Сегодня: 19.07.2018 |

Страна малого бизнеса. Рассчитывать на продвижение промышленных проектов трудно

О нынешней непростой ситуации в экономике Киргизии рассказывает экономист, председатель комитета Торгово-промышленной палаты КР по вопросам промышленной политики, экспорта, инфраструктуры и ГЧП Кубат Рахимов.

– Год назад началась выборная президентская кампания. Потом президент формировал команду, пришло новое правительство. За это время что изменилось в экономике?

– События 2017-2018 годов подтвердили мою гипотезу о том, что у нас экономика и политика существуют параллельно. Что я имею в виду? Что в любой иной стране мира потрясения такого плана могут повлиять на всю экономику. Но в нашей – не так. Такие события, как революции 2005 и 2010 годов, заставили выработать своеобразный иммунитет. На этот раз у нас не произошло сдвига, у нас произошла некая смена персонифицированного ориентира, но не модели развития.

– И как это отразилось на бизнесе?

– Если взять малый бизнес, то он как существовал сам по себе, так и существует. Если говорить о среднем бизнесе, то у него были возможности после вступления республики в ЕАЭС получать дешевые кредиты Российско-киргизского фонда развития, но этот эффект уже исчерпан. И к 2018 году мы пришли с таким результатом: все уже заложено и перезаложено, механизмы так называемых гарантийных фондов пробуксовывают, так как они слабые. Максимум пара сотен предпринимателей могут ими воспользоваться. И страховой рынок тоже не заработал, у нас остались имущественные риски. Как показывают крупные пожары на крупных рынках страны, люди остаются ни с чем. Я считаю, что добровольно-принудительное страхование товарной массы плюс охват всего массива недвижимого имущества могло бы добавить как минимум один-два процента к ВВП страны.

Мы не знаем, что мы продаем, мы не знаем, сколько продаем и сколько товара имеем. Мы не можем обезопасить наших бизнесменов от пожаров, наводнений, краж и прочая. Нет полноценного страхового рынка как инструмента рыночного учета. А страховка может помочь покрыть расходы, например задолженность перед банком. Этот вопрос не решили предыдущие премьеры. Есть вещи, которые можно заставить делать. Законодательно. Например, страховать имущество, товар. Что-то невозможно заставить делать указом сверху. Тогда надо заинтересовывать. Например, владельцы помещений, сдающие торговые места, будут думать о пожарной безопасности, если их недвижимость и товарная масса арендаторов будет застрахована.

– Вы сказали про мелкий и средний бизнес. А что с крупным бизнесом? Здесь не имеется в виду торговый капитал.

– Крупный бизнес в Кыргызстане принадлежит большей частью иностранцам. Прежде всего, это горнорудные предприятия. То, что у нас называют крупным бизнесом, вроде производства напитков, по мировой классификации относят к среднему бизнесу. Крупные предприятия у нас весьма связаны с государством. Они мало соотносятся со средним бизнесом. Вот такая у нас многоуровневая парадоксальная экономика. Во всем мире малый и средний бизнес сопровождает крупный. Во многих странах крупный бизнес имеет некую обязательную квоту на контракты с мелким и средним бизнесом. Вокруг наших крупных проектов, вроде реконструкции ТЭЦ Бишкека, строительства линии электропередач Датка–Кемин, были какие-то фирмы, но эффект для страны непрозрачен. Такие проекты не дают должного эффекта в отношении среднего и малого бизнеса.

Бишкек уже состоялся, благодаря частному бизнесу, как неформальная столица ресторанного бизнеса Центральной Азии, потому что по количеству заведений общепита Ташкент, Астана, Душанбе, Алматы и другие рядом не стоят. По количеству пунктов общественного питания, я думаю, Бишкек даже лидер среди столиц стран СНГ. Почему так? Потому что у нас осталось очень мало ниш, куда можно было бы вложить деньги. Ну и слава Богу. Зато есть где поесть нормально, недорого, и люди имеют хоть какую-то работу.

Еще Бишкек на душу населения имеет огромное количество автомобилей. Подержанных в основном. Вы будете смеяться, но у нас есть автопром, правда, примитивный, поставляющий запчасти даже в соседние страны. Поэтому есть и достаточно много различных СТО, включая те, кто предоставляет сервис на приемлемом уровне.

– К слову, о нормальном автопроме. Узбекистан подписал контракт на строительство в Киргизии сборочных автомобильных заводов. Все комплектующие будут поступать из Узбекистана. Обычно в таких случаях такие заводы постепенно начинают переходить на местные комплектующие. Послужат ли эти заводы толчком для начала производства в самой Киргизии? Появятся ли какие-то промышленные предприятия, производящие запчасти и прочее?

– Хороший вопрос. Но чтобы такое случилось, должен быть промышленный бизнес как таковой. А его нет. Кто может стать инициатором развития промышленного капитала, производства? В нашем случае – государство. Но нашим чиновникам достаточно, если заходит какой-то инвестор и уже сам ищет на месте партнеров. То есть никто не станет формировать промышленный бизнес. Будет производство с участием иностранного капитала – будет и наш промышленный бизнес, мы быстро учимся.

– Даже в Афганистане есть заводы по сборке мотоциклов. А президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев за год правления добился того, что в стране строятся заводы по сборке грузовиков MAN, КамАЗов, будет строиться АЭС. В Киргизии нет талибов, войны. Почему же инвесторы рискнули в Афганистане, а в Киргизии нет?

– У нас просто не с кем разговаривать, не с кем вести переговоры. Мы – страна малого бизнеса. Для того чтобы продвигать какие-то промышленные проекты, мы должны быть хотя бы страной среднего бизнеса. Зачастую пробуксовка многих благих намерений происходит из-за неконгруэнтности государственной машины и реального бизнеса.

– Вы могли бы сказать, столько у нас в процентах торговый капитал, а сколько промышленный?

– Не могу сказать. Во-первых, у нас нет такой статистики. Во-вторых, если бы была, то я ей бы не поверил. У нас бизнес работает по патентам. Мы не знаем движения товаров, их объем, кто и что продает, куда продает, откуда покупает. Поэтому говорить о каких-то данных, из которых можно исходить при планировании чего-то, прогнозировании, не стоит. Но можно уверенно сказать, что торговый капитал превалирует в республике. А промышленного, своего, а не иностранного, почти что нет.

– Означает ли это, если говорить о становлении промышленности, что рассчитывать можно только на иностранный капитал? Но он не идет в Киргизию…

– Почему же! Идет. Но имеет странную конфигурацию. Те же китайцы. Дают кредиты, строят дороги, добывают что-то. Но страна влезает в долги. Китайские. И подрядов от китайцев не получает. Есть Российско-киргизский фонд развития, который дает нашему бизнесу дешевые кредиты, фактически выступая неким квазибанком. Если наши предприниматели не берут там кредиты, потому что их не дают на строительство ресторанов и пансионатов, то надо их давать инвесторам. И не только российским. В ЕАЭС, вообще-то, входят еще и Белоруссия, Казахстан, Армения. Тамошние бизнесмены хотят делать бизнес в Кыргызстане. Но это тема для отдельного разговора.

Что будет в нашей экономике дальше, посмотрим. Ситуация тяжелая, но небезнадежная, определенный процент прочности есть. Фокус внимания должен быть на реальном среднем бизнесе, уже достигшем некоторых успехов в своей сфере, а не на абстрактной поддержке всех и вся.

Беседовал Эгамберды Кабулов

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
913
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика