Сегодня: 19.08.2018 |

Благодаря ШОС Белоруссия может стать связующим звеном между Европой и Азией

В настоящее время экономика Белоруссии переживает далеко не лучшие времена. Несмотря на бодрые заявления местных чиновников и официальную статистику, реальность в республике далека от той радужной картины, которую на протяжении последнего времени упорно рисуют местные СМИ. В сложившейся ситуации попытки найти дополнительные возможности поддержания местной экономической модели, а также создания благоприятных условий для ее дальнейшего развития абсолютно логичны и не вызывают серьезной критики даже у радикальных оппонентов Александра Лукашенко.

Несмотря на различного рода противоречия торгово-экономического характера, которые сегодня существуют между Белоруссией и Россией, вряд ли кто-то решится сказать, что Минск в обозримом будущем сможет обойтись без российского рынка и поддержки Москвы. В том числе и в вопросах международного сотрудничества. Учитывая тот факт, что РБ по-прежнему остается тем государством, которое не особо приветствуют на Западе, белорусские власти просто вынуждены искать новые контакты на Востоке, где поддержка России является одним из ключевых факторов успеха. Поэтому совершенно неудивительно, что за последние годы Белоруссия все больше стала проявлять интерес к расширению взаимосвязей с Шанхайской организаций сотрудничества (ШОС), глобальные отношения с которой в Минске планируют выстраивать как через Москву, так и Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Руководство республики, еще несколько лет назад робко заявлявшее о возможности стать всего лишь наблюдателем при ШОС, сегодня уже открыто говорит о том, что рассчитывает на вступление в данную организацию в качестве полноправного участника. Например, в начале мая председатель Совета Республики Национального собрания Белоруссии Михаил Мясникович заявил не только о том, что участие страны в работе данной организации «отвечает внешнеполитическим интересам республики», но и о возможности получить от ШОС приглашение стать полноправным членом.

Стоит напомнить, что ШОС была основана в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана на базе «Шанхайской пятёрки» (все основатели ШОС, кроме Узбекистана), созданной еще в 1996-1997 годах на основе ряда соглашений об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы. Выполнив основную первоначальную задачу – обеспечение стабильности по периметру границ бывших советских республик и Китая, в организации решили обратиться к экономической составляющей.

Правда, нельзя сказать, что развитие структуры шло без каких-либо противоречий. Например, несколько лет назад Пекин предложил создать Банк развития ШОС (у КНР имеется большой объем наличности, и Банк автоматически стал бы китайским инструментом влияния), в то время как Москва, настаивавшая на сохранении баланса внутри организации, предложила остановиться на Фонде развития ШОС в целях финансового обеспечения совместных проектов в рамках организации.  Из-за несогласованности позиций вопрос оказался нерешенным и по сей день.

В июне 2016 года на саммите в Узбекистане были подписаны меморандумы о вступлении в организацию Индии и Пакистана, которые в 2017 году стали ее полноправными членами. После этого ШОС превратилась в серьезного геополитического игрока, так как теперь с учетом стран-наблюдателей организация занимает около 60% Евразийского континента (34 млн. кв. км), на ее территории проживает половина населения планеты, ее страны составляют около 30% мировой экономики, а их промышленный потенциал в перспективе может достигнуть 60-70% (прежде всего, за счет Китая и России). И уже только поэтому говорить о том, что ШОС является сугубо региональной организацией, не имеющей глобальных перспектив, не стоит.

Пожалуй, главной особенностью ШОС является то, что она по своей сути не является ни военным блоком, ни открытым регулярным совещанием по безопасности, а занимает своеобразную промежуточную позицию. Главными задачами организации являются укрепление стабильности и безопасности, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, а также развитие экономического сотрудничества, энергетического партнерства, научного и культурного взаимодействия. На сегодняшний день странами-наблюдателями в ШОС являются Афганистан, Белоруссия, Иран и Монголия. Эти государства с согласия членов организации могут присутствовать на заседаниях и участвовать в обсуждении вопросов повестки дня, но без права принятия решений. Странами-партнерами являются Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. Такой статус дается стране или организации, которая разделяет цели и принципы ШОС, а также взаимодействует с ней по отдельным направлениям деятельности.

История сотрудничества Белоруссии и ШОС началась еще в 2009 году, когда республика после нескольких лет переговоров вместе со Шри-Ланкой получила статус партнера по диалогу. В последующем активность белорусских властей привела к тому, что республика в 2015 году смогла стать наблюдателем, став единственной чисто европейской страной, получившей данный статус. Правда, как и прежде, скептики считают, что все это лишь «имиджевые бонусы», так как Белоруссия продолжает оставаться «страной-изгоем» в глазах Запада. Официальные же аналитики и эксперты, наоборот, пророчат не только рост внешнеполитического статуса республики, но и развитие внешнеторговых связей, увязывая последнее с укреплением сотрудничества с Китаем.

При этом оптимисты в последние годы все чаще стали говорить о том, что Белоруссия может стать проводником китайских интересов в Европе не только в рамках Великого шелкового пути, являющегося основой китайских интересов в ШОС, но и в процессе глобальной интеграции на всем Евразийском континенте, в том числе и за счет сопряжения Шанхайской организации сотрудничества и ЕАЭС. «Белоруссия способна и готова органично дополнить экономическое сотрудничество в рамках ШОС, используя свой транзитный, промышленный и научный потенциал, принимать активное участие в координации вопросов, связанных с безопасностью в регионе», – заявляли официальные лица еще в 2015 году.

И эта установка ничуть не претерпела корректировки за прошедшие три года. Год назад Александр Лукашенко в своем выступлении на заседании Совета глав государств - членов Шанхайской организации сотрудничества в Астане сделал отдельный акцент на вопросах безопасности и необходимости усиления экономического измерения в деятельности ШОС. Тогда же он назвал Белоруссию, находящуюся на «западном рубеже» организации, донором региональной стабильности, предложив всем поддержать его инициативу о налаживании нового масштабного диалога между Востоком и Западом, аналогичного Хельсинкскому процессу.

Стремление руководства республики участвовать во всех мероприятиях, проводимых ШОС, как в области экономического сотрудничества, так и в военно-политической сфере нашло свое отражение и в нынешнем году. Например, в апреле делегация белорусских вооруженных сил во главе с министром обороны Андреем Равковым приняла участие в совещании глав военных ведомств государств – членов организации в Пекине. Дополнительно к этому совсем недавно было заявлено, что Минск готов поддержать идею создания в Казахстане Центра по экономическим вопросам ШОС.

Необходимо отметить, что на сегодняшний день главной целью Белоруссии в ШОС является все же не политическая сфера (страна находится далеко от Азии и никоим образом не может влиять на происходящее там), а экономическое сотрудничество. Для того чтобы это понять, достаточно взглянуть на данные внешней торговли страны. Например, в прошлом году из общего товарооборота республики в $63,4 млрд на Россию пришлось более $32,4 млрд, Китай – более $3,1 млрд, Казахстан – около $690 млн, Индию – около $400 млн, то есть на страны ШОС пришлось более половины товарооборота РБ, что свидетельствует о крайней заинтересованности Минска в расширении торгово-экономического сотрудничества с этими странами.

Более того, руководство страны, как в рамках ЕАЭС, так и ШОС неоднократно подчеркивало, что придает особое значение решению задач по устранению препятствий на пути движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы в Евразии. Общий смысл подобных заявлений сводится к одному – Белоруссия готова стать связующим звеном между Европой и Азией и предлагает своим партнерам активнее использовать ее потенциал.

При этом в Минске делают все, чтобы реализовать свою идею «интеграции интеграций». В данном случае интересен тот факт, что белорусские чиновники основой взаимодействия различных интеграционных форматов в Евразии считают заключение соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между государствами – членами ЕАЭС и Китаем, который в последние годы все сильнее лоббирует свою инициативу «Один пояс, один путь». Вместе с тем в качестве перспективных направлений сотрудничества в Минске рассматривают и создание трансконтинентальных транспортных коридоров (правда, снова через китайский проект Шелкового пути), а также многосторонние проекты в сфере информационных технологий.

В белорусской столице также с удовлетворением восприняли бы новость о том, что в рамках ШОС будет создана зона свободной торговли, о возможности чего еще в прошлом году заявил Дмитрий Медведев. Правда, и российский премьер, и большинство аналитиков в настоящее время пока не видят реальной возможности создания подобной ЗСТ. И тому есть ряд объективных причин как экономического, так и правового характера. Например, ШОС не обладает правосубъектностью в рамках международного права, то есть от имени организации никто не может подписывать соглашения, в то время как у ЕАЭС такое право есть.

Более того, интересы у стран, входящих в организацию, при всей декларации схожих подходов все-таки разные, как и их социально-экономический потенциал (разница в уровнях ВВП на душу населения по странам очень велика – от $1 тыс. до $14 тыс). К тому же экономически более сильные страны ШОС, так или иначе, стремятся навязать остальным участникам свое видение ситуации. Например, Китай предлагает на площадке организации создавать региональные ЗСТ на основе презентованной им в мае 2017 года концепции «Один пояс, один путь» в рамках своей стратегии «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП). К слову, Пекин уже смог реализовать преимущества формата ШОС для продвижения своего проекта через создание сети партнерских отношений и подписание двусторонних контрактов. В данном случае интересы Китая сводятся к формированию экономического коридора, проходящего через Центрально-Азиатский регион в Европу и на Ближний Восток.

Специфика же белорусского участия как в ШОС, так и в ЭПШП на современном этапе обуславливается тем, что Минск оказался одновременно географическим мостом между Азией и Европой в проекте евразийской интеграции и единственным чисто европейским государством, активно участвующим в работе ШОС. Интересы Белоруссии в данном случае более чем очевидны, учитывая еще и тот факт, что Пекин, используя ШОС для продвижения ЭПШП, создает различные инструменты финансирования: Фонд шелкового пути ($40 млрд), Азиатский банк инфраструктурных инвестиций ($100 млрд) и т.п., в доступе к которым Минск крайне заинтересован.

Дополнительно к этому в белорусской столице прекрасно понимают, что подключение страны к ШОС призвано способствовать интенсификации отношений с государствами Азиатского региона в различных областях, начиная с торгово-экономических связей и заканчивая вопросами глобальной безопасности. Более того, сегодня у организации есть серьезная экономическая повестка, сформулированная в Программе развития многостороннего торгово-экономического сотрудничества до 2020 года, в подключении к которой в Белоруссии также проявляют крайнюю заинтересованность.

Вместе с тем, помимо возможных перспектив улучшения торговых отношений со странами Азиатского региона, для Белоруссии ШОС выступает еще и важной диалоговой площадкой с государствами, входящими в организацию. Участвуя в различного рода диалогах и мероприятиях, Минск имеет возможность лучше понять происходящие процессы как в каждом из государств по отдельности, так и региона в целом. Тем более, если помнить, что все государства-участники ШОС являются важными партнерами республики на международной арене, а Россия, Казахстан и Кыргызстан еще являются и членами ЕАЭС, куда входит и Белоруссия.

Таким образом, перспективы дальнейшего сотрудничества Белоруссии и Шанхайской организации сотрудничества, несмотря на некоторый скептицизм ряда аналитиков, не вызывают сомнения. Дальнейшее углубление участия Минска в ШОС должно способствовать более выгодной роли республики в процессе формирования континентального экономического партнерства в Евразии, а также повышению ее статуса на международной арене.

Воспользуется ли Белоруссия предоставленным ей шансом, покажет ближайшее будущее.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
745
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика