Сегодня: 19.08.2018 |

В чем смысл либерализации валютного рынка в Белоруссии

В Белоруссии в конце июля произошло событие, официальной целью которого была «либерализация валютных отношений в стране и стимулирование деловой активности». 31 июля президент республики Александр Лукашенко подписал указ «Об отмене обязательной продажи иностранной валюты», согласно которому субъекты хозяйствования страны получили право распоряжаться своей валютной выручкой абсолютно свободно. Как отметили в пресс-службе белорусского лидера, механизм продажи валюты являлся сдерживающим фактором для привлечения в страну инвестиций, хотя в свое время и сыграл положительную роль в стабилизации ситуации на валютно-финансовом рынке страны.

Однако в среде белорусских экспертов на сегодняшний день нет столь однозначного мнения относительного произошедшего, особенно на фоне официальных заявлений властей. Тем более что сам по себе механизм продажи валютной выручки в последние годы практически никак себя не проявлял, оставаясь лишь особым механизмом административного регулирования хозяйственной деятельности белорусских предприятий и дополнительным инструментом изъятия у них излишков валюты в случае необходимости. Поэтому данный шаг правительства республики не произвел в местном бизнес-сообществе ожидавшийся фурор, а многие экономисты и вовсе предпочли не комментировать произошедшее, считая данный шаг обыкновенным популизмом, призванным скрыть отсутствие структурных реформ в экономике.

Стоит напомнить, что обязательная продажа валютной выручки существовала в РБ на протяжении более 20 лет. Еще в указе президента страны № 31 от 25 января 1996 года о совершенствовании государственной денежно-кредитной политики указывалось, что «субъекты хозяйствования» осуществляют «обязательную продажу поступлений в свободно конвертируемой валюте и российских рублях» на Межбанковской валютной бирже в течение 60 дней после даты зачисления валютных поступлений на их счета. На протяжении практически всего периода своего существования процентная ставка отчислений не колебалась, составляя 30%, и не раз вызывала жёсткую критику со стороны предпринимателей и даже руководства госпредприятий.

Лишь в 2016 году данный норматив был уменьшен до 20%, а в октябре 2017 года – до 10%. Объяснялось это «стабилизацией ситуации в экономике и финансовой сфере», а также «достижением сбалансированности спроса и предложения на внутреннем валютном рынке». В таких «благоприятных», по мнению Нацбанка страны, условиях обязательная продажа валюты оказалась совершенно ненужным инструментом, тем более что по официальной статистике, даже при уровне в 10% субъекты хозяйствования фактически продавали более 47% своей валютной выручки, а за последние два года ее продажа только росла: с $62 млн за январь – август 2016 года до $77 млн в эквиваленте за октябрь 2017 – июнь 2018 года. По заявлению специалистов, «данные цифры свидетельствуют о том, что объем продаваемой субъектами хозяйствования иностранной валюты диктуется главным образом их потребностями в белорусских рублях для обеспечения хозяйственной деятельности, а эти потребности, в свою очередь, зависят от уровня деловой активности в экономике и динамики масштабов хозяйственной деятельности».

Проще говоря, местным производителям и экспортерам белорусские рубли оказались гораздо нужнее, чем валюта, которую они охотно продают на бирже. Правда, многие экономисты в сложившейся ситуации не стали разделять чрезмерного оптимизма Нацбанка и увидели в происходящем ряд серьезных проблем. Прежде всего, такая тенденция может свидетельствовать о серьезной закредитованности белорусских предприятий, которые увеличивают портфель кредитов в белорусских рублях и вынуждены тратить валютную выручку на погашение долгов. Дополнительно к этому продажа почти половины заработанной валюты на бирже ради выплаты обязательных платежей в белорусских рублях косвенно свидетельствует о невысокой доходности местных предприятий, в массе своей работающих на импортном сырье и комплектующих. Исходя из этого, нынешний указ президента Белоруссии вряд ли сможет оказать на экономику страны какое-то серьезное влияние, хотя существуют и иные, более радужные точки зрения на этот счет. Например, считается, что нововведение позволит облегчить трансграничное движение капитала и доступ к кредитам, а также «повысит инвестиционную привлекательность страны».

Примечательно, что, согласно официальной версии белорусских властей, указ «Об отмене обязательной продажи иностранной валюты» является очередным этапом либерализации экономики страны. При этом государственные СМИ неохотно говорят о том, что реальной причиной такого шага стали необходимость приведения белорусского законодательства в соответствие с нормами Евразийского экономического союза, а также обязательства по либерализации финансового рынка, которые взяла на себя Белоруссия, чтобы участвовать в совместных финансовых и кредитных программах, в первую очередь, от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР).

Напомним, что у основных белорусских партнеров по Евразийскому союзу России и Казахстана нет механизмов административного изъятия у экспортеров валюты в виде ее обязательной продажи. Согласно же статьи 64 Договора о ЕАЭС, предусматривается проведение согласованной валютной политики, которая, в частности, предполагает поэтапную гармонизацию и сближение подходов в данной сфере «в том объеме, в каком это соответствует сложившимся макроэкономическим потребностям интеграционного сотрудничества». Кроме того, стороны обязались проводить экономическую политику, направленную на повышение доверия к национальным валютам государств-членов как на их внутреннем, так и на международных валютных рынках.

Поэтому неудивительно, что в Минске в конце концов пришли к пониманию того, что различного рода принудительные меры в валютно-финансовой сфере только уменьшают привлекательность белорусской экономики на фоне РФ и Казахстана. Хотя ряд аналитиков все же продолжают считать, что нынешняя отмена обязательной продажи валюты нужна была белорусским властям лишь для демонстрации международным кредитным структурам процесса либерализации и может быть возвращена обратно в любой момент.

Несмотря на различного рода прогнозы и мнения относительно отказа от принудительной продажи экспортерами валюты, нельзя не признать тот факт, что за последнее время в Белоруссии действительно сделали довольно большой шаг в направлении ослабления административного контроля над финансовой системой страны. Правда, процесс этот все еще далек от завершения, а на разных этапах было допущено довольно много откровенных ошибок, которые продолжают тормозить либерализацию экономики. Так, в 2001–2004 годах в стране существовал так называемый режим скользящей фиксации к российскому рублю. В этот период начался переход от системы множественных валютных курсов к единому, а государство принялось административными методами удерживать прогнозную динамику официального обменного курса.

Сумев стабилизировать ситуацию, Нацбанк перешел к режиму «жесткой привязки к доллару США», который сохранялся в стране с 2005 по 2008 год. В эти годы предполагалось любыми методами сдерживать инфляцию, не допускать девальвации белорусского рубля и минимизировать валютные риски. При этом окончательный отказ от привязки к российскому рублю с 2007 года был связан с усилением взаимных колебаний двух основных мировых валют, что влияло на волатильность курса белорусского рубля по отношению к российскому. Кроме того, переход к указанному режиму был связан с высокой степенью зависимости экономики от доллара США (к 2005 году инвалютные депозиты составляли около 40% общего объема депозитов в системе коммерческих банков).

В 2007-2008 годах Белоруссия оказалась в довольно сложной ситуации: в стране стал расти импорт товаров, увеличиваться отрицательное сальдо, а Нацбанк продолжал экспансионистскую денежно-кредитную политику с активным кредитованием государственных программ, необоснованно росли доходы населения для достижения целевых социальных ориентиров, а также произошел ряд конфликтов в нефтегазовой сфере с Россией, в результате чего повысились цены на импортируемые из РФ энергоносители. Дополнительным фактором, потребовавшим корректировки политики на валютном рынке страны, стал мировой финансовый кризис, который не мог не затронуть Белоруссию.

В итоге Национальный банк снова был вынужден скорректировать курс белорусского рубля и перешел к новому режиму валютного курса, проведя 2 января 2009 года единовременную девальвацию к доллару США в размере 20,5% (этот шаг был главным условием получения кредита от МВФ в размере $2,5 млрд). После чего был осуществлен переход к использованию нового механизма курсообразования – привязке обменного курса белорусского рубля к стоимости корзины иностранных валют, в которую вошли в равных долях доллар, евро и российский рубль. Впоследствии негативные тенденции в местной экономике и выполнение предвыборных обещаний А. Лукашенко привели страну к острейшему финансово-экономическому кризису 2010-2011 годов, в результате чего политика Нацбанка и правительства снова изменилась.

В связи с тем, что с начала 2011 года экономика и банковская система страны, как и в 1990-х годах, функционировали в условиях множественных валютных курсов, было принято решение перейти к новому режиму курсообразования – «управляемому плаванию». Механизм применения данного режима реализовывался в процессе установления курса белорусского рубля по отношению к стоимости корзины иностранных валют по результатам «фиксинга» (перед началом торгов участники торгов подают предварительные заявки на покупку или продажу валюты) на основе спроса и предложения, складывающихся на единой торговой сессии на ОАО «Белорусская валютно-фондовая биржа».

Более того, с целью сохранения золотовалютных резервов Нацбанк приостановил интервенции на наличном валютном рынке, а в стране была осуществлена девальвация белорусского рубля по отношению к стоимости корзины иностранных валют в размере 54,4%. Дополнительно указом президента был отменен ряд льгот по обязательной продаже валютной выручки субъектами хозяйствования страны. В конечном счете путем жестких мер и финансовой помощи из России ситуацию удалось стабилизировать, а в 2012 году в правительстве заговорили о необходимости окончательного перехода на рыночные инструменты регулирования финансового рынка республики. В этом же году было решено отказаться от привязки обменного курса белорусского рубля к иностранным валютам и перейти к гибкой системе курсообразования.

На протяжении последующих лет, сумев путем сокращения покупательской способности населения и социальных программ, в первую очередь связанных с льготным строительством жилья, властям удалось удержать валютный рынок от серьезных потрясений, хотя девальвация белорусского рубля и продолжилась, стабилизировавшись лишь к концу 2015 года на уровне приблизительно 2 рубля к 1 доллару.

В связи с тем, что в 2015-2016 годах в Белоруссии продолжился экономический спад, правительство и Нацбанк страны приняли решение интенсивнее взяться за меры по дедолларизации экономики и либерализации валютного рынка. С июня 2016 года регулятор отказался от «фиксинга», перейдя к «непрерывному двойному аукциону», предполагающему заключение индивидуальных сделок между участниками рынка в течение определенного периода времени. Теперь по итогам торгов рассчитывается средний курс, который и считается официальным на следующий день. Такой механизм, по мнению банкиров, является более гибким и отражает реальную стоимость национальной валюты по отношению к иностранным.

В 2017 году в Белоруссии был утвержден широкий комплекс мер по реализации Программы социально-экономического развития страны на 2016-2020 годы, где среди прочего предполагалось совершенствование денежно-кредитной и валютной политики: снятие ограничений на открытие счетов в иностранных банках (срок выполнения – 2017-2019 годы), отмена обязательной продажи валютной выручки (полностью – в 2018 году) и продолжение дедолларизации экономики. Причем в последнем случае предполагалось полностью исключить использование иностранной валюты в расчетах при формировании цен, ставок пошлин и иных платежей.

В июле текущего года глава Нацбанка Павел Каллаур анонсировал новый Налоговый кодекс страны, где отменяется возможность уплаты любого налога не в белорусских рублях, за исключением ограниченного списка случаев. При этом дополнительно было предложено ограничить эмиссии на внутреннем рынке облигаций, номинированных в иностранной валюте. В конечном счете на заключительном этапе либерализации валютных отношений, в 2018-2019 годах, планируется принять новую редакцию закона о валютном регулировании и валютном контроле, которая окончательно изменит подходы к регулированию оставшихся ограничений.

Казалось бы, перечисленные выше меры говорят о том, что в Белоруссии действительно происходит постепенная либерализация не только финансовой системы страны, но и всей экономики. Однако, учитывая количество инструментов государственного регулирования, запретов и ограничений, которые были созданы в стране в последние годы, назвать идущий сегодня процесс раскрепощением и переходом на рыночные механизмы управления довольно сложно. Тем более что руководство страны по-прежнему говорит о социальной ориентированности своей экономической модели, которая не предполагает никакой «шоковой терапии» и серьезных социально-экономических потрясений.

В то же время медлительность процессов продолжает тормозить развитие всей белорусской экономики и снижает ее привлекательность для потенциальных инвесторов. Особенно это заметно на фоне продолжающихся в стране скандалов (конфискация ОАО «Мотовело» у Александра Муравьева, который за отказ отдать принадлежащие ему акции предприятия государству отправился за решетку на 11 лет, национализация Оршанского авиаремонтного завода и т.п.), которые затмевают все положительные начинания местных властей.

В этой связи приходится признать, что без серьезных структурных преобразований, которые затронут не только финансовую систему страны, но и ее законодательство, нынешние шаги белорусского правительства не принесут ожидаемого эффекта.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
517
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика