Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 20.07.2019 |

Вор должен сидеть в тюрьме. Как власти Узбекистана борются с коррупцией

По сей день коррупция в той или иной степени характерна для большинства стран, в первую очередь развивающихся. И Узбекистан, где взятки стали частью системы, не является исключением. Слово «запрещено» в республике всегда означало «можно, но дорого». Не секрет, что по уровню коррупции РУз длительное время входила в десятку самых коррумпированных государств мира. Коррупция, как паутина, охватила всю систему власти, в большей своей части базирующейся на родственно-клановых связях, с помощью которых представители различного рода кланов в госорганах решали собственные проблемы за счет государственных ресурсов.

Справка. В настоящее время Узбекистан несколько улучшил свое положение в рейтинге Индекса восприятия коррупции, который ежегодно публикуется международной антикоррупционной организацией Transparency International. По данным за 2017 год, Узбекистан занял 157-е место среди 180 стран и территорий (в 2016 году – 156-е место из 176). Одинаковые с Узбекистаном показатели – у Бурунди, Гаити и Зимбабве. Таджикистан занял в рейтинге 161 место, а Туркменистан – 167.

В целом специфика местной (в целом «восточной») коррупции такова, что предполагает наличие и развитие коррупционной сети, которая зачастую формируется как по горизонтали, так и по вертикали по линии родственных связей. В Узбекистане достаточно распространенное явление, когда тот или иной высокопоставленный чиновник (министр, прокурор, судья, хоким (губернатор) и т.п.) женит своего сына (или выдает замуж дочь) на родственнице другого высокопоставленного деятеля. Здесь хорошо помнят, как в начале 2000-х годов породнились, поженив своих детей, бывший всесильный глава Службы национальной безопасности (СНБ) РУз Р. Иноятов и бывший зам. министра внутренних дел, а впоследствии глава республиканского Налогового комитета Б. Парпиев.

Таким образом создаются так называемые семейные кланы, когда отец/тесть – высокопоставленный правительственный чиновник, сын – крупный бизнесмен, зять или сват – управляющий крупным банком, племянник – начальник районного УМВД или прокуратуры. Тем самым при реализации различного рода коррупционных схем возникает своего рода круговая порука, когда один родственник участвует в принятии решений по привлечению и распределению финансовых средств (в условиях жесткого госрегулирования экономикой его роль ключевая), второй их осваивает, а третий прикрывает.

Такое положение дел стало серьезным препятствием не только для местных предпринимателей, но и для многих иностранных бизнесменов, пытавшихся войти с инвестициями и наладить свой бизнес в РУз. Дело дошло до того, что для зарубежных компаний, желающих осваивать не в меру жестко «зарегулированный» государством (а точнее госчиновниками) узбекский рынок, в 1990-х – 2000-х гг. даже готовились своего рода пособия по взяткодательству. «Иначе в Узбекистане бизнес не делается», – признавались иностранные бизнесмены.

Особенностью непростого этапа транзита власти после смерти в 2016 году первого президента И. Каримова стало то обстоятельство, что новое руководство страны наряду с признанием очевидных достижений предшествующего политического режима столкнулось с крайней необходимостью переформатирования всей государственной системы с присущими ей организационно-административными «завалами» на всех управленческих уровнях. Последние неизбежно накапливались в ходе десятилетий доминирования авторитарного стиля руководства и, соответственно, служили благодатной почвой для широкомасштабной коррупции.

Практически с момента прихода к власти Шавкат Мирзиёев взял курс на борьбу с коррупцией и произволом госчиновников. Его девизом во время предвыборной кампании, а тем более в период президентства стала формула «Государство служит народу, а не народ государству». Одним из первых шагов в этом направлении стало подписание президентом РУз 3 января 2017 года закона «О противодействии коррупции».

       

Помимо правового обеспечения разворачивающейся антикоррупционной кампании, на основании принятого закона в стране была создана Республиканская межведомственная комиссия по противодействию коррупции с включением в ее состав представителей общественных объединений предпринимателей и других институтов гражданского общества. Согласно первому информационно-аналитическому докладу, подготовленному экспертной группой Республиканской межведомственной комиссии по итогам 2017 года, в Узбекистане было возбуждено 1130 уголовных дел против 1566 должностных лиц, подозреваемых в коррупционных преступлениях. В судебные органы было передано 954 уголовных дела против 1442 должностных лиц. Также было обеспечено возмещение 77% от общей суммы ущерба, причиненного коррупционными преступлениями.

Ш. Мирзиёев во время своих выступлений и на рабочих заседаниях постоянно заявлял и продолжает заявлять о непримиримости в борьбе со взяточничеством, давая понять, что неприкасаемых быть не должно. За последний год многие управленцы высокого ранга, в том числе и силового блока, были освобождены от занимаемых должностей, в отношении части из них возбуждены уголовные дела, по которым уже вынесены достаточно суровые приговоры. Данные решения получают широкий резонанс не только в республике, но и за ее пределами.

Наиболее резонансными против силовиков стали дела первого заместителя председателя СНБ генерала Шухрата Гулямова (получил пожизненный срок) и экс-генпрокурора Рашида Кадырова, арестованного в феврале с. г. по подозрению в вымогательстве и злоупотреблении властью (следствие продолжается). В марте с. г. были задержаны и бывшие заместители генпрокурора Улугбек Суннатов и Жамшид Файзиев. Всего по делу Р. Кадырова обвинения предъявлены 24 лицам, из них 21 человек взят под стражу.

Однако самым громким процессом «в верхах» в республике остается дело старшей дочери И. Каримова – Гульнары. Против нее с июля 2017 года продолжается следствие по ряду обвинений, ей избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Первое уголовное дело против Каримовой за вымогательство и уклонение от уплаты налогов было возбуждено еще в октябре 2013 года. По данным следствия, преступления были совершены в составе организованной преступной группы в 2001-2013 годах, в августе 2015 года суд приговорил ее к пяти годам ограничения свободы. Общая сумма причиненного ущерба составила почти 2 млрд. долларов. Узбекистан инициировал арест активов группы в 12 странах, в том числе и в России, на общую сумму более 1,5 млрд. долларов.

В последнее время кампания по разоблачению должностных лиц охватила все уровни госуправления, начиная с рядовых сотрудников (специалистов) разного рода госучреждений до хокимов (глав администраций) областей, районов и их заместителей.

Так, при распределении земельных участков предпринимателям под нелегальную застройку исторического центра Самарканда в июле с. г. был замечен в вымогательстве хоким Самаркандской области Туробжон Джураев. Во время задержания у него в сейфе рабочего кабинета нашли около 1 млн. долларов, и тогда же он сознался, что это  взятки от застройщиков. Т. Джураев был взят под стражу, и на него заведено уголовное дело.

В сентябре с. г. в Ташкенте на взятке попался хоким Юнусабадского района Бахтиёр Абдусаматов, который проработал на своем посту всего с апреля 2017 года. Чиновник был пойман с поличным сотрудниками СГБ при получении взятки в размере 400 тыс. долларов за выделение земельных участков под незаконное строительство.

В конце сентября прокуратура Самаркандской области сообщила о задержании директора Самаркандского филиала АО «Узбекистон почтаси» («Почта Узбекистана») Шерали Умарова в момент получения им 40 тыс. долларов – взятку давали за выделение земельного участка на территории филиала под строительство магазина и пункта бытового обслуживания.

В июле с. г. по обвинению во взяточничестве взят под стражу бывший председатель правления госкомпании «Уздонмахсулот» («Узхлебопродукт») Сурат Хайдаров. В видеосюжете Генпрокуратуры, выпущенном на местных телеканалах, говорилось, что «Хайдаров, активно пользуясь служебным полномочием, устроил на работу в систему «Уздонмахсулот» своих родственников. Благодаря этому шагу ему удалось наладить целостный и прочный механизм получения взяток». Следствие пока устанавливает общую сумму денежных вознаграждений, полученных от руководителей структурных предприятий «Уздонмахсулот» (в функции корпорации входит закупка, размещение, хранение зерна и семян, переработка зерна государственного ресурса в хлебопродукты и обеспечение хлебопродуктами отрасли экономики и населения республики). Также в деле фигурирует зять обвиняемого Джамшид Шарипов, который был задержан при получении взятки.

Задержание хокимов и высокопоставленных госслужащих на местах – далеко не единичные случаи коррупционных дел последних месяцев. Так, в начале сентября были заключены под стражу руководители пяти крупных рынков в Ташкенте за хищение около 4 млн. долларов и нанесение ущерба государству. Им грозит от пяти до десяти лет лишения свободы.

Один из рынков – «Абу-Сахий» – ранее принадлежал младшей дочери первого президента Узбекистана Лоле Каримовой-Тилляевой. В июле этого года она продала его, имя владельца не уточнялось. Ранее, в 2016 году, налоговые органы уже проверяли рынок из-за нарушений валютного и таможенного законодательства. Удалось выяснить, что в последние несколько лет товары на рынок завозились с нарушениями таможенных правил и продавались без уплаты налоговых сборов.

Обобщенная статистика по данным Генпрокуратуры Узбекистана

Характерным моментом развернувшейся в Узбекистане антикоррупционной борьбы стало то обстоятельство, что процесс разоблачения коррумпированных чиновников становится все более публичным. О результатах на данном поприще чаще стали сообщать местные СМИ, что раньше было большой редкостью. Как указывает информационное агентство «Фергана», в середине лета этого года правоохранительные органы серьезно улучшили коммуникацию со СМИ, и это сделало процесс борьбы с коррупцией более открытым для общественности. Практически через день стали появляться сообщения о задержаниях с поличным и достаточно подробным описанием обстоятельств дела, и это проливает свет на характер и масштаб антикоррупционной кампании. И если за первые шесть месяцев этого года в различных изданиях можно было прочесть примерно о десяти задержаниях с поличным госслужащих при получении или даче взятки, то только за последние три месяца в республиканских СМИ появились новости почти о 50 подобных фактах. Нужно ли говорить, что такие новости набирают максимальное количество просмотров и прочтений.

Говорит ли это о том, что коррупционеров и тех, кто пытается за мзду «решить вопросы», стали чаще ловить? Вовсе нет. Как показывает статистика правоохранительных органов, в первой половине текущего года задержания с поличным происходили примерно с той же частотой, что и в последнее время. Но в СМИ стали активнее писать о наиболее показательных случаях и иногда давать обобщенную статистику.

Кроме того, 27 сентября с. г. президентом РУз было подписано постановление «О мерах по реализации Закона Республики Узбекистан «О государственных закупках», основными целями и задачами которого являются регулирование отношений в области государственных закупок, обеспечение рационального использования бюджетных средств, противодействие коррупционным проявлениям при осуществлении государственных закупок. На основании принятого документа в стране скоро должен появиться специализированный интернет-портал, где в обязательном порядке будут выкладывать всю информацию по договорам, заключенным в рамках государственных закупок. Как представляется, придание публичного характера принимаемых руководством республики подобного рода решений, а также широкое освещение коррупционных дел в СМИ не просто делают процессы прозрачными, но и несут положительный антикоррупционный эффект.

Похоже, что публичная огласка и общественное осуждение постепенно становятся действенными инструментами противодействия коррупции в Узбекистане. Но, как полагают эксперты, не менее важны меры по устранению глубинных причин, корней коррупции. А они лежат прежде всего в сфере государственного регулирования национальной экономики, несовершенстве законодательства (внутренние противоречия в нормативной базе, большое число отсылочных норм, в том числе в «никуда», большое число запретов и ограничений), а также низкой эффективности судебной системы.

В Узбекистане, к сожалению, возможности и полномочия государственных органов и чиновников что-то разрешать или запрещать, вмешиваться в работу рыночных механизмов, создавать неравные условия ведения бизнеса пока еще существенны. И без последовательных и системных экономической и административной реформ, радикально меняющих роль государства в экономике, этих проблем, а следовательно, и устранения корней коррупции, не решить.

Что будет в дальнейшем, посмотрим. Судя по декларациям и предпринимаемым шагам, власти Узбекистана планируют решать эти вопросы системно и настойчиво. По крайней мере, Ш. Мирзиёев настроен решительно, поскольку, как представляется, прекрасно понимает, что коррупция в госорганах представляет огромную угрозу в связи с тем, что непосредственно влияет на общественные ценности, мораль и государственные устои, подрывая веру в справедливость принимаемых государственных решений.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2571
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика