Сегодня: 19.08.2018 |

Конкурентоспособность белорусской энергетики зависит от цены на российский газ

Заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко 29 мая предложил отвечающему за ТЭК в новом правительстве России вице-премьеру Дмитрию Козаку возобновить переговоры о стоимости газа, какой ей предстоит быть после 2019 г. Главная цель Минска в ходе этих переговоров – получить максимально дешевый газ, что позволит ему снизить расходы и повысить конкурентоспособность своей экономики.

Несмотря на то, что обе страны являются участниками ЕАЭС, а также Союзного государства, предусматривающего еще более глубокий уровень интеграции, нефтегазовый вопрос в отношениях России и Белоруссии – один из самых сложных. Белоруссия, которой в наследство от СССР досталась достаточно развитая промышленность и сельское хозяйство, почти не имеет своих месторождений нефти и газа, которые обеспечили бы ее собственными энергоресурсами. В то же время на ее территории расположены два крупных нефтеперерабатывающих завода – Мозырский и Новоплоцкий НПЗ, которые работают на российском сырье. А поставки нефти и нефтепродуктов на внешние рынки обеспечивают Белоруссии до 30% экспорта.

Зависимость Белоруссии от России по поставкам природного газа – 100%-я. В прошлом году республика импортировала 19 млрд. кубометров российского газа, увеличив объем закупок по сравнению с 2016 г. на 2%. По импорту российского газа РБ заняла четвертое место, уступив лишь Германии (53,4 млрд.), Турции (29 млрд.) и Италии (23,8 млрд.). При этом она заметно опережает большинство стран Западной, Центральной и Восточной Европы. Так, Великобритания в прошлом году купила у России 16,3 млрд. кубометров газа, Франция – 12 млрд., Польша – 10,5 млрд., а Австрия – 9 млрд. Понятно, что стоимость энергоносителей влияет на конкурентоспособность экономики. И белорусские власти постоянно стремятся снизить цену на газ, уравняв ее с внутрироссийской.

С этим обстоятельством был связан и последний российско-белорусский нефтегазовый конфликт, завершившийся подписанием временного соглашения. В 2016 г. белорусские власти на фоне кризисного состояния экономики посчитали, что сильно переплачивают за российский газ, который на тот момент обходился им в 179,4 долл. за тысячу кубометров, и заявили, что будут платить за него по собственным тарифам. В ответ Москва прекратила беспошлинные поставки нефти, что вызвало остановку белорусских НПЗ и крайне негативно отразилось на доходах бюджета.

Возникший конфликт привел к тому, что Минск начал демонстративно игнорировать деятельность ЕАЭС, используя свое участие в работе союзных структур как рычаг для давления на Россию. А в декабре 2016 г. А. Лукашенко отказался подписывать новый Таможенный кодекс ЕАЭС, введение которого в действие пришлось из-за этого отложить.

Конфликт был урегулирован лишь в апреле 2017 г. Стоимость газа для Белоруссии была установлена на уровне 129 долл. за тысячу кубов в 2018 г. и 127 долл. – в 2019 г. По итогам переговоров «Газпром» предоставил скидку с первоначальной цены в 150 долл. после погашения Минском образовавшейся задолженности за поставки газа в размере 726 млн. долл. До того министр энергетики Белоруссии Владимир Потупчик называл справедливой стоимость газа в размере 73 долл. за тысячу кубов, а глава  белорусского правительства Андрей Кобяков – 80 долл. Впоследствии белорусские власти отстаивали тариф в 108 долл., настаивая на снижении стоимости транспортировки российского газа, и даже пригрозили начать его закупки в других газодобывающих странах СНГ – Казахстане и Узбекистане.

Впрочем, нереалистичность этих планов была отмечена экспертами сразу же. Для транспортировки среднеазиатского газа отсутствовала необходимая инфраструктура, которую на пространстве между Белоруссией и странами Центральной Азии контролировал все тот же «Газпром». К тому же у Казахстана и Узбекистана просто не было необходимых Минску объемов газа, которые скупил Китай. Закупки газа у России был вынужден возобновить даже Азербайджан, ранее отказавшийся от них после запуска собственных месторождений. Пойти на этот шаг Баку вынудила необходимость наращивать экспорт нефти, для производства которой был нужен все тот же газ. Поэтому единственным выходом для Минска было достижение договоренностей с Москвой, в попытках повлиять на которую белорусские власти и выдвигали различные «экзотические» варианты решения газовой проблемы.

Договоренности, достигнутые в апреле 2017 г., действуют только до конца 2019 г. Поэтому Белоруссия и предлагает возобновить переговоры о будущей цене на газ. Прощупывать почву в данном направлении Минск начал еще в апреле этого года. При этом белорусские власти активно ссылаются на договоренности о формировании общего электроэнергетического, а также нефтегазового рынка ЕАЭС. «Никто не снимал задачу к 1 июля 2019 года создать единый рынок евразийской электроэнергии, а 1 января 2025 года – единый рынок нефти и газа», – заявил, комментируя планы возобновления переговоров с Россией по газовым ценам, Владимир Семашко. Эти планы предусматривают отказ от экспортных цен и создание общих рынков, торговля на которых будет осуществляться по единым правилам.

Проблема в том, что если Армении, Киргизии и Белоруссии, не имеющих собственных нефтегазовых ресурсов, такой вариант крайне выгоден, поскольку позволяет существенно сэкономить на оплате энергоносителей, то Россия и Казахстан в итоге могут потерять существенную долю доходов бюджета. Поэтому с созданием общего энергетического, и особенно нефтегазового, рынка в период становления ЕАЭС было решено не спешить.

Показательно, что с инициативой возобновления переговоров по газовым ценам выступает именно Белоруссия. Для неё этот вопрос имеет и еще один важный нюанс. Дело в том, что стоимость газа в России и Белоруссии, как отметил В. Семашко, в настоящее время различается, и если дисбаланс сохранится, то после создания общего рынка электроэнергии белорусская энергетика окажется неконкурентоспособной.

Общий электроэнергетический рынок ЕАЭС должен заработать уже в следующем году. Договор о его создании в настоящее время находится в стадии активного обсуждения и доработки. В середине мая на совещании под председательством министра по энергетике и инфраструктуре Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Эмиля Кайкиева его обсудили представители уполномоченных органов ЕАЭС в сфере энергетики. В результате удалось договориться, что документ будет принят в форме внесения изменений в действующий договор о создании ЕАЭС, заключенный в 2014 г. Изменения планируется внести в приложение № 21 – протокол об обеспечении доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере электроэнергетики, что, как полагают в ЕЭК, «соответствует логике построения основного союзного документа».

В действующем виде протокол определяет единые правила обеспечения доступа к услугам естественных монополий в сфере энергетики и предусматривает поэтапное формирование общего электроэнергетического рынка ЕАЭС на принцах параллельной работы энергосистем, поэтапной гармонизации законодательства, технических норм и добросовестной конкуренции. Но ряд положений будущего договора пока вызывает споры. Наиболее дискутируемыми в настоящее время являются вопросы обеспечения доступа к сетям естественных монополий через коммерческие организации, валют, в которых будут осуществляться расчеты, использования «московского» или «среднеевропейского» времени, а также определения внутренних потребностей в электроэнергии. Решение этих проблем, как выяснилось на последнем совещании в ЕЭК, требует дополнительной проработки на экспертном уровне.

По мере приближения даты старта общего электроэнергетического рынка ЕАЭС Минск наверняка будет поднимать вопрос снижения цены на российский газ все более настойчиво. Правда, в 2019 г. должен заработать первый блок Белорусской АЭС, которую строит «Росатом». Но всех проблем республики с электричеством он не решит. Кроме того, газ используется отнюдь не только для производства электроэнергии на ТЭЦ, но и во многих отраслях промышленности, включая производство минеральных удобрений, также крайне значимых для Минска в качестве источника доходов бюджета. Поэтому «газовые» переговоры РФ с Белоруссией обещают быть напряженными.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
928
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика