Сегодня: 15.12.2018 |

«Сетевые» имамы и необразованные террористы

Киргизские власти пытаются взять под контроль религиозную жизнь в республике с учетом того, что все большую тревогу вызывает складывающаяся ситуация, когда радикальные, экстремистские группы чувствуют себя все вольготней, а руководители духовенства не могут контролировать развитие событий в религиозной сфере и влиять на них.

Без диплома? На выход!

По информации Государственной комиссии по делам религий, на сегодняшний день в Киргизии 2647 мечетей, соответственно примерно 2800 имамов и 107 медресе, то есть начальных религиозных школ и училищ, а также 10 исламских институтов. Уже не раз представители власти, религиозные лидеры, члены муфтията говорили о том, что уровень религиозного образования у большинства имамов (настоятелей) мечетей, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

Поэтому, как сообщает Госкомиссия по делам религий, Духовное управление мусульман Кыргызстана решило провести в октябре переаттестацию имамов, то есть они будут сдавать профилирующие экзамены. Два года назад подобная аттестация уже была проведена, и выяснилось, что более 90% имамов не имеют светского образования, а, согласно правилам, принятым муфтиятом, все они должны иметь как светское, так и религиозное образование.

«Есть среди имамов те, кто не знают арабского языка, на котором написан священный Коран. Некоторые интерпретируют его согласно своим личным представлениям, а не согласно канонам веры, – сказал глава Центра исламского образования Дильмурод Орозов. – Но я бы не стал утверждать, что у нас 90 процентов имамов необразованны, цифра явно превышена. Могу утверждать, что сейчас достаточно много молодых людей получили и получают религиозное образование в лучших исламских вузах мира. И это классическое образование, это канонический ислам. Если кто-то из имамов не пройдет переаттестацию, то есть кем их заменить. И они будут доносить до верующих истинный ислам. Это и есть одно из средств противодействия экстремизму, искажению веры – образование, знание».

Здесь проблема в том, что даватисты (религиозные пропагандисты) различных религиозных экстремистских групп гораздо лучше владеют религиозными знаниями и умеют интерпретировать священные тексты так, как им нужно, чтобы вовлечь в свои организации новичков. И они не сидят в мечетях, ожидая, когда к ним придут верующие со своими вопросами, а, как говорится, идут в массы, к людям. Чаще всего это безработная сельская молодежь, но и в городах даватисты занимаются вербовкой.

Вера из компьютера

Но если переаттестация имамов поможет выявить тех, кто не готов к религиозной деятельности в качестве духовных лидеров местных сообществ, то бороться с экстремизмом в социальных сетях довольно сложно. По данным исследования грантового общественного фонда «Институт Медиа Полиси», 67,7% населения владеют смартфонами и 71,8% имеют доступ в Интернет как с телефонов, так и стационарных компьютеров и ноутбуков.

Как утверждают эксперты, бороться с религиозными сайтами и страницами в Сети задача очень непростая. На недавно проходившем в Бишкеке международном симпозиуме по интернет-политике российский эксперт Валерий Зубанов отметил, что бороться с экстремистскими сайтами довольно сложно, несмотря на активную их блокировку, выявление наиболее активных интернет-пользователей. Взамен закрытых тут же появляются другие, то есть чисто технически проблему решить сложно.

«Первая цель экстремистов – размещение в соцсетях информации экстремистского характера, а также создание общественного мнения путем публикации информации на взломанных страницах, – сказал прессе В. Зубанов. – Вторая цель экстремистов – подростки, которые в силу восприимчивости являются самой легкой мишенью пропаганды экстремистов. Третья цель – атака и дискредитация государственных систем и организаций. Они заявляют о себе, используя информационное поле».

Стоит отметить, что представители официального ислама не могут похвастать тем, что точно так же активно используют социальные сети для противодействия экстремизму. На примере уровня образования имамов видно, что Духовное управление мусульман Кыргызстана не имеет специалистов соответствующей квалификации. Проблемой, конечно, озабочены и светские власти, но пока не удалось найти эффективных способов противодействия интернет-экстремизму.

К примеру, Октябрьский районный суд Бишкека еще 17 августа принял положительное решение по иску Генеральной прокуратуры о блокировке 19 акаунтов в «Твиттере», принадлежащих террористическим организациям ИГИЛ, «Аль-Каида», «Джабхат-ан Нусра» (запрещены в РФ). Решение суда было доведено до операторов связи, но они ответили, что не имеют технической возможности выполнить решение суда.

Из виртуального мира в реальный

В начале сентября суд города Джалал-Абада приговорил местного жителя к пятилетнему сроку по статье Уголовного кодекса «Участие гражданина Кыргызстана в вооруженных конфликтах или военных действиях на территории иностранного государства». В приговоре указано, что мужчина, уехав на заработки в Россию, увлекся видеороликами радикального толка. Затем стал переписываться в социальной сети с представителем международной террористической организации, после через Турцию незаконно выехал в Сирию. В рядах ИГИЛ он принимал участие в боевых действиях, был ранен, при переходе границы с Турцией задержан и экстрадирован в Киргизию.

Подобные дела в судах стали разбираться все чаще. Правоохранительные органы стали уделять больше внимания противодействию терроризму, хотя и идеологическая составляющая несет большую угрозу. «Трудно судить насколько усилилась борьба с экстремизмом, – сказала руководитель правозащитной организации «Справедливость» Валентина Гриценко. – Если судить по публикациям в прессе, то вроде бы да. Но это не показатель. Например, частота обращений верующих, обвиняемых властями в членстве в запрещенной партии «Хизб ут-Тахрир», в нашу организацию за помощью остается на одном уровне. Но наша основная деятельность касается не только верующих, это защита прав человека вообще, основное внимание мы уделяем борьбе против применения пыток в правоохранительных органах. Вот здесь точно могу сказать, что обращений стало меньше».

Если верить статистике от правоохранителей, то количество осужденных за экстремизм продолжает расти. Как сообщил заместитель главы ГСИН Жоробек Дуйшенбиев, в прошлом году осуждены 180 человек. При этом, например, в 2013 году за экстремизм и терроризм осудили 81 человека, в 2014-м – уже 116, в 2015-м – 132.

«Государство защищается. А экстремизм и терроризм есть угроза его существованию, – говорит политолог Марс Сариев. – Блокирование сайтов, аресты террористов, безусловно, повышают уровень безопасности. Но налаживание религиозного образования населения важнее. То есть верующие должны получать знания не из Интернета, не от экстремистских сайтов, а от образованных имамов, проповедующих классический ислам. Поэтому наше государство так активно сотрудничает в религиозной сфере со многими странами, стараясь привлекать религиозных деятелей из Турции, Египта, Татарстана. Это не вопрос распространения ислама, а повышения уровня знаний о вере».

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1379
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика