Сегодня: 15.10.2018 |

Энергосистема Центральной Азии: в одном хоре, но с разными партитурами

Лидеры бывших советских среднеазиатских республик, декларируя свое желание к установлению стабильных экономических отношений в регионе, периодически обсуждают вопросы то создания регионального союза, то совместного использования водно-энергетических ресурсов.  При этом во главу угла ставится либо занятие лидирующего положения (Казахстан, Узбекистан), либо решение своих проблем в топливно-энергетическом комплексе (Кыргызстан, Таджикистан).

Однако если о фиаско таких казавшихся в свое время перспективными проектов, как Центрально-Азиатский союз, Центрально-Азиатское экономическое сообщество,  Центрально-Азиатское сотрудничество (организация) сегодня уже не вспоминают, то о воссоздании единого энергетического кольца в последнее время говорят довольно часто. Вспомнили о нем  и на прошедшем 17-18 апреля в Сочи форуме евразийской интеграции «Перспективы развития и укрепления ШОС».

Напомним, что в советское время в регионе успешно функционировала объединенная система водно-энергетических объектов Казахстана, Туркменистана, Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, включавшая 83 электростанции. Она позволяла максимально повысить (путем регулирования пиковых нагрузок и перетоков электроэнергии) устойчивость работы энергосистем каждой из входящих в нее республик и рационально использовать основные водохранилища для нужд агросектора.

После развала СССР в регионе увлеченно занялись созданием суверенных и независимых экономик, историй, энергетических систем. По субъективным политическим мотивам и вопреки экономической логике разрушались территориально-производственные комплексы. Так, каждая из республик под девизом «Умрем, но не уступим ни кубометра суверенной воды, ни киловатта суверенной электроэнергии!» стала, нарушая ранее установленный баланс, тянуть водно-энергетическое одеяло на себя. Начались перебои с поставками газа, угля в Киргизию и Таджикистан.

В свою очередь, последние, компенсируя зимнюю нехватку энергии, начали спускать максимум воды из водохранилищ, создавая проблемы Узбекистану и Казахстану. Более того, Киргизия и Таджикистан приняли законы о продаже текущей в реках воды. Правда, внедрить их в практику межгосударственных отношений не смогли. Все эти действия вели к возникновению системных аварий, нарушению диспетчерских режимов, подтоплению территорий у партнеров по ОЭС, но внимания на это не обращалось.

И это понятно. В регионе сформировались преследующие лишь собственные интересы олигархические и финансово-промышленные группы. Их «рыночное» мышление отвергает возможность поступиться собственными интересами ради выглядящих затратными интеграционных процессов. На многие решения в экономике и политике негативное влияние оказывает также, в частности внутри казахов, деление по родам, жузам и регионам.

В итоге энергетический сепаратизм в каждой из республик породил множество проблем. Попытки договориться, безусловно, предпринимались и предпринимаются: периодически собираются различные рабочие группы, но достигнуть компромисса не удается. Решения, стоящие на межнациональном уровне, ищутся на уровне энергетических и водных ведомств.

Среди причин, препятствующих восстановлению единой энергосистемы, можно назвать:

- разные модели рынков электроэнергии;

- затрудняющий эффективную работу энергосистем в параллельном режиме порядок таможенного контроля межгосударственных перетоков электроэнергии;

- отсутствие единой методологии расчета тарифов на транзит электроэнергии;

- высокие из-за множества фирм-посредников трансакционные издержки;

- отсутствие правовой основы для равного доступа энергопроизводителей одной страны на внутренний рынок электроэнергии другой;

- неотработанность  механизма гарантий возврата и защиты инвестиций;

- высокий физический и моральный износ оборудования, угрожающий безаварийному взаимодействию электроэнергетических систем государств.

На ряд этих причин обращалось внимание и на упомянутом выше сочинском форуме евразийской интеграции «Перспективы развития и укрепления ШОС». Так, президент Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов заявил: «Проектов по интеграции энергосистем в рамках ШОС, да и вне этой организации, довольно много, но я к ним отношусь аккуратно. Процесс "электрообъединения" очень сложен – даже на базе постсоветского пространства. Все государства разные и с точки зрения генерации электричества, и с точки зрения тарифной политики, и с точки зрения экспорта-импорта».

Развивая мысль К. Симонова, скажем, что, к примеру, для закольцовки энергосистем региона необходимо унифицировать тарифы на электроэнергию. Сейчас в республиках действует система так называемого перекрестного субсидирования цен на электроэнергию для населения за счет высоких тарифов для промышленности. Причем через растущие тарифы деньги направляются не на модернизацию, а по сути, возвращаются самим компаниям-энергомонополистам. А ведь необходима существенная модернизация инфраструктуры: со времен развала СССР модернизацией оборудования электростанций и сетей в странах региона всерьез не занимались, и оно имеет высокий технический и моральный износ.

Износ привел к падению располагаемых  мощностей и пропускной способности энергосистем. Все это усугубляется сезонностью потребления (в зимний период потребление значительно превышает летнее) и неравнозначными по стоимости перетоками электроэнергии, что усложняет обеспечение экономической эффективности.

Быстро возобновить объемы энергостроительства невозможно – отрасль отличается длительными циклами строительства и необходимостью аккумулирования огромных инвестиций. Расчет на частных инвесторов несостоятелен: очередей из желающих вложить деньги в такой рискованный и долго окупаемый бизнес, как энергетика, в регионе не наблюдается. Ожидать их в ближайшее время от западных банков  также нереально.

Другой источник – государство. Но смогут ли правительства взять на себя эти немалые расходы и внести их в бюджет? Вряд ли. Тем более что заинтересованность «верхних» стран (Кыргызстан, Таджикистан) в новых гидроэнергетических проектах объективно противоречит интересам нижележащих (Узбекистан, Казахстан) соседей в водопользовании.

Таким образом, для восстановления единой энергосистемы необходимо создание  общего энергорынка (а значит, понятные правила игры и отсутствие политических противоречий), внятная государственная политика модернизации генерирующих и  распределительных мощностей с определением источников финансирования. Без решения всех этих проблем планы восстановления  регионального энергокольца обречены на пополнение  кип пожелтевших, но так и не реализованных программ, которые в избытке заполняют шкафы правительственных кабинетов.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1362
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика