Сегодня: 20.07.2018 |

Статус Каспия. Место встречи изменить нельзя

Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, которую планируется подписать на V саммите глав государств в Астане, не решит всех проблем региона, но заложит основу для долгосрочной дружбы. По крайней мере, уже сегодня можно говорить о том, что она станет знаковым событием для Евразии и ознаменует новый этап в развитии прикаспийских государств.

Согласно первоначальным замыслам, Астана должна была распахнуть двери участникам V саммита глав прикаспийских государств еще в 2016 году. Этому способствовала IV встреча лидеров стран региона, которая состоялась в Астрахани и стала знаковым событием. На ней приняли политическое заявление, которое, собственно, расстелило торжественную красную дорожку для следующей встречи. Как отметил Владимир Путин по результату астраханской встречи, были согласованы главные принципы, которые станут “краеугольным камнем” будущей конвенции.

Дипломаты заговорили о том, что конвенция оказалась от них на расстоянии вытянутой руки. Только дотянуться до неё было не просто. В 2016 году МИД Казахстана сообщил о том, что нужно ещё обсудить четыре пункта будущей конвенции, а в Иране заявили о семи таких моментах. А это откладывало проведение V саммита в Астане на неопределённый срок. Успокаивала лишь оценка дипломатов, которые говорили о том, что расхождения носят технический характер, а не принципиальный. А значит,  астанинскому саммиту быть!

Весь прошлый год ушёл на обсуждение спорных вопросов, и только в декабре по итогам министерской встречи в Москве появилось сообщение о том, что «все ключевые вопросы» по проекту будущей конвенции согласованы. Чуть позже стало известно время проведения V Каспийского саммита в Астане – июль 2018 года. В феврале с.г. главы внешнеполитических ведомств России и Казахстана Сергей Лавров и Кайрат Абдрахманов обсудили организационные детали будущей президентской встречи.

В итоге прикаспийским государствам потребовалось 20 лет, чтобы подготовить и согласовать конвенцию о правовом статусе моря. Почему процесс сильно затянулся? Причин этому оказалось много. Главная из них касалась раздела Каспия, что позволило бы странам закрепить главное богатство – крупные месторождения нефти и газа, обеспечить себе безбедное существование. Если бывшие социалистические республики были довольны тем, как проходили между ними «союзные» границы, то Иран выступал за их пересмотр. Формальным поводом стало то, что бывший СССР, с которым у него была договоренность, стал достоянием истории. Этот аспект стал отправным пунктом для переговоров.

Иран настаивал на проведении границы в море по “срединной линии”. Однако такая позиция вела к тому, что богатые месторождения нефти и газа “смещались”, что не отвечало интересам большинства государств. Страны, которые находились в северной части акватории, поступили прагматично. Поскольку между ними не было разногласий, они быстро достигли согласия в этом непростом вопросе. Казахстан и Россия раньше всех пришли к пониманию общих границ. Далее договорились между собой оставшиеся государства Каспия. Тегеран пытался остановить “саботаж” на море. Но четверо одного не ждут! Положение де-факто в конце концов закрепилось в положении де-юре. Как сказал Владимир Путин на саммите в Астрахани, прикаспийским государствам “удалось выйти на чёткие формулировки по разграничению водных пространств, дна, недр, по режиму судоходства и рыболовства”.

Скорее всего, Иран не видел смысла настаивать на своей позиции. Во-первых, он оказался в меньшинстве по вопросу границ. Во-вторых, понимал, что больше выгод получит не от споров и дискуссий, а от сотрудничества с партнерами по Каспию. У такой позиции есть свои веские доводы. Прежде всего, Иран не обделён энергетическими ресурсами, чтобы оспаривать их у соседей. Кроме того, заманчивой выглядит предложение Китая “перезагрузить” Шелковый путь. В прошлом он сыграл большую роль в развитии региона. А сегодня китайские власти предлагают партнёрам не только присоединиться к проекту «Один пояс – Один путь», но и готовы выделить деньги на развитие экономик и инфраструктуры.

Другая причина, по которой переговоры затянулись, связана с тем, что будущая конвенция носит комплексный характер и призвана наполнить формулу «Каспий – море дружбы» реальным содержанием. Поэтому в документе оговариваются не столько границы, сколько принципы мирного сосуществования и сотрудничества прикаспийских государств. Среди них – развитие экономики и торговли, безопасности и борьба с трансграничной преступностью, охрана окружающей среды. Принятие конвенции обещает сильно изменить жизнь и быт большого региона. Подобные вопросы не являются принципиальными в том смысле, что можно было их обсудить и позже. Но поскольку они были включены в текст документа, их пришлось обговаривать и согласовывать.

Интересно, что, несмотря на длительные переговоры, в обществе и на экспертном уровне не сформировалось атмосферы усталости. Конвенция до сих пор остаётся в центре внимания СМИ. Почему? Причины разные. Для экономистов ответ очевиден. Регион богат энергоресурсами, что позволяет ему оказывать влияние на глобальные рынки и даже на политику. К примеру, многие помнят, как представители бывшей администрации США Буша-младшего говорили о том, что Каспий способен стабилизировать энергетический рынок и сдерживать рост нефтяных цен. Регион оказывает влияние на развитие Китая и Европы.

Правда, после резкого «пике» цен на нефть нельзя не заметить, что интерес к Каспию и переговорам вокруг него немного снизился. Если раньше бизнес-издания как сенсацию рассматривали старт добычи на месторождении Кашаган, то теперь событие оказалось заурядным. Однако в этом явлении можно увидеть положительные стороны. Очевидно, что Каспий – это не только нефть. Нет плохого в том, что вопросы энергетики отошли на второй план, т.к. на первом оказались проблемы развития самого региона. А это, прежде всего, экономика и экология, люди и море.

Кроме деловых кругов, за переговорами следило население. За годы независимости Каспий оказал влияние на быт людей. Только Казахстан за четверть века привлёк в свою экономику свыше 225 млрд долларов и стал лидером на постсоветском пространстве по инвестиционному показателю. При этом большая часть зарубежных средств шла в нефтедобывающие области республики. Поэтому для всех нас было важно сохранить статус-кво на море, поскольку это значит, что жизнь населения радикально не поменяется после подписания конвенции, а может даже улучшиться, учитывая заложенный в неё потенциал.

Хотя текст будущей конвенции не анонсировался общественности и, кроме дипломатов, его пока никто не видел, тем не менее о нем можно судить. Как сказал Путин в Астрахани, политическое заявление IV саммита станет «краеугольным камнем» будущей конвенции. Прежде всего, это касается раздела Каспия и будущих границ. Согласно плану, на море появится 15-мильная суверенная прибрежная зона, за которой последует 10-мильная рыболовецкая зона. Такой подход позволил достичь консенсуса в вопросах общих границ на Каспии, из-за чего, собственно, и начался переговорный процесс.

Другим интересным моментом станет табу на создание военных баз внерегиональных государств. Как сказал российский президент, это один из ключевых принципов, на котором будет покоиться стабильность и безопасность Каспийского региона. Мера позволит в будущем избежать соприкосновения стран, которые имеют противоположные взгляды в военной и политической сферах. С другой стороны, на Каспии будет соблюдаться принцип «разумной достаточности» в деле обеспечения безопасности. Ранее на этом пункте настаивал Азербайджан, у которого есть нерешенные вопросы с одним из членов ОДКБ.

Есть и не «протоптанные» места в будущей конвенции. По итогам астраханского саммита остался открытым вопрос возможности прокладки по дну моря трубопровода, на чем настаивает Туркменистан. Ашхабаду такой пункт позволит экспортировать газ в Турцию и Европу в обход России через страны Кавказа. В связи с чем в СМИ часто говорят о том, что маршрут снизит КПД влияния Москвы на страны региона. Однако не учитывается, что есть и экономическая подоплёка у проблемы. Россия и Туркменистан являются поставщиками природного газа и по этой причине оказываются в положении конкурентов. Кстати, такое положение наблюдалось на IV саммите в Астрахани, где президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов заявил о том, что политизация любых энергетических проектов на Каспии контрпродуктивна. Он сообщил, что вопросы защиты экологии имеют большое значение для региона, и его страна будет соблюдать такие нормы при реализации своих проектов, но при этом напомнил о международном опыте и суверенном праве Туркменистана.

Какие перемены ждут прикаспийские страны с принятием конвенции? Прежде всего, в регионе наступает новый этап развития, где отношения между субъектами будут построены на новой правовой основе. Выше говорилось, что главным идеологическим «стержнем» документа станут дружба, доверие и партнёрство. Кроме того, конвенция поможет региону избавиться от характерных болезней роста, когда государства решали проблемы в двухстороннем, а не в многостороннем формате.

Отдельная тема – региональная торговля, которая оставляет желать лучшего. Для примера можно сослаться на Казахстан и Азербайджан. Две крупные экономики никак не могут преодолеть отметку в  500 млн долларов во взаимной торговле. Если это не удавалось им достичь в условиях высоких цен на нефть, то сегодня эта задача тем более не по зубам. Теперь главное не допустить снижения прежних объёмов. Конвенция не ставит перед собой задачи нарастить региональную торговлю, но она создаёт условия для этого. Показательно, что на последней встрече президенты были единодушны в этом вопросе. К примеру, казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев предлагал создать зону свободной торговли, а туркменский – подписать «соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между прикаспийскими государствами».

Урегулирование статуса моря даст импульс развития трансъевразийскому сотрудничеству. В прошлом году была запущена железнодорожная ветка Баку–Тбилиси–Карс, которая соединит динамичный Китай с Турцией и далее с Европой. В свою очередь, на казахстанском побережье заработал новый морской терминал Курык. Все эти проекты призваны увеличить грузопоток и контейнерные перевозки в Евразии. Кстати, подобные действия предпринимаются на всем Каспии, который планируется опоясать железнодорожной веткой.

Рост регионального сотрудничества – это шанс диверсифицировать нефтегазовые экономики прилегающих государств. Проблема в том, что энергетические ресурсы им самим не нужны. Главными потребителями их продукции вступают страны дальнего зарубежья, в связи с чем между прикаспийскими странами установились слабые хозяйственные связи. Ожидается, что увеличение объёмов товарооборота между ними позволит снизить влияние нефтегазового сектора и даст импульс для развития других отраслей экономик, которые ориентированы на нужды местного населения, главного потребителя товаров и услуг.

Подводя итоги, можно сказать, что затяжной переговорный процесс принёс и свои побочные дивиденды. За эти годы сформировалось особое отношение к Каспийскому региону со стороны элит. Пришло понимание, что это не только нефтегазовый Клондайк, но и место, где живут люди. Поэтому в конвенции нашли отражения разные сферы деятельности государств. И конечно же, главная суть документа состоит не в том, чтобы провести границы между странами, а в том, чтобы дружба приобретала осязаемые очертания и долгосрочный характер.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1167
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика