Сегодня: 19.11.2018 |

Вечный покой обрел на геополитическом перепутье

Сердце открывателя новых земель остановилось 130 лет назад – 20 октября (1 ноября по новому стилю) 1888 года – в городе Караколе, на берегу озера Иссык-Куль. Эта дата стала поводом для состоявшегося в Бишкеке киргизско-российского круглого стола «Евразийскими маршрутами Н.М. Пржевальского: к вопросу о сохранении исторической памяти о великом путешественнике». Собравшиеся в студиях Киргизско-Российского Славянского университета, Российского военно-исторического общества в Москве и Дома-музея Н.М. Пржевальского в Смоленской области ученые и студенты, дипломаты и общественные деятели в онлайн-режиме отдали дань уважения человеческому и научному подвигу великого русского путешественника и поведали его киргизскую историю.

Отвернувшееся счастье

Трагическое происшествие, ставшее причиной вечного упокоения Пржевальского в киргизской земле, на долгие годы превратило Каракол, уездный городок на окраине Российской империи, в главный отправной пункт научного познания Центральной Азии.

А первое знакомство Пржевальского с Иссык-Кулем, как и первое его появление в пределах современной Киргизии произошло в 1885 году. 29 октября четвертая центрально-азиатская экспедиция пересекла российскую границу в районе перевала Бедель. 3 ноября в Караколе Пржевальский получил поздравительную депешу из Санкт-Петербурга «с благополучным окончанием многотрудной экспедиции и приобретенными результатами». Спустя четыре дня Николай Михайлович оставил запись в дневнике: «Так сегодня, седьмого ноября окончилось четвертое мое путешествие в Центральной Азии. Ровно два года провели мы в пустынях вдали от цивилизованного мира».

16 ноября экспедиция во главе с Пржевальским после торжественных проводов, устроенных каракольцами, выдвинулась на Тюп, прошла Сазановку и Григорьевку и через перевал Каскелен направилась в город Верный. Далее дорога лежала на Омск и Петербург.

С Караколом судьба вновь свела путешественника спустя три года. Город рассматривался в качестве отправного пункта пятой центрально-азиатской экспедиции на Тибет. 24 августа 1888 года Николай Михайлович вместе со своими спутниками выехал из Москвы с Николаевского вокзала. В этот день он сделал первую запись в дневнике: «В четыре часа пополудни почтовый поезд Нижегородской дороги повез меня в «пятое» путешествие по Центральной Азии. Радость великая!.. Опять впереди свобода и дело по душе… Но для успеха его необходимо прежнее счастье, которое да не отвернется ныне от меня».

7 сентября экспедиция, совершив путешествие на пароходе по Волге, а затем по Каспию, по железной дороге добралась до Самарканда. Отсюда путь лежал на Ташкент и далее на Пишпек.

В Самарканде, находясь в гостях у сводного брата Н.И. Толпыго – инженера управления Среднеазиатской железной дороги, Пржевальский поделился впечатлениями от путешествия по Туркестану, хвалил Азию и творения русской власти, «говоря, что здесь все как-то проще, по-азиатски, и показывал направление железной дороги, если бы она когда-нибудь пошла из Туркестана в Китай».

24 сентября экспедиция прибыла в Пишпек, а спустя два дня Пржевальский в сопровождении своего ученика и сподвижника В.И. Роборовского отправился в Верный для набора людей в состав экспедиции и проведения закупок. На обратной дороге за 19 верст до Пишпека, в районе конно-почтовой станции Константиновской на реке Чу на глаза Пржевальскому попались фазаны. Страстный охотник не мог отказать себе в удовольствии поохотиться. 4 октября вечером Николай Михайлович и Роборовский вернулись из Пишпека в Константиновскую и сразу начали охотиться.

Другой ученик Пржевальского – П.К. Козлов – по этому поводу написал: «Эта поездка вышла роковой: охотясь в камышах, Николай Михайлович несколько раз пил сырую воду как раз в тех местах, где незадолго перед тем жили киргизы, повально страдавшие тифом. Мы долгое время не хотели верить, чтобы Пржевальский мог позволить себе делать то, чего не позволял нам, в данном случае – никогда не пить некипяченую воду, а сам... сам пил и сам признался в этом».

5 октября, в день, когда появились первые симптомы смертельной болезни, Пржевальский сделал последнюю запись в дневнике: «Несмотря на октябрь днем очень жарко; листья еще не осыпаются с деревьев, хотя на некоторых начинают желтеть». На 227 странице имеется таблица «Список собранных птиц», в которой заполнено две строки с описанием двух видов птиц: сорокопута и фазана.

 Утром 8 октября отряд во главе с Пржевальским вышел в направлении Каракола, куда прибыл на третий день – 10 октября. Прибывшие 11 октября в Каракол Роборовский и Козлов заметили странности в поведении начальника экспедиции: за один день он сменил несколько квартир – одна была сырой и темной, в другой давили стены и потолок.

К полудню 14 октября экспедиция перебралась на бивуак в Каракольское ущелье на берег одноименной реки. В ночь с 15 на 16 октября состояние здоровья Пржевальского резко ухудшилось. Врачи потребовали срочно госпитализировать больного, на что Пржевальский дал согласие при условии, если рядом с местом его госпитализации будет размещен весь отряд с багажом и верблюдами. 19 октября Николай Михайлович был помещен в глазной барак каракольского лазарета. На следующее утро его не стало.

Помещение лазарета (фото начала ХХ в.)

В связи со смертью своего наставника и учителя Роборовский отправил телеграммы императору, военному министру и Русскому географическому обществу. Каждая телеграмма начиналась словами: «Сообщаю… беспредельно горестное известие 20 октября 9 часов утра Николай Михайлович Пржевальский скончался…»

Похороны Пржевальского состоялись 27 октября. Проводить в последний путь великого путешественника вышел весь город. К месту погребения на берегу озера Иссык-Куль процессия двигалась пешком, вдоль дороги, словно в почетном карауле, с обнаженными головами стояли всадники-киргизы.

Уважаемым человеком стал Пржевальский, несмотря на ограниченный срок пребывания в иссык-кульском краю. Как свидетельствуют первоисточники, в те далекие годы «киргизы считали его своим лучшим другом. Любили его особенно за то, что он, будучи «джандралом» – генералом, разговаривал с ними как с братьями. Пржевальский не позволял никому снимать шапку перед ним. Киргизы составили про его необыкновенные путешествия множество сказаний и легенд».

9 ноября 1888 года вице-президент Императорского Русского географического общества П.П. Семенов на чрезвычайном собрании организации произнес: «Не бредом больного воображения было последнее выраженное дорогим нам усопшим желание быть похороненным на берегах Иссык-Куля. Идея, связанная с этим желанием, не только глубокая, но и вполне соответствующая русскому народному складу ума Николая Михайловича. В русском народном творчестве сказочный русский богатырь желает быть похороненным на перепутье, как бы указывая своею могилою на дальнейшие пути тем русским богатырям, которые пойдут вслед за ними».

Фактически Пржевальский задал направление будущих исследований Центральной Азии. В знак великих деяний путешественника 11 марта 1889 года царским указом город Каракол Семиреченской области был переименован в Пржевальск.

Пржевальскому не суждено было стать исследователем Тянь-Шаня, хотя намерения такие он имел. 29 января 1885 года, находясь в районе Лобнора, он отправил письмо генерал-адъютанту Даниловичу, в котором сообщал о намерении исследовать Центральный Тянь-Шань: «Если же… нас не пустят в Тибет, что также весьма возможно, тогда на Иссык-Куль мы придем раньше и займемся исследованием Центрального Тянь-Шаня».

Свое желание Николай Михайлович не оставлял даже будучи тяжело больным. Роборовский вспоминал, что Пржевальский сказал ему, что «если поправится, то останется (в Караколе. – Ред.) непременно отдыхать целый год, а нас будет посылать в разные стороны для исследования окрестностей Иссык-Куля».

Экспедиционная группа Н.М. Пржевальского. Снимок сделан в г. Самарканде за месяц до смерти путешественника

Весной 1889 года Русское географическое общество возобновило работу экспедиции, прерванную смертью Пржевальского. 14 мая 1889 года из городка, получившего имя великого путешественника, по маршруту, предначертанному Пржевальским, выступил отряд под руководством М.В. Певцова. В его состав вошли Роборовский и Козлов.

В последующие годы город Пржевальск посетили зарубежные экспедиции. Американцы Уильям Морис Дэвис и Элсуорт Хантингтон (1903 г.), венгры Д. Алмаши (1900 г.) и Д. Принц (1906, 1909 гг.), немцы Г. Мерцбахер (1893, 1902-1903 гг.) и М. Фридрихсен (1902 г.), русские В.В. Сапожников, В.И. Липский, Л.С. Берг (1903 г.), отправляясь в дальнюю дорогу, по неписаной традиции возлагали цветы на могилу Пржевальского. Вероятно, исследователи надеялись тем самым получить благословение от первопроходца.

19 марта 1908 год был «высочайше утвержден» герб города Пржевальска. Его главным элементом стал серебряный глобус с золотыми меридианами, указывающий на связь уездной столицы с географическими открытиями мировой значимости.

Депутат Жогорку Кенеша Киргизской Республики Ирина Карамушкина в выступлении на международном круглом столе заметила: «Нам не хватает сегодня таких людей, как Пржевальский – мужественных и целеустремленных, самоотверженно стремящихся к открытию нового и соединению народов».

Геополитический вирус

Принято считать, что причиной смерти Пржевальского стал брюшной тиф, но так ли это на самом деле, остается тайной. Кончина ученого тем не менее стала «подарком» для англичан, которые рассматривали путешествия Пржевальского в качестве важного геополитического фактора. Англосаксы неприязненно отнеслись к походу русских в Тибет. Встревоженные лондонские газеты указывали на странное, по их мнению, совпадение путешествия «с начатием неприязненных действий между Англией и Тибетом». Английские журналисты писали, «что азиатская политика России всегда искусно умела пользоваться проявляющимся в азиатских народах сочувствием к России, а потому экспедиция Пржевальского имеет именно целью поощрение тибетцев к сопротивлению Англии».

Спустя век геополитический фактор Пржевальского вновь проявился в полную силу. Заведующий отделом географии Национальной академии наук Киргизской Республики, президент киргизского Географического общества доктор географических наук Саламат Аламанов свое выступление на круглом столе начал с рассказа о том, как он, иссык-кульский юноша, только что получивший студенческий билет Московского государственного университета, увидел в одном из помещений вуза бюст Пржевальского. «Как будто с родным человеком встретился, – сказал ученый-географ. – Сердце радостно забилось!»

Для парня из киргизской глубинки Пржевальский был ориентиром в выборе жизненного пути. В будущем С. Аламанов прошел, вернее, как говорит ученый, «проехал на джипе» по следам Пржевальского. Увиденное заставило по-новому оценить труд путешественника, почтение к наставнику только выросло. В 90-х годах прошлого века Саламату Кулембековичу пришлось вступиться за своего кумира и потребовать от одной из газет опровержения недостоверных, порочащих достоинство путешественника фактов. Тогда по Киргизии пронеслась волна очернительства Пржевальского, националисты приписали путешественнику слова и деяния, порочащие его честь, честь российской науки, а вместе с ними и честь России, а главное – подрывающие братские отношения между русским и киргизским народами.

Ученые-географы Киргизии, изучив документальные источники, опровергли фальсификаторов, но семена лжи попали на благодатную почву невежества. Антироссийский вирус оказался живучим и блуждающим.

Фальсификаторы работают по шаблону. В газете «Лозунг» киргизский «историк» Асыкбек Оморов несколько лет назад разглагольствовал: «А затем приехал Николай Михайлович Пржевальский, он жил здесь в Кыргызстане с 1867 до 1869 года, который визуально, на глаз, осмотрел территорию и занес на карту местность, обойдя кругом Иссык-Кульскую область, и далее проследовал в Индию.

Итак, он прожил у нас два года, и в один из тех дней задумался: “Какова психология данного народа?” Чтобы выяснить это, он прицельно убил из ружья кыргыза, ехавшего на коне вдоль гребня горы. Кыргызы молча поплакали – погоревали и захоронили убитого. На второй месяц он застрелил еще одного кыргыза, и на третий месяц тоже убил одного. Их тоже молча хоронят. Его отчет в России перед царской комиссией я прочитал в Новосибирске: “Есть природная жемчужина Иссык-Куль, вокруг Иссык-Куля живут дикообразные киргизы, но они недостойны жить” – так он написал. А мы ему поставили памятник в Караколе. Есть у нас после этого достоинство?»

Этот «историк» ссылок на источники, как полагается, не сделал за их отсутствием, но забыл при этом, что история за ложь наказывает.

Достоинство есть

Несмотря на «блуждающий вирус», память о подвиге Пржевальского в Киргизии живет. За это слова благодарности от имени всех смолян высказала киргизстанцам в прямом эфире круглого стола заведующая Домом-музеем Н.М. Пржевальского Ирина Майорова. В первую очередь они адресовались коллегам – сотрудникам Мемориального музея Н.М. Пржевальского, расположившегося рядом с могилой путешественника на берегу Иссык-Куля. Поток туристов сюда не иссякает. С каждым днем все больший интерес к памятному месту проявляют гости из дальнего зарубежья.

Но каракольский музей путешественника, открытый в 1957 году, нуждается в поддержке – требуются ремонт часовни, помещения архива, музейного здания, обновление – в соответствии с современными требованиями – экспозиции. Тем более в 2019 году будет отмечаться 180-летие со дня рождения Пржевальского. Как сообщил на круглом столе посол России Андрей Крутько, российское посольство способствовало тому, чтобы «Газпром» оказал финансовую помощь мемориальному комплексу.

Еще одна добрая весть – Киргизско-Российский Славянский университет при содействии киргизских и российских пограничников восстановил мемориальные доски на месте расположения лазарета, в котором скончался Пржевальский.

На круглом столе также прозвучали предложения, чтобы организации российских соотечественников в Киргизии и российские военные моряки, дислоцированные рядом с мемориальным комплексом Пржевальского, взяли шефство над его могилой. Ведь в ней лежит русский генерал – достойный сын своей страны, ученый с мировым именем, открывший миру Центральную Азию, землю, которая до его экспедиций, по выражению зоолога и географа Леонида Берга, «была известна меньше, чем поверхность Луны».

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
484
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика