Сегодня: 16.12.2018 |

«Спящие ячейки» все больше берут на себя пропаганду терроризма в ЦА

В последнее время на евразийском пространстве много говорят о явственном процессе переброски боевиков ИГИЛ (запрещено в России) из Сирии в Афганистан. Их концентрация на границах с Содружеством Независимых Государств вызывает обеспокоенность России и государств Центрально-Азиатского региона, соседствующих с ИРА.

Как заявил на Бишкекском антитеррористическом форуме секретарь Совета безопасности Киргизии Дамир Сагынбаев, террористическая организация «Исламское государство» открыто заявляет о своих ближайших целях: это нападение на страны ЦА и Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая.

Игиловцы стремятся к перехвату контроля над наркотрафиком, совершают атаки на правительственные силы и инфраструктуру внутри Афганистана, вербуют рекрутов, готовятся к транзиту боевиков в Россию и государства Центральной Азии. Кроме того, как заявил секретарь Совбеза, ими ведется сбор информации об уязвимых участках границы, о ситуации в приграничных с севером Афганистана районах. Идеологи террора адаптируют модели своих действий под политические и культурные реалии регионов, вынашивают планы совершения так называемых атак вдохновения на территории других государств, в том числе и стран ЕАЭС.

Заметим, что призывы к таким атакам распространяются в медийном пространстве, организованном ИГИЛ, на языках народов Содружества. Их суть в реализации тактики «одиноких волков», когда дается общая установка – убивать «неверных» любыми способами и в любом месте. Профессор Кыргызско-Российского Славянского университета Лариса Хоперская утверждает, что ежедневно гражданам Киргизии и Таджикистана приходит более 90 тыс. sms с призывами пополнить ряды террористических организаций. Получатели посланий – молодежь в возрасте от 20 до 30 лет.

В Совете безопасности Киргизии признают, что республика находится в поле зрения международных террористов. В их проектах стране уготована судьба пункта транзита боевиков, поставщика людских ресурсов, а также места создания нового очага напряженности.

Сказанному есть подтверждение – с начала года органами национальной безопасности Киргизской Республики задержано 11 боевиков, переброшенных в страну с террористическими заданиями.

Заместитель руководителя аппарата президента Киргизии Мира Карыбаева, ссылаясь на сведения Государственной службы исполнения наказания республики, несколько месяцев назад сообщила, что за экстремистско-террористическую деятельность отбывает наказание 517 человек.

В этой связи у киргизских антитеррористов есть понимание того, что террористическая активность на Ближнем Востоке и Афганистане, ключевую роль в которой играет ИГИЛ с аффилированными бандами, является доминирующим фактором, влияющим на устойчивое развитие ЕАЭС. Это понимание заставляет киргизских чекистов наращивать взаимодействие со своими коллегами по Союзу и Содружеству, дающее положительные результаты. Например, в рамках контртеррористических операций органы ГКНБ Киргизии совместно с российскими партнерами предотвратили четыре теракта в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

Россия проводит твердую линию на развитие сотрудничества государств ЕАЭС в борьбе с терроризмом. Ее позицию на форуме озвучил депутат Госдумы Российской Федерации Сергей Железняк. Она такова: «Гарантии безопасности с учетом трансграничной природы терроризма возможны только при эффективном сотрудничестве в рамках интеграционного объединения».

Участник антитеррористического форума Таалатбек Масадыков о ситуации в Афганистане знает не понаслышке – ранее он занимал пост главы миссии ООН в этой стране. По словам Т. Масадыкова, меры, предпринимаемые Россией по сплочению государств региона в борьбе с террористической угрозой, обоснованы реальной обстановкой, тем не менее проблема куда серьезнее, чем предупреждают российские власти.

Согласно анализу эксперта, примерно в 10-11 из 34 провинций Афганистана существуют базы «Исламского государства», с которым воюют не афганская армия и не НАТО, а талибы. У «Талибана» нет задач за пределами ИРА. Т. Масадыков сомневается и в том, что боевики ИГ будут направлены в Центральную Азию, хотя исключать такого развития событий нельзя. На этом фоне он оценил состояние защищенности различных участков внешних рубежей Содружества с Афганистаном. Картина выглядит следующим образом: госграница Узбекистана охраняется надежно, власти Туркменистана решают проблему пограничной безопасности, договариваясь с вооруженными афганскими группировками, таджикская граница защищена хуже всего. Причины сложности обстановки на таджико-афганской границе носят как объективный характер – горный рельеф местности в приграничье, в результате чего продолжаются проникновения из Афганистана, так и субъективный – коррупция.

Эксперт рассказал, как несколько лет назад некий инструктор нелегально проследовал из Пакистана через Афганистан и Таджикистан в Киргизию, провел инструктажи и вернулся. За все это он заплатил коррумпированным чиновникам всего тысячу долларов.

Заместитель министра внутренних дел КР Курсан Асанов отметил, что «предпосылки импорта терроризма в страну и его эскалации» лежат в плоскости нерешенных проблем демаркации киргизско-таджикской и киргизско-узбекской границ, а также в неотрегулированности работы разрешительной и контрольно-пропускной систем.

Приплюсуем к сказанному мысль Т. Масадыкова о пограничной коррупции. Казалось бы, экспертом был приведен частный, незначительный факт, но он заставляет думать, что коррупционные схемы, вскрытые недавно ГКНБ республики в таможенных органах, могли находиться под контролем международных террористических организаций, занимающихся поставкой в различные точки мира средств террора, наркотиков, а также переброской террористов. А почему бы нет?

Поэтому антикоррупционную борьбу, которую начал президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков, однозначно следует считать важнейшим шагом в борьбе с терроризмом. Напомним, что глава Киргизии на заседании Совета безопасности еще в феврале с.г. открыто заявил о неэффективной работе правоохранительных органов по пресечению афганского наркотрафика, функционирующего в интересах международного терроризма. Если в 2016 году на территории республики было изъято 166 килограммов героина, то в 2017-м всего 101 килограмм. При этом у российских наркополицейских этот показатель только за два месяца 2016 года составил полтонны.

Но вернемся к тому, что говорили Дамир Сагынбаев и Таалатбек Масадыков. Оба они заявили, что в Киргизию проникают эмиссары-террористы. По сведениям секретаря Совбеза, на территории страны идет формирование отдельных «спящих ячеек», ведущих свою деструктивную пропагандистскую деятельность, но Масадыков сомневается в вероятности прорыва ИГИЛ через границы Содружества. Можно предложить версию: прорыву через границу Содружества террористы предпочтут тактику «атак вдохновения» с помощью «спящих ячеек», а там видно будет...

Александр Князев, эксперт по странам Центральной Азии и Среднего Востока, в интервью порталу Central Asia Monitor предлагает сместить взоры (не теряя бдительности) с внешней террористической угрозы на внутреннюю. «Нужно опасаться внутреннего протестного потенциала, – говорит ученый, – особенно среди той части населения, которая в силу низкого образования, религиозной неграмотности и социального статуса оказывается подверженной влиянию идеологий наподобие тех, что продвигал ИГИЛ».

Программа правительства КР по противодействию экстремизму и терроризму на 2017-2022 годы указывает на то, что факты коррупции в государственных органах, наличие безработицы, недостатки в образовательной системе вызывают недовольство социально уязвимых слоев населения, часть которого подвержена влиянию религиозно-экстремистских и террористических течений. Недовольство, подпитываемое идеологией экстремизма и терроризма, способно вызвать серьезный протест.

Приведем статистику. На 1 апреля с.г. в Киргизии 184 тыс. человек не имели постоянного места работы. В результате уровень безработицы составил 7,2%. В поисках лучшей доли многие киргизстанцы вынуждены покидать родные края. По информации Главного управления по вопросам миграции МВД России, в Российской Федерации трудится более 616 тыс. киргизстанцев.

Теперь о детях и их благополучии как главных жизненных показателях. В 2011 году ЮНИСЕФ изучил в Киргизии проблему посещения детьми школ. Преданные гласности результаты выглядели весьма тревожно. По данным международной организации, 30 тыс. детей оказались за пределами учебных заведений. Большая часть детей, не посещавших школу, проживала в сельской местности. Основными причинами непосещения были отсутствие денег у родителей на одежду и учебники, поборы в школах, привлечение детей к работам с целью пополнения семейного бюджета, а также грубое отношение учителей к детям. В 2017 году министерство образования и науки сообщило о 3 тыс. не посещающих школу детях. Член общественного совета ведомства Алмаз Тажыбай сообщил, что у детей с каждым годом снижается интерес к получению образования. Одна из причин – нехватка в семье денег.

Став взрослее, эти дети будут искать причины своего бедственного положения. Дальнейшая их судьба полностью зависит от тех, кто поддержит молодежь во всех отношениях и укажет ориентир.

Судя по всему, школа эту задачу не выполняет. Тогда, может быть, вера? По официальным данным, в 2016 году в Киргизии насчитывалось 2743 мечети и 2218 школ.

В феврале с.г., участвуя в видеомосте «Как сдерживать распространение радикальной идеологии среди мусульман в СНГ», член Совета улемов Киргизии, теолог Кадыр Маликов среди основных причин вовлечения молодежи в экстремистские организации назвал социальную несправедливость и невиданное расслоение общества на бедных и богатых. «И это толкает молодежь на поиски ответов в исламе на свои – в первую очередь идеологические – вопросы. Дело в том, что сегодняшняя молодежь видит в исламе не просто ритуалы (чтение намаза, соблюдение орозо и другие), а ищет ответы в большей степени на политические вопросы», – сказал тогда К. Маликов.

На II Бишкекском антитеррористическом форуме теолог выступил с новыми заслуживающими внимания заявлениями. Одно из них гласит: «В последние годы религиозная идеология в Кыргызстане принадлежит странам Персидского залива. В итоге мусульмане становятся "заложниками" чьих-то суннитских противоречий».

В связи с этим К. Маликов утверждает: «Мы сидим на пороховой бочке, и отделять государство от веры нужно, но разумно… Но образования и работы духовенства в этом направлении явно не хватает, как и тесного сотрудничества между мусульманами стран СНГ. Если этим не заняться вплотную и всерьез, на эти вопросы нашей молодежи и верующим будут отвечать представители радикальных и террористических течений. И угрозы будут лишь нарастать».

Отметим и другой важный момент в выступлении теолога: «Основной центр подготовки террористов в Кыргызстане – это тюрьмы. И там идет серьезное сращивание радикалов с криминалитетом… Но государство и традиционный ислам к борьбе не готовы. Поэтому сейчас просто необходимо гармонизировать религию и светские ценности. Однако советский подход может привести к войне и краху страны».

Вероятно, для понимания масштаба террористической угрозы ЕАЭС следует учитывать не только ситуацию в Афганистане и других регионах мира, но и социально-политическую в государствах Союза. Важна в этом случае оценка степени пораженности их населения экстремистскими идеями. В условиях массовой миграции населения из Средней Азии данный показатель следует учитывать России. По мнению сопредседателя Клуба региональных экспертов Киргизии «Пикир» и организатора антитеррористического форума в Бишкеке Игоря Шестакова, трудовая миграция в странах ЕАЭС попала в сферу внимания террористических и экстремистских группировок, которую деструктивные силы активно пытаются переформатировать под свои цели.

Депутат Государственной Думы России Сергей Железняк основную причину развития экстремистских тенденций в странах СНГ видит в нерешенных вопросах в сфере законодательства, регулирующего деятельность трудовых мигрантов. Парламентарий предложил, в частности, вывести процесс миграции из тени и вести непрерывную просветительную работу среди трудовых мигрантов, поскольку выходцы из Средней Азии в Российской Федерации позиционируют себя людьми верующими.

Важную меру  предупреждения террористических угроз доктор экономических наук Жумакадыр Акенеев видит в незамедлительном принятии превентивных экономических мер: «Для этого страны ЕАЭС должны сообща выделить какие-то средства. Те же Россия, Беларусь. Потому что, несмотря на, казалось бы, их удаленность, террористическая угроза такова, что может достать в любом месте».

Хоть в песне поется, что первым делом – самолеты, именно о людях, их уровне жизни, о социальной справедливости в государствах ЕАЭС следует думать прежде всего. Это лучшее средство антитеррора!

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1735
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика