Сегодня: 20.07.2018 |

Армения, Иран и ЕАЭС: подводные камни сотрудничества

В конце минувшего года генеральный директор бюро по европейским и американским делам Организации по продвижению торговли Ирана Бехруз Хасан Ольфат заявил: соглашение о преференциальной торговле в рамках переговоров между Ираном и Евразийским экономическим союзом будет подписано президентами стран-участниц и, как ожидается, вступит в силу с 21 января 2018 года. Однако оптимизм иранского чиновника оказался явно преждевременным. Подписание временного (на три года) договора о свободной торговле между ЕАЭС и Ираном намечено на май текущего года.

Напомним, что проект соглашения между Ираном и ЕАЭС был подписан в Ереване 5 июля 2017 года после более чем года переговоров о взимании льготных экспортных тарифов. На фоне антииранской и антироссийской политики Вашингтона заметно активизировались российско-иранские политико-дипломатические контакты. Кроме того, в марте 2018 года министр экономики и финансов Ирана Масуд Карбасиан и министр экономического развития России Максим Орешкин подписали ряд двусторонних документов. Среди них – Соглашение о сотрудничестве между рабочими группами Министерства энергетики РФ и Министерства нефти Ирана по газопроводу Индия–Иран–Пакистан, о сотрудничестве в области геологии, инвестирования в промышленные и горнодобывающие проекты в Иране и в разработке морских месторождений ресурсов Каспийского моря. По словам М. Карбасиана, целью визита иранской делегации в Россию является ни много на мало членство Ирана в ЕАЭС.

В контексте развития отношений между Ираном и странами-членами ЕАЭС часто (и справедливо) говорят о малых объемах взаимного товарооборота и его несбалансированной структуре. В 2017 году основными экспортируемыми из Ирана в ЕАЭС продуктами были сельскохозяйственные продукты (фрукты и овощи, фисташки и изюм), фармацевтическая продукция и медицинское оборудование, нефтехимическая продукция и нефть. Основными товарами, импортируемыми в Иран из стран ЕАЭС, являются кормовые продукты и стальные изделия, а также нефтехимическая продукция, которые либо не производятся на местном уровне, либо производятся недостаточно.

Согласно внешнеторговой статистике, на страны ЕАЭС приходится всего 2% торгового оборота Ирана, приблизительно 1,3 млрд долл., в то время как торговый оборот с Китаем в 2017 г. составил 40 млрд, а со странами ЕС – 13 млрд. Что касается Армении, то по итогам минувшего года её товарооборот с Ираном достиг 263,4 млн долл., что на 10,1% больше, чем в 2016 году. В структуре внешнеторгового оборота экспорт Армении составил 84,1млн долл. с ростом на 11,8%, а импорт вырос на 9,3% – до 179,3 млн. долл. Согласно иранским данным, импорт армянских товаров в Иран составляет всего 75 млн долл., экспорт иранских товаров в Армению – 165 млн, в то время как общий экспорт Армении достигает 2,2 млрд долл., а импорт товаров иностранного производства в ИРИ – 43 млрд долл.

В условиях сложившихся диспропорций вполне понятен интерес Тегерана к наращиванию объемов торговли на северном направлении и укреплению экономических отношений со странами к северу от Аракса.

Подписанный в Ереване проект предусматривает, что иранский экспорт в страны ЕАЭС будет либо полностью освобожден от таможенных пошлин, либо они будут сокращены до 80 % (например, на строительные материалы, плитку и керамику). Предполагается, что нефтехимические продукты, кабели и трубы, изделия из металла и стекла будут экспортироваться с более низкой пошлиной. Это же относится к некоторым видам иранского продовольствия (бисквиты и шоколад).

В свою очередь, Иран готов пойти на тарифные льготы по широкому спектру сельскохозяйственной продукции, за исключением пшеницы и нефтепродуктов, а также минеральной воды и сигарет. Последнее обстоятельство не очень устраивает Ереван, продвигающий свободную экономическую зону ЕАЭС–Иран на своей территории, в приграничном регионе Мегри. Дело в том, что сигареты и минеральная вода являются одними из важнейших позиций экспорта Армении в страны Среднего Востока, в частности в Ирак. Однако в целом это никоим образом не влияет на позицию Еревана в вопросе формирования СЭЗ между ЕАЭС и Ираном.

Планируется, что это соглашение обеспечит преференциальный режим торговли в отношении определенного перечня товаров, который будет включать 200-250 видов различной продукции. В течение трёх лет, пока будет действовать временное соглашение, стороны должны будут провести переговоры по заключению полноформатного соглашения о свободной торговле.

Необходимо учитывать то обстоятельство, что Иран – страна, защищающая свой внутренний рынок протекционистскими мерами. По мнению известного армянского эксперта Севака Саруханяна, он будет идти по пути либерализации собственной экономической и торговой системы. В этом контексте Иран и ЕАЭС – потенциальные партнеры не только и не столько из-за российско-иранских отношений, сколько из-за того, что Иран является очень важным экономическим партнером также для других стран-участниц ЕАЭС, в частности Казахстана. Как полагает эксперт, возможности сотрудничества Иран – ЕАЭС намного шире, чем между Турцией и ЕАЭС.

Для повышения нынешнего (откровенно говоря, ничтожного) уровня экспорта и армяно-иранского товарооборота в целом необходимо налаживать новые бизнес-контакты и провести соответствующие исследования иранского рынка, в том числе с учетом имеющихся ограничений и даже запретов на поставки ряда товаров традиционного армянского экспорта (той же алкогольной продукции). В Иране считают, что существенным препятствием для развития двусторонней торговли между Арменией и Ираном является высокая стоимость транзитных перевозок в Армении. Въезд туда для иранских грузовых машин обходится в 300 долларов. У соседних стран есть преимущество – ими применяются другие тарифы. Стоимость въезда на территорию Грузии не превышает 80 долларов. В связи с этим иранские водители выбирают длинный путь следования, но менее затратный – например, в Грузию они следуют через территорию Турции.

В этой связи следует также учесть, что в Иране функционируют зоны свободной торговли стратегического значения (например, СЭЗ «Арас»), которые приветствуют инвесторов из соседних стран. В рамках этих площадок предприниматели никоим образом не ограничены в своей деятельности – помимо всего прочего, им предоставляется право на проживание и право на собственность на земельные и офисные участки на территории СЭЗ. Одновременно компания, функционирующая на территории СЭЗ, в течение 20 лет освобождается от уплаты налогов, в том числе подоходного налога. Иначе обстоят дела в Армении, где компании, зарегистрированные в местных СЭЗ, могут только арендовать территорию.

Таким образом, несмотря на то что уже прошло свыше трех с половиной месяцев со времени открытия СЭЗ «Мегри», налицо ряд проблем, требующих решения в двусторонних экономических отношениях с Ираном. Правительство Армении, которое имеет ограниченный опыт создания подобного рода площадок, осознает это обстоятельство.

В конце февраля в Ереване прошло заседание армяно-иранской межправительственной комиссии. Иранскую делегацию возглавлял министр энергетики Ирана, сопредседатель армяно-иранской межправительственной комиссии Реза Ардаканиан. Он представил премьер-министру Карену Карапетяну вопросы, обсуждавшиеся на заседании межправительственной комиссии, и коснулся направлений сотрудничества. Министр, в частности, сообщил, что документ, направленный на углубление сотрудничества в таможенной сфере, был доработан и представлен на подписание.

Помимо этого, 3-я ЛЭП Иран–Армения в 400 кВт также успешно завершена и ожидается, что она будет введена в эксплуатацию к концу 2019 года. После ввода её в эксплуатацию объемы экспорта электроэнергии из Армении в Иран с нынешних 300 МВт достигнут 1400 МВт (первоначально анонсировалась цифра в 1000 МВт). По словам министра энергетики Ирана, в ходе заседания были также обсуждены вопросы реализации программы Мегринской ГЭС, расширения сотрудничества в области автомобильных перевозок, охраны окружающей среды, в том числе развития экотуризма и создание парка дружбы. Р. Ардаканиан отметил важность углубления сотрудничества между свободными экономическими зонами «Арас» и «Мегри», подчеркнув, что иранские инвесторы заинтересованы в этом вопросе.

В свою очередь, Армения заинтересована в реализации крупных проектов и готова предпринять соответствующие шаги, в том числе организовать день открытых дверей для иранского бизнеса и ответить на все их вопросы. «Мы должны изменить масштаб наших отношений, наша команда прилагает все усилия, чтобы привести экономические отношения между двумя дружественными странами до политического уровня», – указал глава армянского правительства. Несмотря на весь комплекс проблем, официальный Ереван подтвердил готовность армянской стороны стать одной из эффективных площадок для иранских предпринимателей для выхода на рынки стран ЕАЭС.

Позиция Еревана находит поддержку не только в Москве, но и в Минске. В частности, посол Беларуси в Армении Игорь Назарук заявил, что РБ рассматривает создание зоны свободной торговли ЕАЭС–Иран, а также армяно-иранской свободной торговой зоны в контексте возможного транзита по китайскому Шелковому пути: «Лидеры стран ЕАЭС осознали полезность взаимодействия с Ираном. Выгода у кого-то больше, у кого-то меньше, но у всех членов Евразийского союза она есть. Мы не скрываем, что иранский рынок очень интересен для экономических интересов Беларуси».

Минск не скрывает, что напрямую с Ираном взаимодействовать трудно, но совместными усилиями результат может быть весомее. Там осведомлены об историческом опыте взаимодействия Армении и Ирана. По мнению И. Назарука, у СЭЗ «Мегри» хорошая перспектива, в ней заинтересованы не только иранский и российский бизнес: «Есть интерес и у белорусского бизнеса. 2 марта наши премьер-министры в Астане обсуждали перспективы последующего взаимодействия».

Между тем переговорный процесс по созданию СЭЗ между ЕАЭС и Ираном близок к завершению. В начале марта во время визита в Москву экономической делегации Ирана во главе с министром экономики Масудом Карбасианом первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов сказал, что зона свободной торговли между ЕАЭС и Ираном может быть учреждена до мая 2018 года. «Это было бы большим продвижением по нашей экономической повестке и хорошим итогом этого политического цикла, который заканчивается в мае», − отметил И. Шувалов.

Впрочем, скорее всего, заявление чиновника чрезмерно оптимистично, и подписание соглашения  состоится после формирования нового правительства Российской Федерации. Не приходится сомневаться и в том, что сотрудничество в формате Иран–Армения–ЕАЭС будет и далее подвергаться ожесточённым нападкам со стороны Запада, и прежде всего – его англосаксонской части. Примечательно, что британская истерия вокруг абсурдного «дела Скрипалей» совпала по времени с откровенно враждебными действиями Лондона против Тегерана, а некоторые проамериканские эксперты откровенно заявляют, что тесные связи с Россией и Ираном являются прегрешением Армении, которое не останется без последствий.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2433
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика