Сегодня: 19.12.2018 |

Ввозные пошлины – камень преткновения евразийской интеграции?

В конце ноября стало известно, что Александр Лукашенко отказался согласовывать предложение продлить сроки действующих нормативов распределения сумм ввозных таможенных пошлин в рамках Евразийского экономического союза. По словам главы Белорусского государства, «предложение в очередной раз продлить сроки действующих нормативов (мы об этом часто говорим, справедливо отмечаем, исходя уже из наработанного опыта) абсолютно невыгодно для Белоруссии», а значит, и согласиться на это в Минске не могут. При этом А. Лукашенко отдельно подчеркнул, что в решении данного вопроса не должно быть политики, а его страна не должна оказаться в неравных условиях по сравнению с другими партнерами по Союзу.

Исходя из требований белорусского лидера, официальный Минск предложил пересматривать нормативы распределения сумм ввозных пошлин между бюджетами стран каждые три года с учетом объема импорта. При этом обосновали такую позицию в белорусской столице тем, что «со времени предыдущего распределения пошлин прошло достаточно много времени, к тому же у стран – участниц ЕАЭС есть обязательства в связи с их членством во Всемирной торговой организации».

«Мы должны актуализировать информацию и принимать взвешенные решения по нормативам распределения, исходя из импорта: сколько кто ввозит на территорию государств извне», – заявил во время проведения Евразийского межправительственного совета в Минске первый заместитель министра финансов Белоруссии Юрий Селиверстов. Как отмечают аналитики, такая позиция белорусской стороны преследует единственную цель – увеличить поступления в бюджет республики из расчета того, что Белоруссия станет активным участником реализуемого сегодня Китаем проекта «Нового шелкового пути». При этом стоит отметить, что с данной инициативой Пекина связывают свои надежды и другие участники ЕАЭС, однако ни в Астане, ни в Ереване, ни в Бишкеке, ни тем более в Москве не акцентируют свое внимание на данной проблеме, отдавая инициативу в руки белорусских партнеров.

Необходимо напомнить, что проблема распределения ввозных таможенных пошлин в рамках ЕАЭС существует не один год. Белорусская сторона поднимала этот вопрос не единожды, а с вхождением в состав Евразийского союза Киргизии данная тема только обострилась. Можно вспомнить, что в конце прошлого года белорусские чиновники заявили, что республика в ЕАЭС стала терять гораздо больше, чем приобретать. Так, отмечалось, что по итогам 2016 года в бюджеты стран Союза поступило от ввозных пошлин более 9,8 млрд. долларов США в эквиваленте. При этом Белоруссия получила только 449 млн. долларов, Армения – 104,9 млн., Казахстан – 696,8 млн., Кыргызстан – 185,8 млн., а России – 8 371,8 млн.

При этом после проведенной проверки оказалось, что снижение объема поступлений в белорусский бюджет оказалось более существенным, чем в целом для всего ЕАЭС, – почти минус 9%, а сальдо взаиморасчетов по ввозным таможенным пошлинам сложилось отрицательным – 41 млн. долларов. По итогам 2017 года картина для Белоруссии оказалась не намного лучше. Всего в бюджеты стран ЕАЭС поступило в эквиваленте 11,6 млрд. долларов ввозных таможенных пошлин, а РБ получила от этого около 530,7 млн. (на 15% больше, чем в предыдущем периоде, что связано с общим увеличением сумм пошлин в странах ЕАЭС). Именно поэтому уже в декабре 2017 года Минск был единственным, кто заявил, что «назрела необходимость более оперативно реагировать на изменение условий внешнеэкономической деятельности: а именно – пересмотреть нормативы распределения сумм ввозных таможенных пошлин в национальные бюджеты».

Принимая во внимание то, что Белоруссия действительно больше перечисляет в бюджеты партнёров по ЕАЭС, чем получает, необходимо сделать небольшое замечание. Если проанализировать поступления за 2015-2017 год в белорусскую казну от вывозной и ввозной пошлин, то окажется, что в первом случае наблюдалось постепенное снижение показателей с 17,9% до 11,3%, а во втором, наоборот, – увеличение. Так, в 2015 году они составили 5,17% бюджета государства, в 2016 году – 5,40%, а в 2017 году – 5,71%. При этом в целом доля таможенных пошлин в формировании госбюджета за последние три года существенно снизилась – с 23,07% в 2015 году до 17% в 2017-м. Таким образом, говорить о том, что Белоруссия серьёзным образом теряет от перераспределения ввозных пошлин в рамках ЕАЭС, по мнению ряда экономистов, преждевременно.

Более того, если сравнивать показатели в общем объеме поступлений в бюджет всех стран ЕАЭС, то процент у всех оказывается приблизительно одинаковым, за исключением Киргизии. Например, по итогам 2016 года ввозные пошлины в структуре доходов составили: в России – 4,2%, Казахстане – 3,1%, Армении – 4,6% и Киргизии – 11,3%. Таким образом, больше всех от имеющихся на сегодня механизмов перераспределения выигрывает Бишкек, в то время как Астану данный вопрос интересует в меньшей степени.

 Стоит напомнить, что при создании ЕАЭС изначально расчет производился по принципу «государства – члены ЕАЭС как единое целое плюс новое государство». После присоединения в 2015 году к союзу Киргизии такая формула перестала быть объективной, и стороны приняли решение пересмотреть распределение, что и произошло за счет уменьшения доли России и Казахстана. На сегодняшний день пошлины между странами-членами ЕАЭС распределяются согласно протоколу о внесении изменения в договор о присоединении Кыргызстана к Договору о ЕАЭС, подписанному 11 апреля 2017 года в Москве. Согласно нему, до августа 2018 года устанавливались следующие размеры: Армения – 1,22%, Белоруссия – 4,56%, Казахстан – 7,055%, Кыргызстан – 1,9%, Россия – 85,265%.

В дальнейшем предполагалось разработать более совершенную методику, в которой будут учтены «лучшие международные практики и опыт других крупных интеграционных объединений», а также «зависимость между макроэкономическими показателями развития экономик стран ЕАЭС и суммой распределяемых между бюджетами ввозных таможенных пошлин».

В мае текущего года в Сочи стороны продлили срок применения действующих нормативов до 31 декабря 2019 года в связи с тем, что после присоединения к ЕАЭС Киргизии Бишкек не смог предоставить необходимой статистической информации для пересмотра нынешних норм. Причем ныне действующие принципы официально устроили все стороны, кроме Белоруссии. Так, доля Армении в распределении таможенных пошлин только возросла на 0,11%, вследствие чего Ереван согласился на продление существующего механизма. В России также не выступили против, и 25 октября Госдума ратифицировала протокол о внесении изменения в договор о присоединении Киргизии к договору о ЕАЭС, а также протокол о применении отдельных положений этого договора, продлевающий действие принятых ранее норм.

Казахстан тоже не усмотрел ничего крамольного в существующем механизме перераспределения, согласившись с ним еще в начале марта. По мнению Астаны, реализация данного протокола и вовсе «позволит обеспечить равный подход к распределению таможенных пошлин между странами Евразийского экономического союза и стабильное распределение, зачисление пошлин в бюджеты государств». И это несмотря на то, что нормативы для Казахстана и России были уменьшены примерно на 0,05-0,06% для каждой из стран. Более того, в Астане не стали скрывать, что в результате пересмотра 2017 года «предполагаются условные потери республиканского бюджета, которые составят 1,8 миллиарда тенге – в 2017 году, с учетом инфляции составят 1,9 миллиарда тенге – в 2018-м, два миллиарда тенге – в 2019-м».

Примечательно, что такие потери (по среднему курсу – ежегодно более 4,8 млн. долларов) совсем не пугают руководство Казахстана, так как, по официальным данным, на конец прошлого года казахский бюджет с момента создания Таможенного союза и ЕАЭС получил более 1,7 триллиона тенге ввозных таможенных пошлин, после распределения которых у Астаны сложилось положительное сальдо в 145 миллиардов тенге (более 388 млн. долларов).

Так почему же именно в белорусской столице ратуют за пересмотр как самих норм, так и механизма их определения? По мнению ряда аналитиков, такая позиция руководства республики связана в первую очередь с ростом транзитной роли Белоруссии в рамках ЕАЭС и, как уже указывалось выше, китайского проекта «Новый шелковый путь». Именно поэтому Минск и предлагает внедрить новую методику перераспределения на основе не только объема импорта, но и по потреблению и сборам пошлин на границе. Подобное предложение на сегодняшний день не устраивает ни Киргизию, ни Армению, где транзитная способность стран гораздо ниже, чем белорусская.

Да и в Астане не изъявляют особого желания что-либо менять, так как исходят из совершенно иной позиции. В Казахстане сегодня делают упор на то, что страна является членом Всемирной торговой организации, что в разы увеличивает товарные категории, которые поступают в страну по импорту. Например, раньше таковых позиций было около 400, сейчас более 3500. Белоруссии же, которая только ведет переговоры о своем вступлении в ВТО, рассчитывать на подобное пока не приходится, что и подталкивает руководство республики искать иные способы защитить собственные интересы в рамках ЕАЭС.

Кроме того, при невозможности наращивания собственного импорта официальный Минск вынужден искать иные пути пополнения бюджета, в том числе и при помощи своего выгодного географического положения. В белорусской столице прекрасно осознают, что основным рынком ЕАЭС является Россия, с которой ни на Западе, ни тем более на Востоке никто не собирается прекращать торговать. Это означает, что не использовать Минску существующие и намечающиеся в перспективе транзитные товаропотоки попросту нерационально. Более того, исходя из наблюдающейся сегодня тенденции, белорусские власти не могут спокойно реагировать на недополучение доходов от растущего в последнее время импорта. За январь - сентябрь нынешнего года ввоз иностранной продукции в РБ увеличился на 16,7% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года и, по мнению экспертов, тенденция эта сохранится и дальше. При сохранении существующих норм перераспределения ввозных пошлин увеличение импорта не будет приносить Минску дополнительных доходов, чего допустить там, конечно же, не могут.

В связи с вышесказанным в ближайшее время стоит ожидать дальнейшего давления белорусской стороны на партнеров по ЕАЭС с целью принятия выгодного ей механизма распределения ввозных пошлин. При этом, скорее всего, её предложение будет принято, а увеличение норм для Белоруссии произведут за счет России. Подобный шаг вполне способен стать дополнительным механизмом урегулирования вопроса, связанного с компенсациями белорусскому бюджету из-за завершения в РФ налогового маневра в нефтяной отрасли.

Это означает, что вопрос перераспределения таможенных пошлин сегодня не только не станет камнем преткновения в процессе постсоветской интеграции, но и превратится в один из инструментов решения побочных вопросов в белорусско-российских отношениях. При этом стоит отметить, что всем членам ЕАЭС, если они и дальше планируют расширять количество участников объединения, в любом случае придется решать данный вопрос. И сделать это лучше в самое ближайшее время, чтобы не растить ком проблем в будущем.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
602
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика