Сегодня: 16.12.2018 |

Что на постсоветском пространстве думают о ЕАЭС

На фоне общего кризиса Евросоюза, вызванного массовой иммиграцией из афро-азиатского региона и нарастанием сепаратистских тенденций, роль общественного мнения в интеграционных процессах заметно возросла. Несмотря то, что уровень поддержки интеграции в ЕАЭС остается высоким, население в этом плане отнюдь не монолитно, а положение в отдельных странах Союза и вовсе настораживает.

Регулярными замерами общественных настроений в странах ЕАЭС относительно евразийской интеграции занимается Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР), который проводит исследования совместно с агентством «Евразийский монитор». Всего было проведено шесть волн исследований, последнее из которых отражает ситуацию по состоянию на 2017 год. Исследование проводилось методом опроса в пяти странах ЕАЭС (Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, России), Молдавии и Таджикистане, в каждой из которых было опрошено не менее 1000 человек. И его результаты показали довольно противоречивую картину: общий настрой общества в странах Союза по отношению к интеграции остается позитивным, но по сравнению с периодом 2014-2015 гг. начинает ослабевать.

Интеграционные настроения в ЕАЭС и СНГ измеряются Центром интеграционных исследований ЕАБР через понятие притяжения стран друг к другу, а также к зарубежным государствам, которые расположены за пределами территории бывшего СССР. Притяжение исследуется в трех аспектах – политическом, экономическом и культурном. Всего респондентам задавалось около 20 вопросов, призванных выявить отношение населения к сотрудничеству с различными странами постсоветского пространства и «остального мира». В исследовании 2017 г. также анализировалась зависимость интеграционных предпочтений от уровня образования респондентов, что позволило получить интересные, хотя и не во всем позитивные для ЕАЭС данные.

На протяжении трех лет, прошедших со времени создания Евразийского союза, его общественная поддержка снижается. Причем наиболее заметным, как отмечают аналитики ЕАБР, это падение было в России, где одобрение участия в ЕАЭС с 2015 по 2017 г. сократилось с 78 до 68% населения, а также в Армении (с 56 до 50%). Снижение популярности ЕАЭС происходило в этот период и в других странах Союза. Но в Казахстане (с 80 до 76%) и Белоруссии (с 60 до 56%) оно было гораздо более умеренным. Наименее же заметным падение поддержки ЕАЭС оказалось в Киргизии (с 86 до 83%), где оно вообще находится в пределах статистической погрешности. Симпатии к Союзу в этой среднеазиатской республике связаны с тем, что население ощущает от него вполне реальную выгоду в виде льготных условий трудовой миграции в РФ, которые для остальных стран ЕАЭС значат куда меньше.

Совсем другой пример демонстрирует Армения, где уровень отрицательного отношения к ЕАЭС находится на максимальном среди союзных государств уровне. С 2015 по 2017 г. он вырос с 10 до 13%, понизившись, правда, по сравнению с 2016 г. на 3%. Приход к власти нового премьер-министра Н. Пашиняна, ранее открыто высказывавшего антиевразийские взгляды, на этом фоне вовсе не выглядит случайным. Не способствует росту евразийских настроений населения и внутренне противоречивый курс армянского руководства на выстраивание из своей страны некоего моста между ЕАЭС и Евросоюзом.

Еще более тревожным является относительно высокий (на фоне России и Казахстана) уровень негативного отношения к ЕАЭС в Белоруссии (6%), где к тому же по состоянию на прошлый год зафиксирован максимальный процент тех, кто настроен к Союзу безразлично. Учитывая, что общественное мнение – это во многом проекция средств массовой информации, а в Белоруссии они в своем большинстве официальные, такая ситуация порождает вопросы к реальным интеграционным намерениям белорусских властей. Не исключено, что на отношении населения республики к ЕАЭС сказались конфликты между Москвой и Минском из-за поставок российских нефтегазовых ресурсов в Белоруссию и белорусского продовольствия – в РФ, которые освещались местными СМИ в негативном ключе.

Причиной сокращения доли населения, положительно настроенного по отношению к ЕАЭС, аналитики ЕАБР считают несколько факторов. Во-первых, во время создания Союза, которое пришлось на 2015 г., ожидаемый интеграционный эффект был явно завышенным. Во-вторых, становление ЕАЭС пришлось как раз на время глубокого экономического кризиса, который не позволил в полной мере реализовать потенциал расширения торгово-экономических связей. В-третьих, как элиты, так и широкие слои населения не ощущают на себе непосредственного эффекта от создания Союза, что заставляет их все чаще задумываться о смысле его существования. Свою роль в снижении популярности ЕАЭС играет и специфика его деятельности. Руководящие органы Союза решают в основном вопросы тарифно-таможенного регулирования и формирования общих рынков, а широким массам такая информация малоинтересна.

Наиболее реальным кандидатом на присоединение к Союзу является Таджикистан, где, несмотря на заметное снижение, уровень общественной поддержки ЕАЭС в 2017 г. все еще составлял 69%. Такие же настроения, скорее всего, характерны и для Узбекистана, который также сильно зависит от трудовой миграции в Россию. Опросы 2012-2014 гг. зафиксировали, что 2/3 населения республики настроено за евразийскую интеграцию. Но с тех пор исследования такого рода в Узбекистане больше не проводились.

Зато в Молдавии, где развивается конфликт между проевразийски настроенным президентом И. Додоном и проевропейским парламентом и правительством, уровень поддержки ЕАЭС по сравнению с 2015-2016 гг. снизился с 53 до 48%, что стало самым низким показателем за все время измерений. Причем против ЕАЭС в Молдавии настроены люди с высшим образованием, которые составляют культурную, политическую и экономическую элиту общества.

Одним из главных связующих звеньев ЕАЭС в настоящее время является трудовая миграция. Гражданам стран Союза договор о его создании предоставляет в этой области значительные преимущества. В целом по ЕАЭС 77% населения поддерживает свободу передвижения, трудоустройства, проживания и обучения на его территории. Но при этом в России традиционно фиксируется один из самых высоких в мире уровней неприятия миграции, который по данным опроса составил 53%. Более того, негативное отношение к миграции демонстрируют практические все слои российского общества. Это прямо вытекает из рисков, с которыми все чаще сталкиваются Россия, да и другие страны Союза: под видом трудовых мигрантов в их пределы все чаще проникают откровенные террористы из ИГИЛ. Тем не менее, поскольку российский рынок труда является для мигрантов из стран ЕАЭС ключевым, антииммигрантские настроения таят в себе потенциальную опасность для устойчивости Союза.

Падает и интеграционный потенциал системы образования, по привлекательности которой страны ЕАЭС значительно уступают Евросоюзу. Российское образование в основном востребовано в среднеазиатских государствах – Казахстане, Киргизии и Таджикистане. Но даже в последнем из них, где учебные заведения РФ традиционно пользуются наибольшим спросом, их популярность упала с 59% в 2015 г. до 36% в 2017 г. В Армении и Белоруссии в тройку стран, куда респонденты хотели бы отправить своих детей для получения образования, Россия вообще не входит. В первой из них наиболее популярными в качестве стран, где можно получить образование, оказались США, Германия и Франция, а во второй –  Британия, Германия и США.

Российская система образования, по мнению аналитиков ЕАБР, все еще сохраняет значительный интеграционный потенциал, но уступает по своей конкурентоспособности странам ЕС и «остального мира». Между тем именно система высшего образования является ключевым механизмом воспроизводства элиты, которая в недалеком будущем будет определять политический и экономический курс государств ЕАЭС.

В целом же по совокупности показателей экономического, политического и гуманитарного притяжения в Белоруссии, России и отчасти Казахстане зафиксирован рост привлекательности стран СНГ (кроме Украины). Но при этом в Армении отмечена небольшая отрицательная динамика притяжения ко всем странам СНГ, а в случае с Россией она является довольно значительной. Притяжение к России также уменьшилось и в «неприсоединившихся» странах СНГ – Таджикистане и Молдавии, в последней из которых привлекательность Евросоюза впервые стала выше, чем ЕАЭС. Причем люди с высшим образованием в Молдавии симпатизируют преимущественно Евросоюзу, тогда как со средним специальным – ЕАЭС. В самой же России за последний год заметно выросли «автономистские» настроения, что является реакцией общества на обострение международной обстановки и ухудшение отношений с целым рядом стран Запада.

Несмотря на позитивное в целом отношение населения постсоветского пространства к евразийской интеграции, руководству ЕАЭС и союзных государств следует обратить пристальное внимание на работу с общественным мнением. Как показывают коллизии в Британии вокруг брексита, оно может влиять на интеграционные процессы далеко не самым лучшим образом.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2418
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика