Сегодня: 18.11.2018 |

В Латвии русский язык хотят вытеснить уже и с рынка труда

1 ноября Сейм Латвии большинством голосов проголосовал в третьем, окончательном чтении за принятие поправок к законодательству о труде. В числе прочего эти поправки предусматривают, что работодатель не может обязать работника знать «иностранный» (читай: русский) язык, «если его использование не входит в его рабочие обязанности». Фактически поправки бьют в первую очередь по русскоязычным, которых хотят таким образом потеснить на рынке труда.

Священное право не говорить по-русски

Когда в октябре поправки прошли второе чтение, латвийский оппозиционный политический активист и публицист Владимир Линдерман, детально изучивший проблему, прокомментировал это следующим образом: «Исторический день: за латышами закреплено священное право не говорить по-русски. Понятно, что в кафе, магазинах и парикмахерских продолжится общение по-русски, бизнес всё-таки. А там, куда не дотягивается "невидимая рука рынка" – больницы, социальные работники, полиция?.. То есть, например, за врачами закрепляется право говорить с русскими пациентами только по-латышски. То, что раньше было эксцессом, может стать повседневной практикой. Власти делают все возможное, чтобы создать для русских максимальный дискомфорт и тем самым подтолкнуть к эмиграции из страны».

Напомним, что в этом году власти Латвии предприняли крупномасштабное наступление на позиции русского языка. Это происходит, даже невзирая на то (а скорее потому), что русскоязычными являются не менее 35% населения республики. Минувшей весной был принят закон о том, что средние школы нацменьшинств, ныне действующие на билингвальной основе, постепенно окончательно переведут на латышский. На русском законодательно запретили преподавать даже в частных вузах!

Теперь государство желает «навести латышский порядок» и на рынке труда. Ситуация оказалась настолько вопиющей, что вызвала тревогу даже у международных структур, обычно с благодушием глядящих сквозь пальцы на «художества» прибалтийских националистов.

В частности, в октябре Совет Европы опубликовал документ, содержащий жесткую критику Латвии. Авторы этого документа отмечают: «Государственные учреждения не жалеют усилий, чтобы обеспечить доминирование латышского языка во всех сферах общественной жизни. Практически ко всем профессиям применяются всё более жесткие языковые требования, что негативно сказывается на лицах, чьим родным языком не является латышский, а также на возможностях представителей национальных меньшинств занимать должности в государственном секторе. Латышский язык – единственный, которым разрешается пользоваться при общении со структурами государственного управления, в топографических обозначениях и других надписях, а также в документах, удостоверяющих личность. Требования к знанию латышского языка применялись для аннулирования мандатов депутатов самоуправлений. Кроме того, члены советов негосударственных организаций обязаны знать латышский язык на уровне родного».

Европейские правозащитники советуют Латвии отказаться от наиболее уродливых проявлений языкового гнёта и содействовать интеграции общества, как «процессу с двусторонним движением». Однако власти Латвии выразили решительное несогласие с такой рекомендацией – чиновники толкуют о тяжелых последствиях «советской оккупации»…

Возвращаясь к поправкам к «Закону о труде», следует указать, что они были разработаны представителями праворадикального Национального блока – наиболее русофобски настроенной из всех политических партии Латвии. Нацики утверждают, что пошли на это, дабы помочь латышской молодежи, сталкивающейся с проблемами в трудоустройстве из-за незнания русского языка. По словам парламентария от Нацблока Эдвина Шноре, необходимо «защитить работников, у которых будет право не говорить в обслуживающей среде с жителями Латвии на других языках».  

На странице Нацблока в соцсети Twitter появился жалостливый видеоролик, в котором рассказывается, как требования работодателей о знании русского языка вынуждают молодых латышей покидать родину.

       

Защита работников или дискриминация клиентов?

В. Линдерман иронизирует: «Нацики запустили видео о судьбе несчастной латышской молодежи, которая не владеет русским языком и вынуждена из-за этого эмигрировать. Девушка нервно стучит по клавиатуре в поисках работы, но всюду требуется русский язык. Наконец – бинго! – находит то, что ей нужно. Является на интервью и снова видит требование о знании русского. Печальный исход: чемодан, аэропорт, самолет… А я вспомнил, как накануне референдума за государственный статус для русского языка (в 2012 г. – О.Л.) меня пригласили на латышский телеканал. В довольно мажорной компании: Карлис Шадурскис (министр образования. – О.Л.), Райвис Дзинтарс (лидер Национального блока. – О.Л.), Нил Ушаков (мэр Риги. – О.Л.) и я. Такое типа ток-шоу. Встает девушка в зале, похожая на ту, что на видео, и начинает буквально плакать: как она не может трудоустроиться из-за незнания krievu valoda (русского языка. – О.Л.). Какие она испытывает страдания и мучения, уже почти на грани суицида, бедняжка. Ведущая ко мне: что скажете, господин Линдерман? Что посоветуете несчастной? "Cik es saprotu, meitene nemāk krieviski?" ("Насколько я понял, девушка не владеет русским?") "Jā!" ("Да!")» "Jāmācās!" ("Надо выучить!"). Мой простой и лаконичный совет вызвал бешеный визг в зале. Это был какой-то залп ненависти, направленный в меня. Да как он смеет, этот "русскоязычный"!.. Я хотел ещё издевательски подбросить дровишек в огонь, сказать: "Выучи русский или умри!", но у меня уже забрали микрофон».

К слову, попытки изгнания русского языка с рынка труда в Латвии предпринимались и раньше. Шесть лет назад Сейм Латвии рассматривал законопроект, предусматривавший запрет для работодателей при приеме на работу требовать от соискателя знания «иностранных языков», в том числе русского. Тогда, в 2012-м депутаты латышских партий озаботились статистическими данными, по которым в крупнейших городах республики наблюдается абсолютная самодостаточность русского языка – особенно в бизнесе. Неудивительно: в ряде больших городов русскоязычным является не менее половины населения (нельзя забывать и о многочисленных туристах, приезжающих из Российской Федерации).

Так что работодатели в первую очередь дают места именно русскоязычным, поскольку большинство их клиентов и деловых партнеров также говорят по-русски. В итоге латыши не могут устроиться не только во многие частные фирмы, но даже и в госучреждения, если среди их клиентов преобладают те, кто говорит только на русском. Так, полгода назад обсуждали случай с ортопедом по имени Дита Даноса – она утверждала, что начальство клиники в рижском районе Кенгарагс вынудило ее уволиться из-за нежелания говорить на русском.

Сами работодатели в 2012 году дали понять, что законопроекта не боятся и обойти его сможет даже ребенок. Например, в Латвии запрещено в объявлениях о вакансиях указывать возрастные ограничения, но это никому не мешает отказывать в работе тем соискателям, которые не устраивают по возрасту. Формулировку для отказа можно придумать какую угодно – человек даже и не поймет причины, почему его не взяли. Однако теперь, по словам В. Линдермана, всё гораздо серьёзнее. «Там есть "хитрый план". Если кандидат на работу или работник обращается с жалобой/иском, что его не приняли или уволили из-за незнания русского языка, то бремя доказывания обратного возложено на работодателя. Та врач из кенгарагского медцентра, которую мягко вытурили за отказ общаться с пациентами на русском, если поправки будут приняты, могла бы разорить своих работодателей», – отмечает эксперт.

В. Линдерман считает, что принятие поправок приведёт к тому, что дискриминироваться на рынке труда станут теперь уже русские. Он предлагает простой пример: владельцу магазина нужна продавщица. На место претендуют гражданка Иванова и гражданка Янсоне. У Ивановой родной язык – русский, латышский она понимает и может на simple latvian общаться с покупателями. У Янсоне родной язык – латышский, по-русски – ни в зуб ногой. «Казалось бы, надо брать на работу Иванову, что обычно и происходит в таких случаях. Но власти вводят норму, по которой работник не обязан знать русский язык. И если в нашем случае владелец магазина не примет на работу гражданку Янсоне, отдаст предпочтение гражданке Ивановой, то Янсоне может подать против него жалобу или предъявить иск. Причём предпринимателю придется доказывать свою невиновность. А если не докажет – штраф до пяти тысяч евро. Что хуже – потерять некоторое количество покупателей или попасть под репрессии государственной машины? Ясно, что владелец магазина выматерится и возьмет на работу гражданку Янсоне. Ничего, освоит за пару месяцев сотню русских слов, а покупатели потерпят. Всё лучше, чем если будут таскать в Центр госязыка или по судам», – говорит активист.

Националисты осмелели

Некоторые местные русские, потеряв надежду достучаться до представителей «титульной нации» (большинство тех латышей, что открыто выражают своё мнение по этому поводу, радуются «дерусификации»), пытаются воззвать к европейским структурам. В связи с этим активист Илья Козырев в ходе состоявшегося в Риге митинга в защиту русских школ произнёс знаменательную речь: «Зачем мы здесь собрались, что мы защищаем? Кто-то скажет – русские школы. Кто-то скажет – будущее русской общины в Латвии. Это так, но не только. В действительности мы защищаем мирное будущее нашей страны – Латвии. Латышская элита через латышских политиков и при активной поддержке латышского избирателя пытается построить Латвию для латышей – и избавиться от нас. Они не имеют возможности поступить с нами так, как с евреями в 1941 году. Поэтому они стараются либо выдавить нас из страны, либо ассимилировать. Для этого родной язык значительной части населения объявили иностранным, уничтожают русское образование, а теперь намерены запретить требовать знание русского от работников, общаться на русском с клиентами и даже политическую рекламу на русском. А мы на это никогда не согласимся».

Отметим, что в последнее время некоторые публично известные лица латышской общины произносят речи, едва ли вообразимые ранее. Депутат Сейма от праворадикального Нацблока Эдвин Шноре в прошлом году осмелился публично допустить сравнение русских Латвии с забравшимися в шубу вшами. Писатель Дидзис Седлениекс назвал русскоязычных «генетическим отклонением». Латышский мужской хор Vilki («Волки») опубликовал на своей странице в Twitter призыв сделать Ригу «латышски-чистой». Латышская журналистка Элита Вейдемане постоянно пишет на страницах одного из самых читаемых в стране изданий Neatkarīgā Rīta Avīze («Независимая утренняя газета») и в соцсетях про «рашкованских шовинистов», которые, дескать, ненавидят Латвию и которых необходимо поставить на место. Известный в Латвии диктор Мара Кронтале (женский голос, объявляющий остановки в общественном транспорте Риги) написала в «Твиттере» о своём желании полностью очистить страну от русских жителей. При этом она сослалась на исторический пример 1939−1940 гг., когда произошла репатриация из Прибалтики в Германию остзейских (балтийских) немцев. Тогда из Эстонии, Латвии и Литвы уехало в общей сложности 75 тысяч человек. «Мы освободились от балтийских немцев. Почему так же не можем освободиться и от русских? Понимаю, что сейчас меня съедят за расизм или нацизм, но всё-таки?» – задаётся вопросом Кронтале.

* * *

…И вот 1 ноября поправки к трудовому законодательству утверждены. Сразу бросилось в глаза, что в окончательном варианте их все же смягчили – видимо, сказалось недовольство международных структур.

«Самая безумная поправка, закреплявшая за работниками священное право не общаться с местными русскими по-русски, все-таки не прошла. Видимо, более умеренным националистам хватило ума понять, что это перебор. Однако приняты поправки, ограничивающие возможности предпринимателя требовать от работника знания русского языка. В случае конфликта (работник утверждает, что его уволили или не приняли на работу из-за неумения или нежелания говорить по-русски) предпринимателю придется доказывать обратное. Допустим, работника уволили за пьянство, но он утверждает, что за незнание русского языка. Логика поправок строится на том, что работодателю – а не уволенному работнику! – придётся доказывать, что он прав. Это усилия, трата времени, денег и прочее… Как говорят в таких случаях юристы, бремя доказывания возложено на работодателя», – отмечает В. Линдерман.

Проще говоря, «зачистка» русского языка в Латвии продолжается…

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
658
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика