Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 22.05.2019 |

Четвертый НПЗ в Казахстане: между дефицитом и изобилием

После завершения затянувшейся модернизации нефтеперерабатывающие заводы Казахстана еще не вышли на проектные объемы, но чиновники уже с оптимизмом рапортуют о переизбытке топлива в стране. Хотя отсутствие дефицита, в частности, дизельного топлива в значительной мере связано с поднятием цен на него. Если в августе 2017 года, к примеру, литр Аи-92 и дизтоплива стоил около 145 тенге, то сегодня литр солярки обходится дороже Аи-98 (193 и 190 тенге соответственно).

И если еще в сентябре утверждалось, что «разработка ТЭО четвертого НПЗ идет полным ходом», то в последнюю неделю декабря ушедшего года министр энергетики Канат Бозумбаев заявил об отказе от его строительства. Объяснил он это тем, что «благодаря проведенной модернизации у нас есть хороший лаг до 2026-2027 года точно. Но если мы газифицируем коммунальный транспорт и другие виды транспорта, то это даст нам экономию от 400 до 500 тыс. тонн по дизельному топливу. Это где-то до 2030 года новые мощности для внутреннего рынка не будут нужны».

А ведь еще год назад Канат Бозумбаев утверждал, что, как показали расчеты международных и казахстанских экспертов, с учетом прогнозируемого роста потребления «на рубеже 2023 года по бензину и дизельному топливу уже мы будем испытывать нехватку» и к этому времени 4-й завод должен быть построен. Глава энергетического ведомства сообщал, что частный инвестор найден, технико-экономическое обоснование осенью будет готово и в 2019 году начнется строительство НПЗ. Теперь «вдруг» выясняется, что эти расчеты и утверждения неверны! Возникают сомнения в способности профильного ведомства к стратегическому и тактическому планированию.

Отметим, что необходимость строительства четвертого НПЗ обсуждается с 1991 года. Тогда Кабмином еще КазССР было принято постановление о его строительстве в Мангистауской области и даже создана часть инфраструктуры. Развал СССР привел к остановке проекта. С тех пор объемы добычи нефти в республике более чем утроились, потребление тоже в разы выросло. Нехватка перерабатывающих мощностей приводила к хроническому – до 40%­ – дефициту бензина, который компенсировался поставками из России и заставлял возвращаться к вопросу нового НПЗ.

Однако у чиновников всегда находились отговорки для затягивания начала строительства. Так, в 2009 году правительство утвердило Комплексный план развития НПЗ на 2009–2015 годы, при этом строительство четвертого НПЗ в нем заявлено не было. Причина – реконструкция существующих заводов обойдется почти вдвое дешевле, чем реализация проекта с нуля. Видимо, обоснование модернизации перевесило предложение по строительству нового технологически ориентированного на переработку казахстанской нефти предприятия. Ведь по факту оказалось, что реконструкция превысила те 6 млрд. долларов, в которую оценивалось строительство 4-го НПЗ.

В октябре 2011 года, будучи министром нефти и газа, Сауат Мынбаев пообещал запустить новый завод к 2019 г. Вопрос о новом НПЗ обсуждался и во время визита в Казахстан председателя КНР Си Цзиньпина в сентябре 2013 года. «Мы договорились о строительстве следующего НПЗ, мы в этом нуждаемся», – сказал тогда президент Нурсултан Назарбаев. В январе 2014 года, выступая с Посланием народу Казахстана, глава государства дал поручение правительству к концу марта решить вопросы по размещению, источникам инвестиций и срокам строительства четвертого НПЗ. Но и это ничего не изменило: указание главы государства не добавило определенности ни с местоположением, ни с мощностями и технологией, ни с источниками сырья, ни со сроками строительства.

Согласно данным Минэнерго, за 11 месяцев 2018 года объем переработки нефти составил порядка 15 млн. тонн нефти (рост на 8,6% к аналогичному периоду 2017 года). Объем производства нефтепродуктов составил 10,6 млн. тонн (+ 9,3%). Ожидается, что добыча нефти в 2018 году составит 90,3 млн. тонн (104,7% к 2017 году), объем переработки нефти – 16,1 млн. тонн (8% к 2017 году).

Однако увеличившиеся до 17,5 млн. тонн мощности заводов вряд ли удастся полностью загрузить. Во-первых, из-за более низких (в 1,5-2 раза) цен на сырую нефть на внутреннем по сравнению с мировым рынком. Во-вторых, сырье на отечественные НПЗ поступает со зрелых, прошедших пик добычи и теряющих мощности месторождений. Рост нефтедобычи в стране обеспечивается такими крупными проектами, как Кашаган, Тенгиз, Карачаганак (это около 70% производимой в республике нефти), но они работают по соглашениям о разделе продукции (СРП), ориентированы на экспорт и не обязаны поставлять нефть на внутренний рынок.

Вместе с тем сырья для 4-го НПЗ будет вполне достаточно, если его спроектировать под низко оцениваемую на мировом рынке (на 30-40% дешевле марки Brent) высоковязкую нефть с месторождений Бузачи, Жетыбай, Каражанбас, Каламкас. Тем более что ее переработка позволит выпускать еще и моторные масла. Сегодня в Казахстане существует единственное предприятие по их производству, но его мощности не могут полностью обеспечить потребности страны, и свыше 80% потребляемых смазочных материалов ввозится из-за рубежа. Самый крупный поставщик – Россия, на которую приходится до 70% их общего объема.

Что касается надежды главы Минэнерго на экономию больших объемов топлива за счет масштабного перевода на газ общественного и других видов автотранспорта, то она малообоснованна. До сих пор в стране отсутствует развитая инфраструктура по техническому обслуживанию и заправке газовых автомобилей. А ведь была принята государственная программа по снижению загрязнения окружающей среды на 2009-2018 годы, целью которой как раз и была активизация процесса перехода автотранспорта на газовое топливо.

Следует отметить, что строительство сети газовых заправок возможно только в газифицированных районах. Однако доступ к газу имеют жители 10 из 16 регионов, при этом в ряде из них товарный газ поставляется лишь в областные центры и крупные города. Наиболее газифицированными областями являются Западно-Казахстанская (92,5%) и Атырауская (97,1%). В центральных, восточных и северных регионах страны доступа к газу практически нет. 

Для получения автогаза необходимы газоперерабатывающие заводы (ГПЗ), а с ними ситуация примерно такая же, как и с НПЗ до их модернизации. Наряду с тем, что установка ГБО является дорогостоящей процедурой, денежный оборот бензиновой заправки в 10-15 раз выше, чем оборот ее газового аналога.

Основной причиной, по которой сдерживается развитие газомоторного транспорта, требующего больших инвестиций в инфраструктуру и оборудование, является отсутствие государственного внимания и поддержки. В Казахстане, в отличие от европейских стран, нет ни налоговых льгот, ни других инструментов, стимулирующих перевод автотранспорта на газовое топливо. К примеру, в Евросоюзе налоги на газомоторный транспорт в 1,5-2 раза ниже налогов на традиционные автомобили.

Результат закономерен. Так, планировалось, что до конца 2017 года около 1500 единиц алматинского общественного автотранспорта будут переведены на газовое топливо, но к этому сроку работали на газе всего 600 автобусов. В целом из поставленного в первом полугодии 2018 года на учет в органах МВД автотранспорта на автомобили с установленным газобаллонным оборудованием пришлось всего 15,9%.

Кроме того, если на западе республики автотранспорт использует в основном газ сжиженный (пропан-бутановую смесь), то в Алматы, Костанае, Кызылорде – компримированный (метан). Причём один газ на другой заменить невозможно. Таким образом, газовый автомобиль, в отличие от бензинового или дизельного, оказывается привязанным к региону. Как показывает практика, чиновники вспоминают о газе лишь во время топливных кризисов.

Необходим комплекс мер господдержки с принятием соответствующих нормативно-правовых и законодательных актов, включая субсидирование стоимости приобретения работающего на газе транспорта, вплоть до освобождения от таможенных пошлин и НДС при его ввозе, льготы для развития газовых АЗС и необходимой сервисной инфраструктуры. При сохранении нынешней ситуации ничего, кроме автогазового миража очередных Нью-Васюков, ждать не приходится.

Да и уже существенно возросшая стоимость строительства нового НПЗ будет расти дальше. Во сколько он обойдется, когда необходимость все-таки заставит начать его строительство? Открытым остается и вопрос, сколько времени займет проектирование и строительство нового НПЗ, если модернизация трех имеющихся вместо планового 2015 года завершилась лишь осенью 2018-го?

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2194
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика