Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 14.08.2020 |

Аракс и Селенга: схожесть проблем трансграничного водопользования и путей их решения

В докладе 2018 г. профильной Всемирной программы ООН – WWAP (United Nations World Water Assessment Programme/UN-Water: 2018) о состоянии общемировых водоресурсов отмечается возможность потенциального межгосударственного конфликта из-за водных ресурсов в бассейне Аракса. Такая оценка представляется обоснованной. Ибо между Арменией и Турцией, похоже, назревает новое обострение отношений, обусловленное как раз не общеизвестными политическими противоречиями между обеими странами (статус Нагорного Карабаха и ряда прилегающих к нему районов, граница между двумя странами и др.), а планами Анкары обводнить свои восточные районы ресурсами пограничной реки Аракс и ряда притоков в его верхнем течении, соседствующем с Арменией. Притом что именно эти ресурсы обеспечивают до 70% совокупного водопотребления в АПК и коммунально-бытовом секторе Армении.

Ситуация усложняется не только политической конфронтацией Анкары с Ереваном, но еще и тем, что исток и верховья Аракса расположены в восточнотурецком регионе. Точнее свыше 25% площади всего этого бассейна принадлежат Турции. Между странами издавна действует ряд соглашений о совместном использовании Аракса, но пока нет оснований полагать, что Анкара будет их учитывать при реализации проектов каскада Аракских водохранилищ.

В связи с этими планами замминистра экологии Армении Айсер Казарян на днях заявил, что «на Араксе Турция строит очень мощные водохранилища, и мы в будущем будем иметь проблемы с объемом воды в реке». Вдобавок эти работы «окажут очень плохое воздействие и на озеро Севан». В Закавказье это, напомним, одно из крупнейших пресноводных озёр, гидрография которого связана с бассейном Аракса рядом наземных и подземных водопритоков. По мнению А. Казаряна, в вопросах водопотребления, в том числе в бассейне этой реки, в качестве альтернативы следует рассматривать другие варианты.

Отклика с турецкой стороны на эту оценку пока нет. Что обусловлено в том числе тем, что свыше 60% совокупной мощности водохранилищ на востоке Турции будут размещены в бассейне Аракса, притом что бассейн этот трансграничный, включающий соседние регионы не только Армении, но также Азербайджана и Ирана. Так что изменения в водоресурсной базе в любом национальном секторе Аракса не могут не влиять на весь этот бассейн и косвенно на бассейн Куры, куда впадает Аракс.

Напомним: длина Аракса – 1075 км, площадь его бассейна – 102 тыс. км² (почти равнозначно совокупной территории Бельгии, Дании и Голландии). Средний расход воды – 285 м³/с. Река и ее притоки несудоходны, эти водоресурсы используются в основном для орошения земель. При этом три четверти территории Армении расположено в бассейне Аракса. Ввиду политических обстоятельств совместное использование пограничных рек – это, по сути, едва ли не единственный сегодня «канал» диалога и сотрудничества Еревана и Анкары.

Приграничный армяно-турецкий сектор Аракса

Еще в 1927 г. в Карсе Турция заключила с СССР бессрочные конвенции «О регулировании использования трансграничных вод» и «Об использовании трансграничных потоков». А в 1973 г. на основе этих документов было принято решение построить на реке Ахурян (приграничный приток Аракса) крупное водохранилище для совместного пользования Турцией и Армянской ССР. Его построили к началу 1980-х объемом в 530 млн. кубометров, и оно поныне пропорционально используется обеими сторонами. В 2005 г. правительства Армении и Турции официально подтвердили свою приверженность этим документам.

Но в 2011-2013 гг. правительство Турции санкционировало, без согласования с Арменией, строительство на Верхнем Араксе, в том числе вблизи пограничного водораздела, «цепочки» водохранилищ.

Как заявил по «горячим следам» 28 марта 2013 г. сопредседатель совместной комиссии по Араксу Владимир Мовсисян, «в верховьях Аракса турецкая сторона строит водохранилища, которые могут существенно повлиять на уровень воды в реке. Уже построено два водохранилища: «Ширимкю» в 1,9 млн кубометров и «Бейбурд» в 52 млн куб. метров. В этом году завершатся работы по строительству Карсского водохранилища объемом 332 млн. кубометров (завершились в 2014-м. – Ред.). Планируется строительство наиболее крупного Карагурдского водохранилища объемом 1 млрд. кубометров (ввод в действие запланирован не позже 2020-го. – Ред.). Таким образом, Турция получит возможность «запастись» большей частью воды Аракса – 1,4-1,5 млрд. кубометров воды, в то время как его пропускная способность – 2,5 млрд. кубометров/год». Такие диспропорции, как отметил В. Мовсисян, негативно повлияют, помимо всего прочего, и на водонаполняемость Севана.

С тех пор эти проекты реализуются. Да, Ереван поставлен в известность о них, но контраргументы Армении в этой сфере Анкара пока не учитывает. В такой ситуации – как, напомним, и в случае с прибайкальскими ГЭС в Монголии – требуется комплексная совместная экспертиза восточнотурецких водопроектов. Тем более что наряду с упомянутыми планируются и другие водохранилища в верховьях Аракса и вблизи его перетока в Армению.

Впрочем, нельзя сказать, что между Ереваном и Анкарой стагнирует совместное водоиспользование. Как заявил 12 февраля с.г. Арсен Арутюнян, председатель Госкомитета водного хозяйства Армении, службы обеих стран «вместе очищают пролегающий по линии границы участок речного дна протяженностью в 200 км. Эти профилактические работы позволят более эффективно использовать ресурсы реки во время паводков». Эти работы продолжаются, хотя и с перерывами; вдобавок обе стороны совместно очищают русло впадающей в Аракс реки Ахурян – основной «подпитки» упомянутого двустороннего водохранилища. И кстати, «именно в районе этого объекта чаще всего проходят армяно-турецкие рабочие встречи по данным вопросам, – уточнил А. Арутюнян, – и если год выдаётся «сухой», такие встречи происходят чаще. Встречаемся, регулируем заборы воды, координируем всю работу. В 2017-м прошло более 10 таких встреч».

По словам А. Арутюняна, вопросы по Ахурянскому водохранилищу «чаще поднимаем мы, ибо в этом приграничном районе Армении вопрос орошения стоит более остро». Турецкие же партнеры в данном районе «настроены в основном на компромиссы».

Роль этого объекта в сельхозорошении и в целом водоснабжении сопредельных районов Армении и Турции трудно переоценить. Уже потому, что оно фактически охватывает минимум половину территории северо-западной Армении и свыше трети общей территории обширных восточнотурецких провинций Карс и Ардаган. Потому Анкара заинтересована в сотрудничестве с Ереваном в упомянутых вопросах. Другое дело – масштабные проекты водохранилищ в сопредельном с Арменией турецком секторе Аракса, имеющие, естественно, и геополитическую значимость для Анкары.

Ахурянское водохранилище

По экспертным оценкам, реализация всех упомянутых планов Турции наверняка приведёт к 25-, а то и к 40%-ному уменьшению стока Аракса в других странах этого бассейна, но, прежде всего, в Армении. Поэтому, повторим, трансграничная география всего бассейна Аракс–Кура, особенно в контексте тех турецких проектов, требует всеобъемлющего соглашения всех прилегающих к нему стран о режиме совместного использования данного бассейна. А режим этот уже по географическим причинам должен включать и коллективное согласование теми же странами гидротехнических и т.п. проектов по речному водопользованию.

В этой связи, заметим, что документы такого профиля между Арменией и Азербайджаном (1960–1970-х) не действуют по известным политическим причинам с конца 1980-х. Но в то же время действуют вышеупомянутые конвенции 1927 г., как и соглашение между Грузией и Азербайджаном (1997 г.) «О сотрудничестве в деле развития и осуществления пилотных программ мониторинга и оценки состояния бассейна Кура–Аракс». Плюс к тому Армения, Азербайджан и Иран – правопреемники советско-иранского бессрочного договора (1959 г.) «О совместном использовании трансграничных вод рек Аракс и Атрек с целью орошения и выработки электроэнергии».

Так что имеется солидная правовая база для соответствующего общерегионального документа. А «отягчающие» внутрирегиональные политические обстоятельства, как показывает мировая практика, остаются всё же вторичными при решении вопросов рационального использования трансграничных водных ресурсов. Тому примеры – действующие соглашения 1990-х между РФ и Латвией (по бассейну Даугавы – Западной Двины), РФ и Эстонией (по Чудскому озеру – реке Нарва), зона трансграничного экологического сотрудничества «Неман» (РФ, Белоруссия, Литва, Польша). Или еще пример: даже в годы военно-политической конфронтации КНР и Вьетнама (1977–1980 гг.) Китай, где находятся исток и верхнее течение трансграничного Меконга, взаимодействовал с «Комитетом по бассейну реки Меконг», в котором поныне участвует Вьетнам наряду с Лаосом, Таиландом и Камбоджей.

Словом, мировой опыт решения подобных проблем готов прийти на помощь Армении и Турции.

_________________________

Фото http://litcey.ru/pravo/819/index.html

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4652
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика