Сегодня: 16.12.2018 |

У частных банков карман… государственный

За годы независимости количество банков в Казахстане сократилось в разы, и если в 1993 году их было 204, то в 2012 году осталось 38, а к январю нынешнего года – 32. Когда-то лучшую в СНГ (по мнению властей РК) банковскую систему продолжает штормить: одни банки лишаются лицензий и ликвидируются в судебном порядке, другие докапитализируются за счет господдержки.

В очередь за подпиткой выстраиваются не только системообразующие, но и небольшие банки второго уровня (БВУ). Так, в ноябре прошлого года помощи у государства и Нацбанка запросили Delta Bank и Банк RBK. При этом Delta Bank длительное время регулярно нарушал свои обязательства. Изучив ситуацию, Нацбанк отозвал у него лицензию на проведения банковских и иных операций, а месяц назад суд вынес решение о ликвидации банка.

Итоговое решение по занимавшему 9-е место по размеру активов банку RBK (вкладчики которого жаловались на отказы банка выдать средства с депозитов и проблемы с проведением платежей через карточки) звучит следующим образом: банк получает поддержку от Нацбанка на сумму в 244 млрд. тенге. А после выполнения корпоративных процедур новый инвестор осуществит докапитализацию банка на сумму 160 млрд. тенге.

Для того чтобы сохранить и вернуть в рамки пруденциальных нормативов «Казкоммерцбанк», в него через Фонд проблемных кредитов было вложено 2,4 трлн. тенге. «Народный банк» купил его пакеты акций за 1 тенге. Насколько эффективным будет этот «мегабанк» – неясно, но ему будет принадлежать почти половина рыночной доли банковского сектора страны.

В 2017 году государство сделало рекордные вливания в банковский сектор и приняло специальную программу повышения его финансовой устойчивости. В рамках программы Нацбанк оказал льготную финансовую помощь ряду проблемных банков на 650 млрд. тенге. Причем эти деньги не проходили через бюджет и, соответственно, не утверждались парламентом. Нацбанк сам утвердил эту программу, сам выдал деньги и сам контролирует их использование. Он же предоставил этим банкам облигационные кредиты на 15 лет под 4% годовых, обязав их на всю сумму полученных денежных средств купить ГЦБ по рыночной ставке, составляющей около 9% годовых. Таким образом, банки, которые сами себе создали проблемы, получили от Нацбанка не только дешевые деньги, но и прибыль в 5% годовых в будущем. При этом обязательства банков взамен полученной финансовой госпомощи остаются неизвестны.

Поскольку до сих пор отсутствуют механизмы контроля, исключающие нецелевое использование выделяемых средств, то и системообразующие, и небольшие БВУ норовят направлять полученные деньги на продолжение финансирования проектов собственного менеджмента и акционеров банков, что ведет к утечке капитала из банка и сохранению возникшего кризиса ликвидности. В итоге состояние банковского сектора Казахстана продолжает ухудшаться.

Так, согласно отчету Ассоциации финансистов РК, по итогам 2017 года произошло снижение совокупных активов БВУ на 5,2%, до 24,2 трлн. тенге. В текущем году падение продолжилось: в январе общие активы сократились еще на 0,37 трлн. тенге. Тем не менее программа оздоровления банковского сектора, которую проводит Нацбанк, по мнению его главы Данияра Акишева, способна полностью покончить с плохими кредитами и неустойчивыми банками.

Однако в январе эксперты S&P Global Ratings дали нелицеприятную оценку действиям Нацбанка РК по оздоровлению банковской системы страны. И это понятно. Реализуемые им меры в итоге сводятся к попыткам «утопить» накопившиеся проблемы в денежном потоке. Общую сумму средств, которые бросили за последнее десятилетие на спасение банковского сектора, ни Нацбанк, ни Кабмин не называют. Очевидно, что на спасение БВУ государство затратило гигантские суммы, но предсказать, будут ли эти деньги возвращены, когда и в каком объеме, никто не берется. 

Главными проблемами банковского сектора Казахстана остаются дефицит капитала и нехватка качественных заемщиков. И это понятно. При нынешнем состоянии экономики в стране банкам некого кредитовать. По мнению специалистов, у обеих клиентских групп – юридических и физических лиц – практически общие проблемы. И тем и другим приходится брать дорогие кредиты с высокой вероятностью невозврата. И это тоже понятно. Использование бизнесом таких кредитов приводит к производству дорогостоящих товаров и услуг, что снижает их конкурентоспособность и кредиты становятся трудно выплачиваемыми. Основная проблема кредитования физических лиц та же – неплатежеспособность имеющего падающие реальные доходы населения.

Еще одной и, пожалуй, основной причиной высоких NPL (займов с просрочкой более 90 дней) у казахстанских банков является коррупция и непрофессионализм, питательной почвой которых стали трайбализм и кумовство. Все это связано с тем, что большая часть банков являются семейными, и практически в любом из них деньги акционера не превышают 10%. Соблазн же использовать деньги вкладчиков в своих интересах очень велик. Проверки выявляют многочисленные факты хищений и манипулирования заемными средствами банка.

Однако собственники ряда банков имеют влияние на контролирующие органы, и для этих банков на многое закрываются глаза. Так, в RBK Bank четырем заемщикам, тесно связанным с владельцами банка, было выдано 90% всех кредитов. Тем не менее банк получил государственную помощь, но информации о привлечении кого-либо из его акционеров к ответственности до сих пор нет.

Серьезные проблемы в банковской сфере свидетельствуют о слабом контроле за деятельностью банков. На сегодняшний день из тройки лидеров прошлого – «Казкоммерцбанка», «БТА» и «Народного банка» – на плаву остался лишь последний. И это понятно. К примеру, 4/5 оказанной банкам в прошлом году господдержки в итоге получил АО «Народный банк Казахстана».

Предпринятые Нацбанком меры по оздоровлению казахстанской банковской системы не смогли обеспечить преодоление банковского кризиса, а дали лишь временную стабилизацию. Задача Нацбанка и государства – создать условия и эффективную регулирующую структуру для качественной работы коммерческих банков, а не заливать деньгами проблемы, создаваемые самими банками. Однако высока вероятность того, что все сведется к выполнению каких-то дополнительных, но чисто формальных критериев.

В текущем году, по-видимому, продолжится «реструктуризация» сектора путем укрупнения банковских структур. Это может привести к тому, что из 31 существующего сегодня банка останется половина (а то и меньше), но с крупной капитализацией. Минусом такого сокращения будет падение конкуренции, что может привести к ухудшению условий пользования банковскими продуктами.

Очевидно, что основная проблема банков в том, что накопленные проблемы в их балансах надо закрывать за счет прибыли клиентов, а для этого необходимы подъем экономики, понятная денежно-кредитная политика Национального банка, стабильный курс тенге. Удастся ли Нацбанку и правительству окончательно оздоровить ссудный портфель банковского сектора, пока неясно. Кризис, в котором оказались банки Казахстана, – системный, и выход из него без переформатирования их деятельности невозможен. Но с сегодняшним руководством Нацбанка это маловероятно.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1923
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика