Сегодня: 15.12.2018 |

Сельхозвредителям в ЕАЭС не поздоровится. И это все?

Минимум четверть фактического товарооборота между Россией и другими странами ЕАЭС, по оценкам экспертов Федеральной таможенной службы, Минпромторга РФ и российских отраслевых ассоциаций, приходится на товары, ввозимые в РФ с поддельными документами. То есть в основном из стран вне ЕАЭС, да еще вдобавок по заниженным ценам (т.е. по демпингу). Если точнее – в странах-партнерах РФ по Евразийскому союзу эти товары перемаркировываются как изготовленные якобы в этих странах. В связи с беспошлинным и фактически бесконтрольным таможенным режимом между странами ЕАЭС эти товары беспрепятственно поступают в Россию. Причем до 70-75% такого ассортимента – это продовольствие, текстильная и другая продукция массового спроса.

До сих пор в ЕАЭС-регионе отсутствует единая межгосударственная система товаропродвижения. Страны Союза не согласовали друг с другом правовые и одновременно экономические категории: «демпинг», «фальсификат», «страна происхождения товара», «незаконный транзит», «незаконный реэкспорт». Вдобавок нет и единой системы контроля безопасности для продукции, ввозимой из других стран Союза и транзитом через эти страны.

Только в конце нынешнего марта наметилось сближение позиций по этим вопросам. Но пока – только сближение. Участники Совета Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) 30 марта обсудили, по официальной информации, «архитектуру системы прослеживаемости товаров в ЕАЭС. Внесены изменения в Единые фитосанитарные требования и Единый перечень карантинных объектов ЕАЭС». Точнее – расширены примерно на треть и реестр этих требований, и сам перечень карантинных продуктов. Последние – это в основном продукция животноводства, растениеводства и рыбное сырье.

О том, что в Союзе отсутствует межгосударственная система товаропродвижения, заявил на заседании Совета ЕЭК, хотя и в косвенной форме, первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов: упомянутая «система прослеживания создана, прежде всего, для обеспечения прозрачности всего комплекса таможенных процедур. Это направление – среди приоритетов нашей совместной работы. Мы рассчитываем на активное сотрудничество со всеми странами Союза в этой сфере».

Стороны договорились о реализации пилотных проектов в рамках предлагаемой системы. Если точнее, это  «проекты по маркировке и прослеживаемости товаров на базе цифровой платформы товаров ЕАЭС (т.е. на основе электронного перечня всех товаров, взаимопоставляемых странами ЕАЭС. – Ред.). И проекты по мониторингу транзитных перевозок через страны-члены ЕАЭС».

Цель этих проектов понятна, очевидна и их актуальность. В то же время речь не идет, подчеркнем, об апробации единого механизма товаропродвижения/прослеживаемости. Ибо, как заявил на Совете ЕЭК глава её коллегии Тигран Саркисян, после реализации пилотных проектов «станет понятно, какие системы можно будет имплементировать в странах ЕАЭС для обеспечения прослеживаемости». И за счет «общей архитектуры должно быть обеспечено сопряжение национальных проектов по прослеживаемости».

Иными словами, национальные системы, пусть и более сопряженные друг с другом, все же в названной сфере сохранятся, и опять-таки не обозначены сроки введения в действие единого мониторинга по товаропродвижению внутри ЕАЭС. Впрочем, такого рода «сепаратизм» не в последнюю очередь обусловлен высокой доходностью такого бизнеса. По имеющимся данным, в странах-партнерах РФ по Евразийскому союзу действует минимум 100 фирм, специализирующихся на незаконном реэкспорте иностранной продукции. В России число таковых – не меньше. А это не только, скажем так, высокостабильные доходы, но еще и перечисления в местные бюджеты – легальные или посредством легальных фирм-посредников.

Между тем полу- и нелегальный товаропоток в РФ из зарубежья через другие страны Союза – это весьма широкий потребительский ассортимент. Включающий, например, и турецкие помидоры, и восточноевропейскую или украинскую мясомолочную продукцию, притом низкого качества, и продукты из пальмового масла, выдаваемого за сливочное или растительное, и товары легпрома из вредных для здоровья сырья или полуфабрикатов.

А связаны такой ассортимент и его крупные объемы еще с двумя внешнеэкономическим факторами. Во-первых, страны-партнеры по ЕАЭС поныне не участвуют в ответных сельхозимпортных санкциях России. И, во-вторых, в тех же странах сохраняется низкий уровень ввозных пошлин в сравнении как с российскими, так и с предусмотренными Единым таможенным тарифом ЕАЭС.

В ходе недавней «Российской недели текстильной и легкой промышленности» в Москве (20-23 марта с.г.) многие российские эксперты отмечали, что географический масштаб и объем российского потребительского рынка несопоставимы с этими показателями по другим странам Союза. Отсюда нацеленность именно на Россию и незаконного реэкспорта из этих стран, и самих зарубежных производителей реэкспортных товаров. А поскольку в РФ, как пояснил автору президент СОЮЗЛЕГПРОМа Андрей Разбродин, «сохраняется низким платежеспособный спрос потребителей, в страну ввозится – через страны ЕАЭС – в растущем объеме демпинговая и одновременно низкокачественная продукция. Но на качество большинство российских потребителей внимания не обращает: главное, была бы она дешевой. И тем более привлекательна дешевизна, если та же продукция «проштампована» марками известных зарубежных брендов и изготовлена якобы во Франции, США, Швейцарии».

Что же касается единой системы отслеживания товаров и оценки их качества, то, по мнению А. Разбродина и многих других экспертов, её не может быть в принципе, пока страны Союза не договорятся о едином по всему ЕАЭС механизме контроля над внешнеторговыми операциями. И не откажутся от использования режима свободной торговли в ЕАЭС исключительно в пользу своих производителей, экспортеров и импортеров.

Тем временем хотя бы на одном направлении – в сфере обнаружения и изъятия продовольствия, пораженного сельхозвредителями, в рамках взаимопоставок и транзита через страны Союза последние добились некоторого прорыва. На упомянутом выше заседании Совета ЕЭК уточнены и расширены, по официальной информации, реестр «требований, предъявляемых к подкарантинным видам продукции и к объектам на таможенной границе ЕАЭС, а также Единый перечень карантинных объектов (ЕПКО) ЕАЭС». Сообщено, что эти «актуализированные документы помогут предотвратить проникновение в Союз более полусотни вредителей сельскохозяйственных культур».

Подкарантинная продукция – это, заметим, свыше 70% совокупного ассортимента взаимных поставок сельхозпродукции и ее транзита между странами ЕАЭС. В соответствии с означенным решением теперь более 80% ассортимента включено в ЕПКО. Что весьма актуально: в регионе Союза к концу 2017 г. число запретов и ограничений на сбыт и транзит «начинённого» сельхозвредителями продовольствия, произведенного в странах ЕАЭС, возросло почти в полтора раза в сравнении с началом 2010-х.

Но очевидно, что совместные меры в данной сфере, наконец-то согласованные, – лишь небольшая часть процесса выстраивания единой, притом комплексной системы контроля за ввозом, реэкспортом и сбытом товаров, как и за их качеством в регионе Евразийского союза. Системы, повторим, всё более востребованной в рамках евразийской экономической интеграции.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1753
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика