Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 24.04.2019 |

Зона кризиса расширяется. ООН планирует решить проблему нехватки воды в ЦА, но как?

Кризисы и противоречия, которые раздирают мир, не позволяют ООН и правительствам разных стран найти эффективное решение неэффективному использованию воды.

Около года назад, 22 марта 2018-го, стартовало десятилетие ООН «Вода для устойчивого развития, 2018-2028», призванное повысить эффективность водопользования. Проблема крайне актуальная. В мире 780 млн. человек не имеют доступа к чистой воде. Это сегодня! А к 2050 году, по оценке Генсека ООН Антониу Гутерриша, 25% населения Земли хронически не будет хватать воды.

Причины этого разные: изменение климата, ухудшение экологии, высокое потребление воды в сельском хозяйстве, нерациональное её использование в быту. И если ничего не измениться, то мир столкнётся с вспышками заболеваний ввиду ухудшения санитарии, упадёт качество жизни людей, будут продовольственные и энергетические кризисы.

Отрадно, что с предложением провести десятилетие «Вода для устойчивого развития, 2018-2028 гг.» выступил таджикский лидер Эмомали Рахмон. Это не первая его инициатива, касающаяся вопросов водопользования. С его подачи 2003 год ООН объявил Годом пресной воды, а 2013 год – Международным годом водного сотрудничества. Кроме того, в 2009 году Э. Рахмон предложил создать Международный фонд по защите ледников. И вообще Таджикистан быстро окликается на инициативы, связанные с водной тематикой.

Складывается впечатление, что он оспаривает лавры славы в вопросах водопользования. В республике регулярно проводят международные конференции с характерной тематикой, и вообще, как заявил Эмомали Рахмон, «Таджикистан в этом направлении признан как страна-инициатор и лидер на мировой арене».

Но является ли он таковым в сфере водопользования? Наверное, пока ещё нет. Достаточно сказать, что, по данным ЕБРР, республика входит в число наиболее водообеспеченных стран, где на одного жителя приходится 7,4 тыс. кубометров воды (в Казахстане – 3,3 тыс. кубометров воды, а в Туркменистане – 210 кубометров). При этом в Таджикистане не научились бережно распоряжаться своим главным богатством.

По озвученной в августе 2018 г. Э. Рахмоном информации, за последние десятилетия Таджикистан потерял свыше 30% от общего объёма ледников, питающих реки

Если говорить о лидерах в данной сфере, то Таджикистану и его соседям есть на кого равняться. К примеру, в Израиле на одного человека приходиться всего 150 кубометров воды. Но этого хватает не только для того, чтобы удовлетворить нужды граждан, но и сельского хозяйства. Хороших результатов добились в странах Персидского залива. Так, Саудовская Аравия является лидером в опреснении океанской воды, а Оман и ОАЭ – по очистке сточных вод. В Омане повторно используют до 100% воды, а в ОАЭ – до 89%. Это стало возможно благодаря рациональному использованию доходов, полученных от продаж энергоресурсов, которые местные власти инвестировали в водосберегающие технологии. Действительно, благодаря такому решению они вывели свои страны на траекторию устойчивого развития. Теперь угроза потепления климата не вызывает у них сильного страха и беспокойства. На этом фоне скромные успехи Душанбе и его соседей блекнут.

Поведение Таджикистана на мировой арене, его повышенный интерес к водным ресурсам связан с непростой ситуацией в Центральной Азии, где ряд стран сталкиваются с дефицитом воды. Главный её источник – это реки, берущие начала в горах Памира и Заилийского Алатау. Поэтому строительство гидротехнических объектов на них могут вызвать напряжённость в регионе. В 2012 году экс-президент Узбекистана Ислам Каримов даже предостерёг соседей об опасности войны, если те предпримут односторонние действия в сфере водопользования. Заявление было адресовано Таджикистану, который планировал построить Рогунскую ГЭС. Акцентируя внимание мирового сообщества на вопросах бережного отношения к воде, Душанбе оспаривал в Центральной Азии суверенное право на реализацию гидроэнергетических объектов.

Для таджикских властей проблема решилась неожиданно и быстро. После смены власти в Узбекистане Ташкент занял лояльную позицию, чем поспешили воспользоваться в Душанбе. В октябре 2016 года в РТ перекрыли реку Вахш, а в ноябре 2018 года ввели в эксплуатацию первый энергоблок Рогунской ГЭС. Таким образом для Таджикистана всё закончилось хэппи-эндом, чего не скажешь о Центральной Азии в целом. В регионе продолжает ощущаться нехватка воды. А две его республики – Узбекистан и Таджикистан – остаются в группе риска. Случись природная или техногенная катастрофа, и они столкнутся с хронической нехваткой воды.

Чем поможет «десятилетка» ООН, которую инициировал Таджикистан? Как говорится в принятой в декабре 2016 года резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 71/222, «целями Десятилетия («Вода для устойчивого развития, 2018-2028». – Ред.) должны быть повышенное внимание к устойчивому развитию и комплексному управлению водными ресурсами», пропаганда бережного отношения к воде, содействие сотрудничеству стран в сфере водопользования». Но в резолюции ГА ООН не называются конкретные цифры или целевые показатели, которых мир должен достичь к 2028 году. Очевидно, что документ носит рекомендательный характер, где говорится, что от решения вопроса эффективного водопользования зависит стабильное и устойчивое развитие стран и народов.

«Вода для устойчивого развития, 2018-2028» – не единственная «десятилетка» ООН. 2005-2015 годы прошли под знаменем «Вода для жизни» (кстати, по инициативе Таджикистана). В последние 20-30 лет делалось много для того, чтобы привлечь внимание международного сообщества к проблеме водопользования. Но увы, за этот период времени ситуация в мире не сильно поменялась, человечество продолжает беспечно относиться к воде. Почему же инициативы ООН не дают результатов? И имеет ли в таком случае смысл вообще тратить время и деньги на разного рода «десятилетия»?

Э. Рахмон, подводя итоги десятилетия ООН «Вода для жизни» на конференции в Душанбе, отметил, что реализации целей и задач препятствовали изменение климата, рост численности населения, природные катастрофы, военные конфликты, а также финансовые, продовольственные и энергетические кризисы. С такой оценкой трудно не согласиться. Тем более что за примерами ходить далеко не надо. За 30 лет в Центральной Азии окончательно пересохло Аральское море, некогда четвёртое в мире по площади внутреннее озеро. Водоём начал мелеть ещё в советские годы, несмотря на очевидную тенденцию, в постсоветский период его не удалось спасти. Пять республик не смогли выработать общие действия и ответить на вызов.

Сегодня в регионе идут прения вокруг водно-энергетической проблемы, но с решением затягивают. В 2016 году бывший Генсек ООН Пан Ги Мун всем в пример приводил Центральную Азию, где наблюдается сотрудничество стран по поводу водопользования. Но он не уточнил: диалог помог снизить напряжённость в регионе, при этом пока не решил саму проблему. Что же тогда говорить о других уголках мира?

Следует учитывать, что в арсенале ООН нет действенных рычагов, которые есть у правительств разных стран, о чем неустанно напоминают специалисты. Организация играет роль арбитра и может рассчитывать только на свой авторитет, на доверие между странами и добросовестное исполнение ими взятых на себя обязательств. Ей остаётся только призывать государства сотрудничать между собой в достижении общих целей развития. При этом очевидно, что решение проблемы рационального водопользования требует политической воли. Мало декларировать правильные взгляды, речь  о том, чтобы им безукоризненно следовать. Но с этим пока серьёзные проблемы. Большинство стран поддерживают инициативы ООН, но не готовы их придерживаться. Конечно же, такое положение снижает КПД «десятилеток».

Казалось бы, более эффективными будут действия правительств, у которых есть авторитарные рычаги влияния на ситуацию. Но и тут не все просто. У большинства государств имеются, например, программы, направленные на оптимизацию водного хозяйства. Но по разным причинам их КПД остаётся низким. К примеру, в Казахстане действовала госпрограмма «Таза Су», которая должна обеспечить населению доступ к качественной воде. Её «ахиллесовой пятой» стала нерасторопность чиновников. Другие страны сталкиваются с экономическим кризисом, природными, экологическими и техногенными катастрофами. Получается порочный круг, который трудно разорвать. В результате глобальные инициативы не приносят быстрых и ожидаемых результатов. Кроме того, говоря о роли правительств, не стоит умалять значения гражданского общества. Без него трудно добиться бережного отношения людей к воде.

Нынешнее десятилетие ООН «Вода для устойчивого развития, 2018-2028», как и предыдущее, скорее всего, не окажет радикального влияния на сложившуюся в мире практику водопользования. Все ограничится проведением многочисленных международных форумов и конференций, по итогам которых примут резолюции, будут зачитаны многостраничные доклады. Одним словом, мы увидим рутинную работу, за которую часто критикуют ООН. Но ведь требовать большего организация не может.

Хотя даже в этом случае организация может изменить международную повестку дня. В качестве примера можно сослаться на экологию. Надо сказать, что ей не всегда уделяли должное внимание. Но сегодня защита окружающей среды стала устойчивым трендом в большой политике. Как показывают многочисленные опросы, состояние экологии вызывает тревогу у большинства населения.

Более полувека назад точно так же безостановочно обсуждали экологические вопросы. Практический результат от этой миссионерской работы появился. Благодаря ей страны подписали Киотский протокол и Парижское климатическое соглашение. Появление таких документов говорит о том, что экология стала стандартом при принятии решений как на международном, так и на государственном уровнях.

Возможно, что в скором времени вода тоже станет глобальным трендом, а страны заключат аналогичные соглашения, регулирующие её оборот в быту и хозяйственной сфере. Поэтому задача десятилетия ООН «Вода для устойчивого развития, 2018-2028» состоит в том, чтобы изменить сознание людей на глобальном уровне, вызвать беспокойство в обществе по поводу ограниченных ресурсов питьевой воды.

Не стоит забывать и о том, что инициатива ООН направлена на дальнейшее укрепление сотрудничества между странами в вопросах бережного водопользования. Постановка вопроса имеет особую ценность. Поскольку в философии ООН вода должна объединять государства и население планеты, а не генерировать насилие, конфликты и напряжённость ввиду дефицита. Сотрудничество позволит не только повысить эффективность водопользования, она ещё и укрепит атмосферу доверия между странами, сделает мир более дружелюбным.

Международное сотрудничество в сфере водопользования необходимо всем, поскольку никто не останется в стороне от этой проблемы. Она коснётся как богатых, так и бедных стран, будет провоцировать продовольственный и экономический кризисы, болезни и снижение качества жизни людей. Согласно расчетам демографов, к 2050 году на Земле будет проживать 9 млрд. человек, ввиду чего вырастет потребление воды. И это только видимая часть айсберга. Демографический рост на планете идёт неравномерно. Ему в большей степени подвержены развивающиеся страны. Но хорошо известно, что они-то как раз зачастую и неспособны адекватно и эффективно отвечать на глобальные вызовы. А значит, их население с большей долей вероятности испытает на себе все невзгоды дефицита питьевой воды.

Как отметил Антониу Гутерреш, к середине столетия четверть жителей Земли окажется в зоне поражения водного кризиса. А значит, если не решать проблему сегодня, то завтра мир столкнётся с новым «великим переселением народов». Согласно оценке ООН, нехватка воды в пустынных и полупустынных регионах планеты вызовет оттуда интенсивную миграцию населения, в путь будут собираться около 700 млн. человек. Такой людской поток спровоцирует нестабильность, кризис существующих политических и общественных институтов, всплеск преступности и, возможно, новый виток терактов. И если сегодня ничего не предпринимать, то в будущем с этими негативными трендами столкнётся большинство населения планеты.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1076
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика