Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.06.2019 |

Союз под прессингом внешнеторгового «сепаратизма»

В рамках Евразийского союза пока не удаётся сформировать дееспособный механизм, гарантирующий согласованные решения стран-участниц в отношении торговых ограничений и увеличенных квот по импорту из третьих стран. По мнению многих экспертов, проистекает такая ситуация, прежде всего, из того факта, что страны ЕАЭС до сих пор не согласовали единую политику как в производственных отраслях, так и во внутрисоюзных (т.е. межгосударственных) и внешнеэкономических связях.

Кроме того, всевозможные реэкспортные операции, как уже не раз отмечал «Ритм Евразии», остаются одним из главных, притом высокодоходных направлений внешнеэкономической политики стран-партнеров РФ по ЕАЭС. По имеющимся данным (2018 г.), реальная совокупная доля легальных и «теневых» реэкспортных доходов в наполнении госказны за счет экспортных поступлений составляет в Белоруссии около четверти, в Казахстане – не ниже 20%, Киргизии – до трети. При этом свыше 60% общей стоимости реэкспортных операций означенных стран уже который год приходится на обширный российский рынок.

Отсюда, собственно, сохраняющиеся нестыковки между странами ЕАЭС в определении таких стратегических категорий внешней торговли, как «страна происхождения товара/услуги», «демпинг», «реэкспорт», «недобросовестная торговая конкуренция». Равным образом по сей день в рамках ЕАЭС не согласовано большинство факторов, предопределяющих введение/пролонгацию/отмену антидемпинговых пошлин; введение, корректировку, отмену квотовых ограничений (т.е. лимитов по объемам ввоза продукции) в торговле с третьими странами.

Впрочем, среди главных причин еще и отсутствие до сих пор единой нормативно-правовой базы Союза по внешнеторговой политике со странами-участницами зоны свободной торговли (ЗСТ) СНГ. В этой зоне участвуют все страны ЕАЭС и почти все другие страны Содружества. Но страны Союза поныне практикуют в основном «сепаратные» торговые соглашения/контракты с государствами ЗСТ вне Евразийского союза. Что, естественно, предопределяет неизбежность торговых споров внутри ЕАЭС, ибо взаимный демпинговый реэкспорт между странами Союза, по ряду оценок, минимум на треть состоит, и не первый год, из товаров/услуг стран ближнего зарубежья, не участвующих в Евразийском союзе.

Следствием такой ситуации являются в том числе разночтения между странами ЕАЭС в сфере антидемпинговых пошлин и других ограничительных мер. Что тем более актуально, поскольку другие страны ЗСТ СНГ по-прежнему являются основным каналом поступления в ЕАЭС-регион демпингового реэкспорта товаров и услуг из дальнего зарубежья. В связи с чем вполне можно согласиться с экспертом-экономистом из Узбекистана Ренатом Гусейновым, заявляющим: «Соглашение, регламентирующее нормативно-правовые вопросы внешнеэкономических связей ЕАЭС с другими странами Содружества, давно назрело. По примеру, скажем, действующего уже свыше 15 лет соглашения между Евросоюзом и Европейской ассоциацией свободной торговли (Норвегия, Исландия, Швейцария, Лихтенштейн. – Ред.)».

Схожий документ, регламентирующий межблоковую торговлю, действует, например, между Данией и ее не участвующими в ЕС автономиями (Гренландия, Фареры). Как и между Карибским сообществом (КАРИКОМ) и Центральноамериканским общим рынком; между Голландией и ее южнокарибскими автономиями, ассоциированными с ЕС, но еще (в отличие от метрополии) и с КАРИКОМ.

«Но возможно ли такое соглашение между ЕАЭС и другими странами ЗСТ Содружества, – отмечает Р. Гусейнов, – когда внутри Евразийского союза не решены многие вопросы совместного внутри- и внешнеэкономического регулирования? В лучшем случае такое соглашение в этих условиях будет, по сути, не более чем политически нацеленной декларацией».

       

Тем временем определенные силы в Казахстане разногласия с РФ в сфере антидемпинговой политики зачастую преподносят как «последствия» участия страны в ЕАЭС, который, дескать, служит разве что российским интересам. Утверждается, что в интеграционном плане этот союз – едва ли не никчёмный. Именно такие оценки высказаны, например, казахстанскими агентствами «Тайм.кz» и «Кокшетау-Азия» 7 марта с.г.: «Президент РФ Владимир Путин поручил правительству принять меры по обходу антидемпинговых мер (по гербицидам из ЕС. – Ред.), заблокированных Казахстаном в рамках ЕАЭС: натуральная торговая война с выходом на высший государственный уровень».

А разъяснение здесь дают такое: «Производимые в ЕС гербициды продаются на рынках ЕАЭС, по мнению российских производителей, дешевле, чем на собственном европейском рынке. Поэтому Россия запланировала антидемпинговые пошлины. А поскольку торговое пространство РФ и Казахстана теперь общее, Казахстан выступил на защиту покупателей более дешевых гербицидов. И заблокировал намерение России. 

Аналогичная история разворачивается в эти дни и на металлургическом фронте. Ассоциация «Русская сталь» поддержала применение мер антидемпинговой защиты на национальном уровне в случаях, когда такие меры блокируются в рамках ЕАЭС».

А далее следует если не шантаж, то, во всяком случае, политический прогноз: «Поэтому на следующем логическом витке может возникнуть и такой вопрос: коль скоро союзники все равно обходят их же совместные процедуры, не проще ли упразднить Евразийский союз и восстановить таможенные границы?» Ответ на этот вопрос весьма характерный: «С торговых позиций ЕАЭС для нас скорее мелочь, причем неприятная».

Вопрос почему? Оказывается, только потому, что «по итогам 2018 года экспорт Казахстана составил 61,6 млрд. долл., из них в Россию – только 5,2 млрд., или 8,4%». При этом доля Казахстана в российском импорте «прошлого года –2,2%. И почти столь же незаметен Казахстан в российском экспорте: лишь 2,7%». Отсюда и ремарки о «ничтожной эффективности ЕАЭС».

Впрочем, тут же оговаривается безальтернативность общего рынка ЕАЭС для Казахстана: «…идея, что наша технологичная продукция сможет пробиться на рынки той же Европы, да хотя бы Турции, утопична. Только совместное инвестирование совместных производств на евразийском пространстве имеет на самом деле неограниченную и совершенно фантастическую перспективу».

Возникает в этой связи впечатление, что означенные пассажи – это, с одной стороны, пропагандистское «предупреждение» Москве, если в РФ не будут учитываться внешнеэкономические интересы Казахстана, а с другой – успокоительная индульгенция для Москвы: дескать, Астана не доведёт ситуацию до выхода из ЕАЭС.

Но такие, образно говоря, полутона-полунамёки возможны как раз потому, что в рамках ЕАЭС поныне не отработан единый механизм внутри- и внешнеэкономической политики.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
952
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика