Сегодня: 16.12.2018 |

Выбора между ЕАЭС и ЕС Армении пока удается избегать

Вступило в действие временное применение соглашения Армении с Евросоюзом «О всеобъемлющем и расширенном партнерстве» в части торговли. Сам этот документ означает принципиально новый этап политико-экономических взаимоотношений Еревана с ЕС. И хотя соглашение впрямую пока еще не затрагивает таможенно-тарифных и других условий членства Армении в Евразийском союзе, трудно предположить, что Брюссель не будет добиваться от неё дальнейшего сближения – нормативно-правового, экономического, а следом и политического. Дальше балансировать между двумя объединениями Еревану будет все более проблематично.

Тем более что подтвержденный Брюсселем в документе статус Армении как доминирующего экономического партнера (GSP+) предполагает, как показывает практика схожих соглашений ЕС с другими странами, постепенный переход к режиму максимального благоприятствования в торговле. То есть это означает, прежде всего, обоюдное поэтапное введение льготных пошлин на товары взаимной торговли, расширение или полную ликвидацию количественных ограничений в обоюдном импорте-экспорте, соответствующие изменения во внутри- и внешнеэкономической нормативно-правовой базе (таможенные, фито-сантитарные и т.п. нормы).

А такие меры с вводом их в действие будут, разумеется, уже впрямую затрагивать тарифные и другие экономико-правовые условия членства Армении в Евразийском союзе. Что, соответственно, обусловит диссонанс с нормативно-правовой базой ЕАЭС.

Правда, сроки и подробности перехода к означенному режиму в документе не упоминаются. Немаловажно и то, что из первоначального варианта того же соглашения (2014-2016 гг.) позднее было исключено положение, предложенное Брюсселем, о формировании режима свободной торговли с ЕС.

Очевидно, что такой режим сразу «вклинился» бы в общеэкономический, особенно торгово-таможенный режим, царящий внутри ЕАЭС. Что, помимо всего прочего, неизбежно привело бы к политизации спорных внешнеторговых ситуаций в рамках Евразийского союза, обусловленных свободным торговым режимом Армении с третьей стороной. Не говоря уже о вполне возможном росте реэкспорта в РФ – через Армению – подсанкционных товаров Евросоюза (как это имеет место, например, в связи с аналогичным соглашением между Украиной и ЕС). В этом контексте следует напомнить, что Армения, как и другие страны ЕАЭС, не участвует в ответных санкциях Москвы в отношении продовольственного импорта из стран Запада.

Характерны в этой связи оценки соглашения с Евросоюзом, сделанные председателем Республиканского союза работодателей Армении Гагиком Макаряном: «Неслучайно, что в соглашении предусматриваются все аспекты, начиная от торговли до статистики и образования, которые гармонизируют Армению с европейскими стандартами. Это все имеет прямое и косвенное влияние на экономику страны и будет в значительной степени обслуживать экономику, а с учетом сохранения соглашения о льготном торговом режиме GSP+ открывает более широкие возможности». А в целом «балансирование между ЕАЭС и ЕС очень важно для страны». При этом «Европа теперь будет относиться к Еревану как к члену своей семьи и постарается посредством реформ, программ и политического влияния содействовать ее развитию».

Словно не замечая столь причудливой «семейственности», эксперт утверждает (см. выше), что неизбежно сближение нормативно-правовой базы его страны и Евросоюза. Более того: «В Армении уже проводятся некоторые реформы – в частности, в Таможенном и Налоговом кодексах, которые параллельно с гармонизацией с ЕАЭС также предусматривают положения, соответствующие соглашению с ЕС».

Как возможно сочетание этих «реформ» с членством в Евразийском союзе и о каких конкретно реформах идет речь, эксперт предусмотрительно не уточняет. Возможно, потому, что, по его словам, в 2018-м страна «еще не ощутит серьезного экономического эффекта от соглашения с ЕС». А там, как говорится, посмотрим.

Многие западные СМИ отмечают, что Армения важна для Запада не столько как экономический, сколько как перспективный политический партнер. Поэтому, по их оценке, соглашение Армении с ЕС усилит роль Брюсселя в урегулировании карабахского конфликта и в целом во внешнеполитической стратегии Еревана. А если учесть едва ли не решающее влияние Запада в Азербайджане и особенно в Грузии, то оно по тем же выкладкам наконец-то может охватить весь Закавказский регион.

Прогнозы эти, судя по всему, обусловлены недавней сменой власти в Армении. И вытекающими отсюда надеждами, что ее нынешнее руководство не будет столь же ревностно ориентироваться в своей внешней политике на Москву и ЕАЭС, как это делало прежнее руководство.

Реальных оснований для таких прогнозов пока нет – по крайней мере в настоящее время. Об этом свидетельствуют не только недавние переговоры премьер-министра Армении Никола Пашиняна в Сочи с президентом РФ Владимиром Путиным, но и выступления и ремарки Н. Пашиняна на состоявшемся на днях саммите НАТО (политик был приглашен на этот форум вместе с лидерами других стран, не являющихся членами альянса, но участвующих в натовской программе «Решительная поддержка» в Афганистане).

По данным СМИ Армении, в ходе встречи армянского премьера с вице-президентом Еврокомиссии, верховным представителем ЕС по вопросам внешних отношений и политики безопасности Ф. Могерини, другими представителями руководства Евросоюза, президентом США Д. Трампом Н. Пашинян подчеркивал, что его страна – полноправный член ЕАЭС, который «открыл весомые возможности ее экономического развития». В то же время Армения, по его словам, может стать не только надежным партнером для Евросоюза и в целом Запада, но «и, своего рода, мостом между ЕС и ЕАЭС, а также между НАТО и Россией». Те же акценты были в его выступлении на саммите НАТО.

Доктор экономических наук Ашот Тавадян поддерживает эту позицию. Он уверен, что экономика Армении тесно связана с ЕАЭС, а выпускаемая ею продукция сориентирована в основном на евразийский рынок. При этом Ереван «активно использует каналы развития сотрудничества с ЕС и НАТО, что нисколько не противоречит основному стратегическому направлению страны. Думаю, что Армения в этом смысле может стать мостом между ЕАЭС и Россией, с одной стороны, и Евросоюзом и НАТО – с другой».

Но не все эксперты согласны с жизненностью такой концепции. Так, директор Института ЕАЭС Владимир Лепёхин заявил «Ритму Евразии»: «Как только какая-то страна объявляет себя «мостом», пиши пропало: за подобной формулой стоит неспособность элит превратить свою страну в самостоятельный берег и, по сути, отдельные постсоветские страны прикрывают образом «моста» свой дрейф на Запад. Мы помним, как носился с этим образом экс-президент Украины Янукович и что из этого в итоге вышло. Кроме того, Россия не нуждается ни в каких мостах с Европой или Китаем. Это самостоятельный континент, ведущий диалоги напрямую».

Да и с экономическими реалиями вынужден будет считаться любой, самый прекраснодушно настроенный политик, независимо от своих субъективных устремлений.  

       

А в доказательство того, что давление Запада на Армению будет возрастать и выбирать между ЕАЭС и ЕС рано или поздно придется, сошлемся (применительно к экономическому сегменту соглашения Армения–ЕС) на едва ли не основной пункт соглашения, а по сути – требование Евросоюза о закрытии Мецаморской АЭС  после 2026 г. и разработке плана действий в национальной энергополитике с акцентом на переход к альтернативной энергетике.

Крупнейшая в Закавказье Мецаморская АЭС уже лет 40 обеспечивает минимум 40% ежегодного производства электроэнергии в стране. Но разве это так просто закрыть технологически сложнейший энергообъект и почти сразу заменить его другими энергоисточниками? Да и в отдалённой перспективе по технологическим причинам роль этого объекта никакой другой энергогигант не сможет взять на себя.

Кстати, здесь по-прежнему эксплуатируется российское оборудование, работают десятки российских специалистов. Российской компанией «Атомэнергоремонт» (структура «Росэнергоатома») проводятся работы по повышению уровня безопасности станции и увеличению ее мощности. По данным этой компании, мощность Мецаморской АЭС за 2018-2019 гг. увеличится минимум на 10% в рамках инвестпрограммы стоимостью в 300 млн. долл., причем свыше половины этих средств – 170 млн. «направляются на дальнейшее повышение уровня безопасности станции».

Закрытие АЭС лоббируют Анкара и Баку, находящиеся в конфликте с Арменией. Не исключено для того, чтобы путем обострения ситуации с энергоснабжением Армении принудить ее к решению конфликта на турецко-азербайджанских условиях. А затем резонно стремление тех же сторон (и, вероятно, ЕС) к ослаблению 100%-ной зависимости Армении от российского газа и почти 90%-ной – от импорта нефтепродуктов из РФ. На смену явно должны прийти поставки азербайджанских энергопродуктов. То есть сверхзадача всей этой кампании против Мецаморской АЭС – ограничить стратегическую роль России в энергоснабжении Армении.

Характерно, что ни Баку, ни ЕС не выступают против развития атомной энергетики в Турции, новым свидетельством которого является начавшееся в декабре 2017 г. строительство крупной южнотурецкой АЭС «Аккую».

30 января с.г. в Ереване замглавы отдела «Восточного партнерства» в Европейской службе внешних действий Дирк Лоренц заявил, что «Евросоюз по-прежнему настаивает на закрытии Армянской АЭС». Но, как отмечает упомянутый выше российский эксперт Владимир Лепехин, «Мецаморская АЭС развивается по утвержденному совместному плану России и Армении». Что же касается дорожной карты по неатомной энергетике, то «в Министерстве энергетики и природных ресурсов Армении считают, что торопливость в этом вопросе вряд ли целесообразна». Резонно считают. Но властям Армении целесообразно смотреть на проблему шире: требование ЕС о закрытии Мецаморской АЭС может оказаться пробным камнем, проверкой того, насколько далеко готов зайти Ереван в стремлении – уж, извините – одновременно усидеть на двух стульях.

Так или иначе, уже ближайшие годы позволят объективно оценить, насколько сочетаются друг с другом участие Армении в ЕАЭС и ее расширенное партнерство с ЕС.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
868
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика