Означает ли визит президента Узбекистана в США смену ориентиров в военной политике? (II) - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 20.10.2021 |

Означает ли визит президента Узбекистана в США смену ориентиров в военной политике? (II)

Часть I

После смерти И. Каримова, уже при новом руководителе страны наметился очередной этап активизации военного сотрудничества между РУз и РФ. В ноябре 2016 года министерства обороны двух стран договорились расширить рамки ВТС, а в апреле 2017 года в ходе первого официального визита Ш. Мирзиёева в Москву руководители военных ведомств подписали соответствующие документы. Узбекистан проявил повышенную заинтересованность в приобретении у России современных видов военной техники, в частности истребителей четвертого поколения Су-30СМ (в прошлом году узбекская делегация даже посетила Иркутский авиастроительный завод, производящий самолеты Су-30 СМ, где ознакомилась с его производственными мощностями) и вертолетов, модернизации стоящих на вооружении узбекской армии танков Т-62 и Т-72 до уровня Т-62М и Т-72Б3, а также в создании в РУз совместных сервисных центров по их обслуживанию.

В сентябре 2017 года в Ташкенте секретарь Совбеза при президенте РУз В. Махмудов обсудил со своим российским коллегой Н. Патрушевым конкретные аспекты дальнейшего развития ВТС между двумя странами. В октябре аналогичную тематику в узбекской столице уже поднимал российский вице-премьер Д. Рогозин. А после визита в РУз в ноябре 2017 года премьер-министра РФ Д. Медведева Узбекистан заключил с Рособоронэкспортом контракт на покупку 12 ударных вертолетов Ми-35, поставку которых намечено начать уже в 2018 году.

В последнее время между двумя странами также активизировался обмен военными делегациями. Подразделения узбекских ВС уже неоднократно принимали участие в тактических учениях и соревнованиях на полигонах в России, а российские подразделения приезжали для обмена опытом в Узбекистан. Заявлено о восстановлении в прежнем объеме и программы подготовки узбекских военнослужащих в ряде профильных военных заведениях России, замороженной несколько лет назад.

В то же время на фоне демонстрируемых союзнических отношений и многопланового военного сотрудничества между РУз и РФ узбекское руководство стремится активно развивать взаимодействие в этом направлении не только с Россией, но и с другими иностранными партнерами.

По сообщениям официальных источников, Ташкент уже реализует 13 дорожных карт военного и военно-технического сотрудничества с рядом зарубежных стран. В частности, успешно развиваются военные контакты с Китаем, получившие новый импульс после визита в 2017 году узбекского президента в КНР. Подписан план военного сотрудничества на 2018 год с Азербайджаном, достигнуты аналогичные договоренности с Белоруссией. СМИ Индии недавно сообщили об узбекско-индийских предварительных консультациях на предмет создания в РУз предприятия ВПК.

В рамках внешнеполитической стратегии, направленной на развитие региональной кооперации, Узбекистан идет на расширение военного сотрудничества и со своими  соседями. С Астаной уже достигнуты договоренности о поставках в Узбекистан продукции казахстанского ВПК, в частности бронетехники. Ташкент также намерен заключить двусторонние соглашения по противовоздушной обороне со всеми центральноазиатскими республиками. В апреле с. г. в узбекской столице на очередном заседании Координационного комитета по вопросам ПВО при Совете министров обороны государств-участников СНГ в дополнение к имеющемуся соглашению по ПВО в рамках СНГ этот вопрос рассматривался уже в практической плоскости.

Но все же в списке приоритетов узбекского руководства в плане развития военного сотрудничества значится взаимодействие в этом направлении с США. Тем более и Вашингтон прикладывает встречные усилия по восстановлению прежнего уровня отношений с Ташкентом, свидетельством чего являются участившиеся визиты в узбекскую столицу американских делегаций различного уровня.

12 мая Шавкат Мирзиёев принял командующего Центральным командованием ВС США генерала Джозефа Вотела, находившегося в РУз с рабочим визитом

Подобное взаимное стремление нашло свое логическое отражение в недавнем первом официальном визите узбекского лидера в Вашингтон и его переговорах с Д. Трампом, по итогам которых было принято совместное заявление «Узбекистан и Соединенные Штаты Америки: начало новой эры стратегического партнерства».

Конкретные перспективы сотрудничества между странами в военной сфере Ш. Мирзиёев обсудил с министром обороны США Джеймсом Мэттисом. Стороны отметили важность укрепления связей в данном направлении и договорились реализовать пятилетний «План военного сотрудничества». Его подробности остались за рамками публичного освещения, однако Белый дом подчеркнул, что подобное соглашение заключено с Узбекистаном впервые.

Можно только предположить, что в ответ на согласие узбекской стороны обеспечить транзит военных грузов для группировки американских войск по т. н. «Северному маршруту» и обязательство быть надежным партнером США в деле борьбы с «международным терроризмом» в Афганистане, Вашингтон не будет скупиться на практическую наполняемость заключенных с РУз договоренностей по военному сотрудничеству. При этом, как представляется, Соединенные Штаты привлекает возможность сделать ставку на Узбекистан, усилив через него свое военно-политическое присутствие в регионе ЦА.

При посещении Пентагона Шавкатом Мирзиёевым министр обороны Джеймс Мэттис представил ему своих ближайших сотрудников

Вышеизложенное позволяет утверждать, что новые власти Узбекистана, взявшие курс на широкомасштабные реформы во всех сферах деятельности, в т. ч. в вопросах укрепления обороноспособности национальных ВС и развития собственного ВПК, намерены активно использовать для достижения поставленных целей многосторонние связи. В этом, конечно, нет ничего предосудительного, поскольку Ташкент исходит в первую очередь из своих национальных интересов.

В то же время многовекторность внешнеполитического курса Узбекистана и его стремление к постоянному маневрированию между полюсами сил особенно теперь, в условиях крайне сложной и непредсказуемой военно-политической ситуации в мире, не может гарантировать полного уровня доверия к Ташкенту со стороны партнеров в такой специфической сфере, как военное сотрудничество. В первую очередь это касается военного взаимодействия с Россией, союзнические отношения с которой закреплены соответствующими договорами, и вытекающего отсюда желания сторон, несмотря на конъюнктурные соображения, учитывать интересы друг друга.

Например, сочтет ли Москва целесообразным идти на поставки ВС РУз современной техники в необходимых объемах в рамках заключаемых контрактов, оплачиваемость которых вызывает сомнение, или предоставлять узбекской стороне заведомо невозвратные целевые кредиты, которые затем вынуждена будет списывать. И это при том, что Ташкент демонстрирует очередной люфт в сторону геополитического противника России – США. Со своей стороны, Узбекистан, не желая становиться «заложником» американо-российского противостояния в условиях санкций, введенных США в отношении большинства структур российского ВПК, может отказаться от заключения военных контрактов с Россией в пользу других зарубежных партнеров и в очередной раз снизить уровень военного сотрудничества. Эти вопросы обречены пока оставаться дискуссионными.

______________________

Фото http://www.press-service.uz/

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
5192
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика