Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 30.11.2020 |

Турция все пристальнее засматривается на Киргизию

Турция стремится к укреплению своего политического и культурно-экономического влияния в постсоветской Средней Азии. Образовавшийся после крушения СССР идеологический вакуум позволил Анкаре внести в региональное идеологическое поле другие смыслы, взывающие к общетюркской идентичности и истории.

Турция позиционировала себя как образец для подражания – тюркское государство, успешно сочетающее ислам, демократию, рыночную экономику и отношения с ЕС и США. Такой образ в глазах населения среднеазиатских республик поддерживал Вашингтон. Турция – член НАТО, её усиление в регионе в ущерб влиянию России устраивало американцев.

Планы Анкары в Средней Азии – не просто углубить политические связи и увеличить товарооборот, но превратиться в лидера региона, сформировать единое политико-экономическое, энергетическое и идеологическое пространство. Экономический потенциал республик Средней Азии всё равно не сравнится с таковым у США, Европы или России, поэтому особых экономических выгод Анкара от такого сотрудничества не ждёт. Совместные экономические проекты важны скорее для самой Средней Азии, а не Турции. Для последней это больше символический акт, призванный поддержать её авторитет в глаза местного населения и политикума.

В этом смысле не все республики Средней Азии находятся в одинаковом положении. Наиболее развиты отношения Турции с Казахстаном – самой крупной и экономически развитой республикой региона. По инициативе президента РК Нурсултана Назарбаева действуют Всемирная ассамблея тюркских народов и Парламентская ассамблея тюркоязычных стран. Насильственный перевод казахского языка с кириллицы на латиницу чётко демонстрирует, в состав какого цивилизационного проекта хочет ввести страну нынешнее казахстанское руководство. С опорой на Астану Турции удобней всего расширять зону влияния в Средней Азии.

Другие среднеазиатские республики пытаются встроиться в эту парадигму отношений Анкары с её среднеазиатскими партнёрами. Недавно в Анкаре с двухдневным официальным визитом побывал президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков, где встретился с турецким коллегой Реджепом Эрдоганом в узком и расширенном форматах.

Для Киргизии, экономически одной из наименее развитых среднеазиатских республик, перспективы экономических отношений с Анкарой играют немаловажную роль. На встрече двух президентов обсуждались аспекты двухстороннего сотрудничества в области транспорта, энергетики, медицины, сельского хозяйства и межпарламентского диалога.

С. Жээнбеков отметил положительную роль созданного в 2011 г. Совета содружества тюркоязычных государств (Турция, Азербайджан, Казахстан, Киргизия) в деле укрепления трансграничных культурных связей тюркоязычных народов, Р. Эрдоган – успехи в сфере образования (с 1992 г. 3,5 тыс. студентов Киргизии получили турецкие стипендии для обучения). Стороны планируют довести товарооборот до $1 млрд. в год, предусмотрено участие турецкой стороны в проектах, предусмотренных в рамках объявленного в Киргизии Года развития регионов в 2018 г.

Киргизия может быть интересна Турции тем, что это – одна из самых пророссийских республик региона и – одновременно – наиболее податливая турецкому воздействию. В отношениях Анкары и Бишкека особенно заметен акцент на проекты культурно-идеологической, а не экономической направленности. Турки стараются работать на ослабление позиций русского языка и русской культуры в Киргизии, поддерживают построение новой идентичности киргизов с утверждением её кочевнических корней и двухтысячелетней киргизской государственности как «золотого века» в истории киргизского народа, минимизируя значение досоветского и советского периода истории Киргизии.

Вот как описал своё видение места русского языка в Киргизии один из турецких преподавателей киргизско-турецкого университета «Манас» в интервью ВВС: «Главное в киргизско-турецких отношениях – не торговля или финансы, а духовная, научная связь наших народов… В начале меня раздражало, что многие… говорят по-русски, забывая родной киргизский язык. Сейчас ситуация изменилась к лучшему. Наша цель – переломить стереотип… доказать, что качественное образование можно получать не только на русском, но и на киргизском, и турецком языке».

В усилении позиций Турции в Киргизии свою роль призван сыграть Совет содружества тюркоязычных государств. Его цель – привести к общему знаменателю законодательство стран-участниц, их импортно-экспортную политику, углубить цивилизационно-культурное сотрудничество, свести к минимуму память о вековом сотрудничестве народов Киргизии и России. Разработана единая интеграционная программа для государств-членов Совета.

В рамках такой организации Анкара получила возможность воздействия на позицию официального Бишкека по ряду чувствительных для себя проблем. Анкара, например, склоняет Бишкек к поддержке своей позиции по Кипру и Нагорному Карабаху. Она стремится идеологически приобщить Киргизию к общетюркскому проекту. Наиболее активно действует в регионе организация ТИКА (Турецкое агентство по сотрудничеству и координации). Заместитель премьер-министра Турции Нуман Куртулмуш так охарактеризовал её работу: «ТИКА – первичный инструмент превентивной внешней политики нашего правительства».

ТИКА работает в области экономики, спорта, здравоохранения, сельского хозяйства. На совместные проекты в сфере образования она выделила около 37% от всей помощи Киргизии, в сфере здравоохранения – 27,5%, для развития гражданской инфраструктуры – 20%.

В последнее время заметно активизировались силы, стремящиеся поставить под сомнение выигрыш Киргизии от участия в ЕАЭС и подорвать российско-киргизстанское сотрудничество. Даже недругам невозможно сбросить со счетов, что участие КР в процессах евразийской интеграции остаётся для Бишкека превалирующим, так как приносит ощутимые выгоды, что отражается и на оценках этих интеграционных проектов населением республики.

В 2014 г. только 50% киргизстанцев положительно относились к идее членства в ЕАЭС, в 2017 г.– уже 83%. Членство страны в Союзе создаёт дополнительно 700 тыс. рабочих мест, объём денежных переводов от мигрантов, работающих в других странах ЕАЭС, равен 35% ВВП республики. На адаптацию экономики Киргизии к механизмам ЕАЭС выделено полмиллиарда долларов.

Оппоненты реагируют на такого рода факты соответственно. На круглом столе «Анализы феномена пост-правды в социальных сетях интернета» в Бишкеке 12 апреля с.г. был отмечен рост негативной и, главное, ложной информации о положении Киргизии в ЕАЭС, распространяемой в социальных сетях подставными лицами. Например, указанные выше плюсы от членства в ЕАЭС в таких потоках информации не упоминаются. Вместо этого создаются тематические группы, типа «Кыргызстанцы против Евразийского союза» и пр.

Такие процессы подпитываются Анкарой. В 2001 г. нынешний премьер-министр Турции, тогда ещё университетский профессор Ахмет Давутоглу написал труд «Стратегическая глубина: международное положение Турции». В нём он изложил своё видение турецкой внешней политики и призвал положить в её основание историческую мощь турецкого народа, помноженную на выгодное геостратегическое положение турецкого государства.

Турция как «мост» между светским Западом и исламским Востоком, по мнению А. Давутоглу, – невыгодная роль, навязываемая Турции её западными партнёрами. Делается это для того, чтобы ограничить внешнеполитические амбиции Турции сугубо региональным контекстом. Она же, находясь одновременно в Европе и Азии, соседствуя с Балканами, Кавказом и Ближним Востоком, является не закупоренным в ограниченном геополитическом пространстве «мостом», а одновременно европейской, азиатской, ближневосточной, кавказской и среднеазиатской державой.

Не всё идёт во внешней политике Турции так, как задумывал Давутоглу, но принцип распространения турецкого «мягкого» влияния остаётся приоритетным, что мы и видим на примере Средней Азии. Анкара пока действует в рамках предложенной Давутоглу формулы «ноль проблем с соседями», стараясь нарастить своё присутствие в тех или иных регионах без прямого столкновения с оппонентами. Хотя иногда такая политика даёт сбои (инцидент с уничтожением российского Су-24 в Сирии в 2015 г., вторжение в Сирию и др.).

Киргизия входит в очерченную Давутоглу зону стратегической глубины. Потенциальными агентами турецкого виляния в республике выступают связанные с турецким бизнесом крупные предприниматели и политики. Уместно вспомнить, что предыдущий президент Киргизии Алмазбек Атамбаев имел обширные экономические связи с турецкими партнёрами и свой первый визит в качестве главы государства совершил именно в Анкару.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1937
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика