Сегодня: 20.09.2018 |

Белорусская граница – без демаркации не обойтись

 Внешняя торговля, вопросы поставок нефти и газа, проблемы политического взаимодействия с Россией и странами Запада – все это и многое другое на протяжении современной истории было главным на повестке дня независимой Белоруссии. Долгое время вопросы урегулирования ситуации вокруг границы республики находились на втором плане, так как официальный Минск не видел политической необходимости уделять их решению значительного внимания. Однако после событий на Украине отношение белорусских властей к проблемам пограничного контроля резко изменилось. Они не только озаботились вопросом усиления защиты государственных рубежей, но и наконец-то решили завершить все формальные процедуры, связанные с международным признанием границ РБ.

Последним значимым событием в этом направлении стало подписание документов о процедуре демаркации белорусско-украинской границы, которая должна будет завершиться в 2026 году.

Стоит напомнить, что в вопросах определения границ существует несколько основных понятий: делимитация – определение границы на карте и демаркация – обозначение границы на местности. Делимитация белорусско-латвийской границы заняла два года (1992-1994), белорусско-литовской – три (1992-1995), а белорусско-украинской – пять (1992-1997). В то же время демаркационные работы растянулись на годы: с Литвой демаркация была проведена к 2 февраля 2007 года, с Латвией – 6 ноября 2008 года, а в 2012 году демаркировали стык госграниц Белоруссии, Латвии и России. И только с Польшей вопрос был разрешен еще во времена СССР.

Что касается Украины, то договор о демаркации границы был подписан еще 12 мая 1997 года, а через два месяца ратифицирован Верховной радой. Белорусская же сторона затягивала этот процесс 17 лет, и лишь в ноябре 2014 года Минск утвердил документ. Белорусские власти тогда заявили, что рассчитывают завершить процедуру переноса государственной границы с карты на местность за 8 лет (протяженность белорусско-украинской границы составляет 1084 километра, из которых 758 километров на сухопутном участке, а 325 – на водном). Официально подчеркивалось, что демаркационные работы будут направлены на то, чтобы обе страны получили международно признанную государственную границу.

Примечательно, что за весь постсоветский период ни Минск, ни Киев никогда прежде не стремились как можно быстрее решать существующую проблему обозначения на местности государственной границы. По мнению аналитиков, это было связано с рядом требований белорусской стороны к Украине. Например, в Минске долгое время заявляли, что предприятия РБ после распада СССР перечислили украинским заводам деньги за выпущенную продукцию, но так и не получили товар (долги составляли от 80 млн. до 150 млн. долларов). Поэтому предлагалось сначала решить все проблемы экономического характера, а лишь потом переходить к вопросу границ. И вплоть до 2014 года, пока в Минске не заговорили о необходимости защиты страны от проникновения на ее территорию экстремистов и оружия, стороны не обращали на вопрос демаркации никакого внимания.

После государственного переворота на Украине в Белоруссии было принято решение укрепить свои южные рубежи. До того времени границу с южной соседкой охраняли Гомельский и Пинский пограничные отряды, а сама граница не была обозначена на местности. Несмотря на это, бывший глава Государственного пограничного комитета Леонид Мальцев принял решение обеспечить охрану белорусско-украинской границы без увеличения численности, сформировав на ней три погранзаставы, три пограничных поста и четыре пограничных мобильных поста. Ради этого был даже расформирован военный госпиталь, а вертолетный отряд передали в состав МЧС. В результате освободившиеся 450 человек были отправлены на заставы.

Такая поспешность, даже несмотря на неурегулированность ряда юридических норм, свидетельствовал о том, что в Минске на тот момент ожидали от Украины все что угодно, больше всего опасаясь появления на своей территории украинских экстремистов, которые имели довольно тесные связи с белорусскими националистами и футбольными фанатами. В конечном счете мероприятия по усилению охраны государственной границы имели определенный успех, о чем неоднократно заявляли белорусские пограничники, отчитываясь о пресечении проникновения на территорию страны оружия, наркотиков и нелегалов с Украины.

Вместе с тем в Минске решили воспользоваться стремлением Киева любыми способами вступить в Евросоюз и НАТО, чего без демаркации границ сделать невозможно. Вряд ли есть сомнения, что между руководством двух стран были проведены консультации по данному вопросу. Правда, пока неизвестно, что белорусские власти попросили взамен поспешной демаркации. Однако факт остается фактом – Белоруссия и Украина после долгих лет молчания единодушно решили в кратчайшие сроки завершить все вопросы, связанные с их границей.

Необходимо отметить, что ситуация с демаркацией белорусско-украинской границы не уникальна, хотя и свидетельствует о том, что этот процесс в большей степени связан с политическими играми руководства двух стран. Оказалось, что у Белоруссии не меньше проблем и на восточном направлении, где  границу с Россией Александр Лукашенко назвал «самой странной в мире».

На первый взгляд, между нашими странами, входящими в состав Союзного государства, демаркация границ не нужна, так как она является лишь формальным признаком, обозначающим территориальные пределы государств. Однако на деле, особенно в последние годы, ситуация перестала выглядеть однозначно, а обе стороны уже неоднократно заявляли о том, что границу необходимо брать под особый пограничный и таможенный контроль. При этом до сегодняшнего дня между Белоруссией и Россией так и не подписано документа о демаркации, что осложняет какие-либо действия по одностороннему усилению контроля над границей.

Известно, что еще в мае 1995 года Александр Лукашенко и тогдашний премьер-министр России Виктор Черномырдин в Смоленской области выкопали символический пограничный столб на границе двух стран, хотя органы пограничной службы остались дислоцироваться в Пскове и Смоленске, а в Бресте сохранились комендатуры, которые выполняли оперативное прикрытие внешних рубежей.

Белорусские пограничники, по официальной информации, с того времени никогда не осуществляли какую-либо охрану участка государственной границы между нашими двумя странами. Согласно ряду договоренностей 1994 и 1995 годов, защита государственной границы Белоруссии с остальными странами осуществляется органами пограничной службы республики в сотрудничестве с органами пограничной службы России. То есть РБ охраняет рубежи РФ путем охраны собственной границы с Польшей, Латвией, Литвой и Украиной, а российские пограничники осуществляют в отношении союзной республики все то же самое на своих внешних границах.

Несмотря на соглашения, между странами периодически возникали противоречия, а пограничные вопросы превращались в механизм демонстрации друг другу своей позиции. Например, в период обострения двухсторонних отношений российские пограничники и таможенные службы устанавливали контроль за перемещением как грузов, так и физических лиц, следовавших со стороны Белоруссии в РФ. Правда, необходимо отметить, что в основном это никак не сказывалось на перемещении простых белорусов или россиян, хотя и создавало ряд проблем грузоперевозчикам, которые были вынуждены простаивать в многокилометровых очередях на границе, и экспортерам.

Вплоть до 2014 года ситуация на белорусско-российской границе была относительно спокойной, хотя с обеих сторон порой и высказывались мнения о необходимости пересмотра ее статуса, вплоть до введения на ней таможенного контроля, который был формально упразднен еще в 2011 году. Впрочем, российские таможенники никуда со своих мест не уехали и продолжают проверять грузы, идущие с белорусской территории, объясняя это борьбой с санкционной продукцией, ввоз которой в Россию запрещен.

Однако с момента переворота на Украине ситуация стала кардинально меняться. В 2014 году на российско-белорусской границе появились пограничные наряды, усиленные морскими пехотинцами Северного флота, а с лета 2016 года российская сторона и вовсе практически вышла из режима свободного пересечения границы, фактически начав развивать систему её пограничной охраны, вкладывая в это значительные ресурсы. Это стало окончательно ясно после того, как в феврале прошлого года Москва заявила о том, что устанавливает на границе с Белоруссией пограничную зону, а 15 мая все белорусские рейсы в российских аэропортах были переведены в международные терминалы, и у их пассажиров начали проверять документы.

В конце 2017 года приказом директора ФСБ и вовсе был введен пограничный режим. Все это объяснялось беспокойством российских властей по поводу открытости границы в условиях, когда Белоруссия в начале 2017 года установила безвизовый режим сроком на 5 дней для граждан 80 стран мира. После этого российские пограничники стали разворачивать машины граждан третьих стран и высаживать их из поездов, следующих из Белоруссии в Россию, если у этих лиц не было российских виз.

Руководство Белоруссии расценило такую позицию Москвы как попытку нарушить достигнутые ранее договоренности и оказать давление на Минск в условиях непрекращающегося в последние годы конфликта, связанного с попаданием на российский рынок санкционной продукции. А. Лукашенко несколько раз заявлял о том, что пора разобраться с проблемой границ, напоминая российской стороне, что его страна по-прежнему защищает СГ на западной границе, а между двумя государствами не нужен никакой дополнительный контроль.

Впрочем, ни для кого не секрет, что это не совсем так. Через белорусско-российскую границу идет большой поток контрабанды, причем в обоих направлениях: в Россию попадают «белорусские» креветки и персики, а обратно – контрабандный и контрафактный алкоголь и сигареты. Дополнительно к этому продолжает существовать проблема незаконной миграции, о которой в Минске неоднократно напоминали Москве, предлагая решить ряд вопросов организационного характера: на настоящий момент между государствами нет четкой нормативно-правовой базы, по которой беженцев могли бы вернуть в страну пребывания.

Несмотря на ряд нерешенных вопросов, белорусская сторона вплоть до нынешнего года не считала необходимым пересматривать сложившейся статус белорусско-российской границы. Еще в феврале прошлого года А. Лукашенко заявлял, что не думает, что Россия хочет воссоздать полноценную границу с Белоруссией, отмечая при этом, что если Москва начала делимитацию или демаркацию границы, то «это может привести к серьезному конфликту». Однако события последних месяцев продемонстрировали, что ситуация все больше стала выходить из-под контроля белорусского руководителя: в Москве все чаще стали говорить о необходимости введения пограничного контроля, а разворачивание белорусской продукции на границе и вовсе приобрело массовый характер.

В конечном счете белорусский лидер в прошлом месяце был вынужден заявить, что россияне «сами не понимают, чего хотят и что они делают на белорусско-российской границе». «Пусть определяются. Определятся – нам не проблема ответить. Мы готовы в любой момент адекватно дать ответ. Если они хотят закрыть границу – пожалуйста. Закроют – мы в ответ также должны ввести контроль на границе», – подчеркнул он.

Заявление А. Лукашенко продемонстрировало, что власти республики окончательно «дозрели» до готовности симметрично отвечать на действия России на совместной границе. Правда, у аналитиков возникли серьезные сомнения насчет того, что Минск на самом деле способен в кратчайшие сроки «ответить» Кремлю и закрыть границу. Для этого, по различным подсчетам, может потребоваться не менее 5 тысяч пограничников, в то время как в белорусской армии ни 2 тысяч (численность механизированной бригады по штатам мирного времени), ни тем более 5 тысяч «лишних» военнослужащих нет. Более того, даже демаркация границы, без чего невозможно установление на ней серьезного контроля, обойдется белорусской стороне в сумму более чем 20 млн. долларов.

Еще больших средств потребуется на создание пограничной инфраструктуры (систем охраны и обнаружения, мест дислокации пограничных подразделений, дорог и т.д.), а также на формирование пограничных отрядов (не менее 50 застав или постов и 10-15 автомобильных и железнодорожных пунктов пропуска). То есть установление полноценной государственной границы между Белоруссией с Россией является для Минска крайне сложной и затратной задачей.

Впрочем, стороны прекрасно понимают всю сложность ситуации и умеют договариваться, когда это необходимо. Одним из примеров этого является заключение в нынешнем году так называемого «спортивного безвиза». Согласно соглашению, подписанному в конце мая, на время проведения в России чемпионата мира по футболу для иностранных болельщиков на территории Белоруссии с 4 июня по 25 июля действует безвизовый режим. В свою очередь, российская сторона предоставит «безвиз» для проезда и пребывания на своей территории иностранным болельщикам, которые будут направляться в Минск на II Европейские игры, запланированные в белорусской столице с 20 по 30 июня 2019 года.

Правда, в вопросе о всеобъемлющем соглашении о взаимном признании виз между двумя странами по-прежнему остается много спорных моментов, которые пока не позволяют Минску и Москве прийти к согласию. В данном случае для Белоруссии согласованная визовая политика имеет как свои плюсы, когда нивелируются и решаются всевозможные пограничные конфликты, так и минусы – формально Минск становится ограниченным в своей визовой политике, что в условиях белорусской реальности не может устраивать местные власти, стремящиеся к тотальному контролю над обществом.

Россия же не скрывает, что стремится получить контроль над транзитом через внешнюю границу Союзного государства, тем самым ограничив в этом направлении самостоятельность Минска. В конечном счете обе стороны, хоть и признают необходимость решения всех назревших проблем, все еще не могут пойти на взаимные уступки. Поэтому ситуация вокруг белорусско-российской границы по-прежнему остается в подвешенном состоянии.

Если суммировать все происходящее в последнее время вокруг вопросов пограничного контроля на белорусской границе, то вырисовывается следующая картина. Минск отчетливо дает понять своим партнерам, что контроль границ является прерогативой белорусских властей, вмешиваться в которую никому не позволено. В том числе и ближайшему союзнику – России. Руководство республики видит в этом один из последних реальных признаков своей независимости и не собирается отдавать его никому. И обвинять официальный Минск в этом, конечно, нельзя.

Однако в ситуации, когда Белоруссия неоднократно заявляла о своем желании строить Союзное государство, республике стоит подойти к данной проблеме более взвешенно. Да и от российской стороны наши народы вправе ждать большей терпимости в поисках консенсуса, особенно на фоне развертывания на западных границах СГ военных сил НАТО и обостряющейся нестабильности на Украине.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
10054
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика