах населения выглядеть реальным президентом, а не преемником и исполнителем, он должен провести крупные процессы. Ему не нужны некоторые группы влияния, все еще остающиеся у власти, которые ему будут мешать, даже подрывать его авторитет и которые связаны с прежней властью. Другого выхода нет. Жээнбеков вынужден будет показывать населению, что он вполне самостоятельный президент. Тем более на фоне соседнего Узбекистан, где глава государства именно самостоятелен в своих действиях и весьма энергичен. Люди же сравнивают. Так что он, повторюсь, вынужден активизироваться. Без этого его не будут воспринимать как самостоятельного политика не только население, но и лидеры других стран».

Некоторые начинания С. Жээнбекова вселяют надежду на получение хоть и небольших, но видимых результатов. Например, в своих рекомендациях правительству президент отметил, в частности, необходимость «внедрить системы видеонаблюдения за действиями сотрудников правоохранительных органов и органов прокуратуры при их контакте с гражданами в служебных помещениях».

Руководитель правозащитной организации «Справедливость» Валентина Гриценко отметила, что это вполне реализуемое предложение. Но надо использовать накопленный общественниками опыт. «Несколько лет назад мы реализовали совместный с властями и зарубежными донорами проект по установке видеокамер в следственных изоляторах. Эффекта не было, так как все данные сохранялись не более двух недель, не была предусмотрена возможность длительного хранения записей. Однако можно с уверенностью заявить, что с учетом сделанных ошибок вполне реально запустить такую систему. Стоить будет это относительно недорого, а вдобавок зарубежные доноры обычно с удовольствием дают на такие проекты деньги», – сказала В. Гриценко.

Но, может быть, эта часть рекомендаций президента правительству – самая легко реализуемая. Тамерлан Ибраимов полагает, что одна из ключевых проблем – кадры. Вместо коррумпированных чиновников должны прийти честные. Но где их взять? В Киргизии вдобавок очень сильно развита родоплеменная, клановая система. Первый и второй президенты Киргизии А. Акаев и К. Бакиев лишились власти в результате «революций», и обоих обвиняли в клановости, семейственности, в том, что страной правили их многочисленные родственники. Предшественнику нынешнего президента трудно было предъявить такие обвинения: А. Атамбаев за шесть лет правления не отдал ни одной должности своим родственникам, прекрасно понимая, к чему это может привести.

У С. Жээнбекова тоже большая семья, один из братьев является депутатом парламента и до недавнего времени был спикером. И президент тоже понимает, что как только он станет опираться на своих родственников, то тут же будет обвинен в семейственности. Поэтому подбор кадров для него становится проблемой номер один.

З. Марат полагает: «Первые его назначения привели малоизвестных широкой общественности силовиков, в силу специфики работы которых эта, скажем так, малоизвестность скорее воспринимается как доверие на начальном этапе их деятельности. Но назначения коснутся далее и более широкого круга правоохранителей и, возможно, лиц из правительства. Тут и произойдет сверка для общества антикоррупционных речей главы государства с реальностью. Многие сомневаются, что СДПК может предоставить в распоряжение президента квалифицированные некоррумпированные кадры. Тогда ему придется обратиться к другим общественно-политическим группам. Но к каким?»

Судя по всему, президент торопится. Правящая СДПК назначила на апрель съезд, на котором, возможно, будет принято решение об инициировании роспуска парламента и новых выборах, что может помешать планам Жээнбекова. Однако есть версия, что все кадровые перестановки согласованы им с бывшим президентом Атамбаевым, который тоже хотел бы освободиться от людей, к которым он потерял доверие по различным причинам, хотя этому пока нет подтверждения.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1004
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика