Сегодня: 19.01.2019 |

Евразийская интеграция: 10 событий 2018 года

2018-й оказался для евразийской интеграции одним из самых сложных. Некоторые аналитики говорят о том, что она переживает кризис, а на постсоветском пространстве копится конфликтный потенциал, который осложняет отношения между бывшими советскими республиками и негативно влияет на интеграционные процессы. Однако ряд факторов, наоборот, свидетельствует о поступательных шагах евразийской «пятерки».

Так что в нашей версии 10 основных вех евразийской интеграции за 2018 год оказались как позитивные, так и негативные события, явления и процессы.

1. Вступление в силу с 1 января 2018 г. нового Таможенного кодекса ЕАЭС.

Его обсуждение и согласование шли весь предыдущий, 2017 год, а принятие сопровождалось немалыми трудностями. Кодекс соответствует самым передовым мировым практикам в сфере таможенного дела и предусматривает полностью электронное декларирование товаров, сокращение времени регистрации таможенной декларации вдвое, а времени выпуска товаров с таможни – в шесть раз.

Статистически оценить влияние нового ТК на динамику торговли между странами ЕАЭС трудно. Однако на всем протяжении прошлого года она показывала уверенный рост.

2. Продолжение роста торговли, начавшегося в предыдущем, 2017 г.

За январь-октябрь 2018 г. объем внешней торговли стран ЕАЭС увеличился на 21,5% и достиг 617,2 млрд. долл., причем экспорт рос втрое быстрее импорта. А взаимная торговля выросла на 11,1%, составив 49,5 млрд. долл. В прошлом году внутрисоюзная торговля росла в два с лишним раза быстрее, но тогда сказался восстановительный эффект после падения 2014-2016 гг. Кроме того, более быстрый рост внешней торговли в 2018-м был связан с повышением цен на нефть, которая составляет основу экспорта двух крупнейших экономик Союза – России и Казахстана.

3. Выход на новый уровень сотрудничества в сфере космоса.

Поскольку Россия является одним из мировых лидеров в этой области, такое сотрудничество способно продемонстрировать, что ЕАЭС является не только союзом «сырьевых экономик», но и обладает высоким технологическим потенциалом.

В июле 2018 г. на 17-м заседании Консультативного комитета по промышленности ЕЭК был одобрен проект программы создания спутниковой группировки ЕАЭС, предназначенной для дистанционного зондирования Земли. А в мае Россия, Казахстан и Белоруссия договорились о промышленной кооперации при производстве спутников. Ожидается, что совместная спутниковая группировка ЕАЭС будет развернута в наступившем, 2019 г.

4. Молдавия получила статус наблюдателя при ЕАЭС.

Произошло это в ходе заседания Высшего Евразийского экономического совета 14 мая 2018 г. в Сочи. Такой статус правом Союза ранее вообще предусмотрен не был. Поэтому вначале совет утвердил положение о статусе государства-наблюдателя при ЕАЭС, а затем предоставил его Молдавии. Принятие этого решения было напрямую связано с избранием президентом Молдавии в конце 2016 г. Игоря Додона, попытавшегося развернуть внешнюю политику страны в сторону России и ЕАЭС.

Однако в условиях, когда полномочия президента сильно ограничены парламентом, все попытки такого рода наталкивались и наталкиваются на активное противодействие со стороны прозападных партий. Достаточно сказать, что за отказ подписывать выгодные прозападной коалиции законы И. Додон пять раз неправомочными решениями Конституционного суда отстранялся от своих полномочий, и право подписи передавалось спикеру парламента А. Канду.

5. Достигнуты важные соглашения о сотрудничестве с Ираном и Китаем.

Документы имели существенные отличия. Соглашение с Ираном включало создание полноценной зоны свободной торговли (ЗСТ), предусматривавшей снижение или обнуление ввозных пошлин по достаточно широкому кругу товаров. С Китаем же были достигнуты договоренности «по широкоформатному и отраслевому сотрудничеству». Причины этих различий заключались в разном уровне развития их экономик. Цена китайских товаров заметно ниже, и при создании ЗСТ с Китаем ЕАЭС мог столкнуться с вытеснением своих предприятий с внутреннего рынка. В то же время соглашение с КНР позволило снять напряженность между проектами ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути, которая потенциально могла привести к конфликту Москвы и Пекина.

6. Смена власти в Армении вследствие т.н. бархатной революции.

 Премьер-министр страны Серж Саргсян, планировавший сохранить власть после двух сроков пребывания на посту президента, подал в отставку, а правительство возглавил лидер оппозиции Никол Пашинян. Ранее новый премьер-министр выступал против вступления Армении в ЕАЭС, что вызывало вопрос о его политике по отношению к Союзу, как только оппозиционер сам возглавил кабинет. Но резких шагов новое руководство Армении предпочло не делать. В геополитическом и военно-стратегическом плане республика, зажатая между Турцией и Азербайджаном, слишком сильно зависит от России и ОДКБ, что крайне затрудняет для Еревана переориентацию на США и ЕС.

7. Подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.

Документ, под которым 12 августа на 5-м Прикаспийском саммите в Актау поставили свои подписи президенты России, Ирана, Казахстана, Азербайджана и Туркмении, напрямую к ЕАЭС не относится. Тем не менее в соглашении участвуют два государства ЕАЭС (Россия и Казахстан), а также Иран, заключивший с Союзом соглашение о ЗСТ. Конвенция, которая делит Каспий на территориальные воды (15 морских миль), прилегающую к ним рыболовную зону шириной (еще 10 миль) и общее водное пространство, а также запрещает присутствие на Каспии вооруженных сил некаспийских государств, будет способствовать общей нормализации обстановки на южном фланге Союза.

8. Введение системы электронной маркировки товаров.

«Серый» импорт из Китая, идущий через Киргизию и Казахстан, является одной из наиболее острых проблем функционирования общего рынка ЕАЭС. В ноябре Евразийский аналитический клуб опубликовал доклад, из которого следовало, что от половины до двух третей всего китайского импорта в Казахстане и Киргизии являются нелегальными, а общий ущерб от контрабанды для экономики Союза может превышать 1,5 млрд. долл. Одним из источников контрафакта по ряду товарных позиций является также Белоруссия.

В качестве главного средства борьбы с этой угрозой страны ЕАЭС рассматривают введение системы электронной маркировки товаров, соглашение о которой вступило в силу 14 августа 2018 г. Правда, внедрение такой маркировки – долгий и непростой процесс, результаты которого появятся еще не скоро.

9. Одобрение программ создания общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов ЕАЭС.

 Произошло это на последнем заседании Высшего Евразийского экономического совета 6 декабря в Санкт-Петербурге. Вопрос формирования этих рынков изначально являлся одним из наиболее острых, поскольку именно углеводороды обеспечивают львиную долю доходов России, Казахстана и Белоруссии. Программа формирования общего рынка газа предусматривает недискриминационный доступ к трубопроводам и рыночное ценообразование, нефти и нефтепродуктов – единое биржевое пространство и биржевые торги нефтью и продуктами ее переработки. Завершить формирование общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов планируется к 2025 г.

10. Обострение российско-белорусских противоречий из-за энергоресурсов.

Они стали особенно явственными в ходе Санкт-Петербургского саммита глав государств ЕАЭС, заседания Совета министров Союзного государства России и Белоруссии, прошедшего 13 декабря в Бресте, а также состоявшихся накануне Нового года переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко. Минск хочет, чтобы Москва компенсировала ему потери от «налогового маневра» в российской нефтянке – отмены вывозных таможенных пошлин на нефть и переноса налогообложения на добычу полезных ископаемых. Россия же в ответ дала понять, что не намерена более дотировать белорусскую экономику, и требует реального углубления интеграционных процессов, предусмотренных договором о создании Союзного государства 1999 г.

Учитывая, что в самый канун нового года глава Белоруссии назвал союз с Россией состоявшимся, руководителям двух государств удалось как минимум достичь временного компромисса. Но совершенно очевидно, что обсуждение перспектив интеграции России и Белоруссии продолжится в 2019 г. А в целом от того, как разрешатся противоречия двух стран, стоявших у истоков Евразийского союза, будут во многом зависеть и перспективы евразийского интеграционного объединения в целом.

* * *

В наступившем, 2019 г. ЕАЭС наверняка будет концентрироваться на внутреннем, качественном развитии. В территориальном плане Союз на сегодняшний день достиг определенного предела. Наиболее реальный кандидат – Таджикистан, оказавшийся в сильной зависимости от Китая, вступать в ЕАЭС отказался, а Узбекистан при новом президенте Ш. Мирзиёеве подтвердил прежний курс на нейтралитет. В Молдавии проевразийски настроенный президент И. Додон находится в жестком конфликте с прозападным парламентом и правительством, и перспективы борьбы за власть пока не ясны.

Поэтому основными задачами ЕАЭС в наступившем году будут ликвидация внутренних торговых барьеров, борьба с «серым импортом», гармонизация налоговой, валютной, бюджетной и других видов экономической политики. Для будущего Союза решение этих проблем на деле значит не меньше, а гораздо больше, чем просто территориальное расширение.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
847
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика