Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 24.09.2020 |

Инцидент как реальность киргизско-таджикской границы

Самый короткий участок государственной границы Киргизии – таджикский. Парадокс, но среди своих «собратьев», разделяющих постсоветские государства Центрально-Азиатского региона, он лидирует по степени напряженности. Многие годы стороны пытаются разрешить ситуацию, но результат остается неизменным – никто на уступки не идет, а факторы, ведущие к пограничному раздору, множатся. При этом утверждения, что причиной всему являются не решавшиеся десятилетиями территориальные и водно-земельные проблемы, из-за которых будто бы и конфликтуют жители киргизско-таджикского приграничья, в нынешних условиях вызывают сомнения.

В поисках языка

В октябре 2018 года пресс-служба киргизского Кабинета министров сообщила, что в ближайшее время правительственные делегации Таджикистана и Киргизии активизируют работу по делимитации общего участка государственной границы. Информация появилась после того, как в Душанбе на полях заседания совета глав правительств государств-членов ШОС состоялись переговоры между премьер-министрами Мухаммедкалыем Абылгазиевым и Кохиром Расулзодой. Главы правительств договорились ради поставленной цели в самое ближайшее время провести встречу для обсуждения вопросов делимитации общей границы.

Несколькими месяцами раньше – в феврале прошлого года – в ходе официального визита президента Киргизии Сооронбая Жээнбекова в Таджикистан лидеры двух стран также поднимали тему демаркации и делимитации госграниц. Как сообщало киргизское информационное агентство КАБАР, «путем конструктивного диалога они пришли к мнению, что продолжат решение данного вопроса уже на юридических основаниях». Стороны подчеркнули важность активизации работы киргизско-таджикской межправительственной комиссии по делимитации и демаркации государственной границы в духе конструктивного сотрудничества, взаимопонимания и доверия.

Заверения подобного рода звучали не единожды, но с чем трудно не согласиться, так это с мнением киргизского президента, который по итогам переговоров в Душанбе отметил: «Наши народы на протяжении долгого времени ожидают завершения делимитации государственной границы. Скорейшее решение вопросов по делимитации киргизско-таджикской государственной границы и подписание соответствующего договора станут важным фактором в укреплении безопасности и стабильности в районе границы».

Общая граница Киргизии и Таджикистана составляет 970,8 километра. Летом 2018 года в МИД Киргизии рассказали, что сторонам удалось описать 520 километров (53,5%) спорных участков, по которым документы готовы к подписанию. Примечательно, что цифра муссируется в информационном пространстве года четыре. Впрочем, так же обстоит дело с количеством спорных участков. На киргизско-таджикской границе их по-прежнему, как и несколько лет назад, – 70. Проще говоря, эксперты констатируют застой в киргизско-таджикском процессе делимитации границы.

Совершенно другая картина складывается у Киргизии с западным соседом – Узбекистаном. Несмотря на сложные отношения между двумя странами, бытовавшие до недавнего времени, ситуация с делимитацией их общей границы выглядит значительно лучше. Странам удалось согласовать из 1378 километров 1100, то есть 80% общей протяженности. И процесс этот, как свидетельствуют факты, динамично развивается. 15-21 октября прошлого года в Намангане прошли переговоры рабочих групп правительственных делегаций двух государств по вопросам делимитации и демаркации госграницы на весьма сложных участках границы. По результатам переговоров описан участок Шахимардан в пределах Ферганской области по смежности с Баткенской областью, а также часть участка Кандион–Булок Наманганской области по смежности с Джалал-Абадской областью.

Полгода назад, приводя результаты работы по делимитации киргизско-таджикской границы, министр иностранных дел Киргизии Эрлан Абдылдаев обратил внимание на интересную деталь в отношениях республики с Таджикистаном по пограничной проблеме – на отсутствие общего языка. Не последний человек в переговорном процессе по границе, он заметил: «Если найдем общий язык, то по таджикскому направлению будут позитивные продвижения».

В поисках общего языка РТ предлагала решать вопросы делимитации границы исходя из документов 1925-1927 годов, а Киргизия стремилась перенести взоры спорящих на карты конца 1950-х годов прошлого века. Специалисты утверждают, что ни те, ни другие документы юридически не подтверждены.

В 2015 году президент Киргизии Алмазбек Атамбаев предложил своему таджикскому коллеге Эмомали Рахмону судьбу межгосударственного рубежа решать на основе Алма-Атинской декларации 1991 года, согласно которой каждая постсоветская республика остается в границах, которые были у нее до обретения независимости.

В то же время эксперт по вопросам границ, в свое время возглавлявший пограничную комиссию Киргизии, Саламат Аламанов высказывал мысль о том, чтобы стороны в решении пограничных вопросов опирались на факт размещения граждан обеих стран на землях в приграничье.

Внедрить международную практику урегулирования проблем предлагал экс-вице-премьер-министр по вопросам безопасности Токон Мамытов. «Главное, что поможет, – это взаимная уступка, – говорил политик. – Только благодаря этому вопрос делимитации и демаркации границ может решиться».

Ни один из предлагавшихся вариантов до сей поры не получил обоюдную поддержку. Причина – отсутствие общего языка, на котором говорили бы представители обеих стран. Может быть, как раз поэтому Сооронбай Жээнбеков во время встречи с Эмомали Рахмоном сказал, что «мы постараемся полностью решить вопросы границ»  «в ближайшие годы».

Инцидент как средство торможения

Пока политики ищут общий язык в вопросах делимитации киргизско-таджикской границы, приграничный люд, населяющий ее с обеих сторон, периодически предается конфликтам.

На исходе прошлого года пограничные представители по Баткенской области Киргизии и по Согдийской области Таджикистана совместно подвели итоги охраны киргизско-таджикской границы. Солдаты в зеленых фуражках успокоили общественность: в 2018 г. произошло всего семь инцидентов, что на три меньше, чем в 2017 году. Для сравнения напомним: в 2015 году на границе с Таджикистаном произошло 10 инцидентов, а в 2016-м – 11.

По традиции пограничные представители подчеркнули, «что взаимоотношения пограничных ведомств вышли на новый уровень сотрудничества, когда возникающие проблемы на границе могут оперативно решаться на местах на уровне пограничных застав». Действительно, три последних месяца 2018 года киргизско-таджикская граница жила мирной бесконфликтной жизнью, но в предшествующий период конфликтный потенциал зашкаливал.

В феврале 2018 года – всего через несколько дней после визита президента Киргизии в Таджикистан – на стыке двух государств произошел конфликт из-за строительства киргизской стороной моста. Мостостроителей охраняли до полусотни пограничников. Пограничные ведомства обменялись обвинениями в адрес друг друга.

3 апреля в селе Уч-Добо Ак-Татырского айыльного аймака Баткенской области произошла стычка местных жителей с представителями таджикского села Мачаи. Причиной конфликта стал оградительный забор, который пыталась установить жительница села Уч-Добо. Словесная перепалка, в которую были вовлечены около 50 человек с двух сторон, переросла в закидывание друг друга камнями.

В мае четверо военнослужащих Пограничных войск ГКНБ РТ, на автомашине углубившись внутрь киргизской территории на 40-50 метров, попытались в населенном пункте Сада Ляйлякского района Баткенской области проверить документы у местных жителей, что вызвало сопротивление последних и захват транспортного средства. Прибывший киргизский пограничный наряд задержал коллег-нарушителей.

31 мая произошла драка между жителями киргизско-таджикского приграничья. Киргизские СМИ сообщали, что инцидент произошел в тот момент, когда пограничники застав «Капчыгай» и «Ворух» проводили работы по уточнению участка дороги, чтобы тот… не пересекал огород сельчанина.

В начале июня произошел конфликт между таджикскими и киргизскими пограничниками в местности Максат Ляйлякского района Баткенской области. Противоборство сопровождалось стрельбой из штатного оружия, применением физической силы. Таджикские пограничники получили травмы разной степени тяжести. По итогам разбирательства стороны нашли тогда общий язык и договорились не использовать оружие на границе.

В июле на транзитной дороге Кишемиш – Аксай, проходящей через таджикский анклав Ворух, таджикские пограничники задержали двух военнослужащих Государственной пограничной службы КР и двух киргизских граждан. Сообщалось, что при задержании таджикские пограничники вели себя агрессивно и нанесли легкие телесные повреждения стражу киргизских рубежей.

В сентябре произошел конфликт между жителями приграничных сел Бакай Баткенского района и Тожикон Исфаринского района Таджикистана. Причиной конфликта стала прокладка водопровода жителями Тожикона.

Пограничные инциденты 2018 года вычленили две тенденции: чрезмерно частое и неконструктивное фигурирование в них пограничников и придание событиям политической окраски. Заметим, что в инцидентах с участием стражей границы не пострадал ни один пограничный начальник, которым, судя по характеру происшествий, не представляло особого труда не допустить случившегося.

На этом фоне версия о том, что инциденты являются средством торможения процесса делимитации границы, выглядит вполне вероятной.

После июньского конфликта киргизская столичная газета, реагируя на события, вынесла вердикт устами в прошлом высокопоставленного чиновника, пожелавшего остаться неизвестным, но имевшего якобы непосредственное отношение к решению вопросов по границе. Таинственный эксперт заявил: «Анализ конфликтов показывает, что в основном все они были спровоцированы таджикской стороной. Инициаторами скандала выступают то местные жители, то военнослужащие. В 2014 году граждане Таджикистана начали закидывать пограничников Кыргызстана камнями, а пограничники обстреляли нашу территорию из миномета. Из-за чего? Причина не важна! Потому что официальный Душанбе дает команду, в том числе местным жителям, на разные акции "протеста". Все для того, чтобы отвлечь общественность от своих настоящих проблем». Заголовком статьи «"Беззубый" Кыргызстан, или как Таджикистан провоцирует конфликты на границе» автор окончательно придал острой пограничной проблеме политический оттенок.

На этом фоне выглядит совершенно удивительной информация, датированная декабрем прошлого года, о том, что жители джамоата Хистеварз Таджикистана и села Борбордук Киргизской Республики получают медицинскую помощь в одном и том же Хизтеварзском центре здоровья имени А. Саттарова. Другой пример: заметка «"Кара-Бак" – рынок, соединяющий народы Кыргызстана и Таджикистана», опубликованная на портале CABARASIA, рассказывает о том, как работает в одноименном селе в Баткенской области рынок, где торгуют и приобретают покупки граждане и Киргизии, и Таджикистана.

Впрочем, спокойствие может быть в любой момент нарушено. Инциденты на киргизской границе, через дыры в которой протянулась наркотрасса, управляемы. В случае обострения ситуации пограничники одной и другой стороны, кстати, не задержавшие в последнее время ни грамма афганских опиатов, валом проникающих в Киргизию, локализовать масштабный конфликт самостоятельно не смогут. Международная наркомафия, запустившая щупальца в ряды киргизской и таджикской элиты, не дремлет.

Силы есть – нужна воля

Важная тенденция киргизско-таджикского приграничья – настрой его жителей на сотрудничество и развитие. Есть мнение, что приграничные регионы Киргизии и Таджикистана способны самостоятельно урегулировать приграничные споры при одобрении и финансовой поддержке возможных проектов приграничного сотрудничества сверху, в том числе со стороны правоохранителей.

10 января 2019 года на киргизско-таджикском участке государственной границы состоялась торжественная церемония открытия новых комплексов пограничных застав «Ортобоз» и «Достук», а также комплексного здания для отряда специального назначения «Бору». Как сообщили в Государственной пограничной службе Киргизии, современные комплексы модульных зданий включают в себя всю необходимую инфраструктуру: общежития, административные помещения, дома для офицерского состава и их семей, складские помещения, боксы для хранения и ремонта техники, вольеры для служебных собак, а также баню для личного состава. Также на новых объектах предусмотрены учебные места для тренировок по огневой подготовке, спортивные площадки.

Строительство и оснащение новых комплексов пограничных застав «Ортобоз» и «Достук», а также комплексного здания для отряда специального назначения «Бору» осуществлено в соответствии с Соглашением между правительствами Российской Федерации и Киргизской Республики об оказании технического содействия КР в рамках процесса её присоединения к Евразийскому экономическому союзу.

«В рамках интеграции Кыргызстана в ЕАЭС построены и будет продолжено строительство современных пограничных комплексов и пунктов пропуска. Таким образом, мы создаем эффективную систему пограничной безопасности, способную противостоять современным вызовам и угрозам», – отметил начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Киргизии Райимберди Дуйшенбиев.

Остается надеяться, что киргизско-таджикская граница приобретет современный облик, а система пограничной охраны достигнет высокой степени готовности к предупреждению нарушений на главном государственном рубеже. Осталось за малым: применить волю, чтобы окончательно закрепить контуры границы, дав возможность приграничью приступить к созидательной деятельности.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
8372
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика