Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 17.06.2019 |

Какие замыслы вынашивают инициаторы провокаций НАТО в Черном море?

Главы МИД стран НАТО обсудят на встрече в Вашингтоне 3-4 апреля расширение своего военного присутствия в Черном море, заявила постоянный представитель США при альянсе Кей Бейли Хатчисон на брифинге в Вашингтоне.

«Мы будем обсуждать, как мы можем усилить свои оборонительные действия в Черном море», – сказала она. По ее словам, причиной этого стало воссоединение Крыма с Россией, а также инцидент в Керченском проливе 25 ноября 2018 года. «Мы будем обсуждать, что мы можем еще сделать в Черном море, включая увеличение присутствия кораблей НАТО, расширение наблюдения», – отметила Хатчисон.

28 марта в Черное море зашла оперативная группа кораблей НАТО в составе нидерландского фрегата «Эвертсен», канадского фрегата «Торонто», испанского «Санта Мария», турецкого «Илдирим» и румынского «Регеле Фердинанд» для участия в маневрах Sea Shield совместно с грузинскими и украинскими кораблями береговой охраны. 29 марта в Национальном центре управления обороной России сообщили, что корабли Военно-морского флота России приступили к наблюдению за ними. Наблюдение осуществляют разведывательный корабль «Иван Хурс» и патрульный корабль «Василий Быков».

Головной патрульный корабль проекта 22160 «Василий Быков»

Как известно, пребывание военных кораблей нечерноморских государств в Черном море регулируется конвенцией Монтрё и ограничивается сроком до 21 суток. Кроме того, ограничивается водоизмещение проходящих в Черное море кораблей нечерноморских государств.

Нарушения конвенции имели место неоднократно. В феврале-марте 2014 года фрегат ВМС США USS Taylor на 12 дней превысил срок пребывания в Черном море из-за поломки винта. При заходе в турецкий порт Самсун фрегат наскочил на мель и потерял ход. В сентябре 2008 года суммарный тоннаж кораблей США и НАТО, зашедших в Черное море, превысил 30 тысяч тонн, предусмотренных конвенцией Монтрё. Россия в ответ пригрозила обращением в ООН.

Увеличение присутствия в Черном море, о котором говорила Кей Хатчисон, может быть выражено в увеличении их численности, а также частоты посещения черноморской акватории. Если при этом США и НАТО не будут нарушать конвенцию Монтрё, то суммарный тоннаж кораблей не превысит 30 тысяч тонн. Так, суммарный тоннаж зашедшей 28 марта в Черное море натовской эскадры составляет 21 762 тонны («Эвертсен» – 6 048, «Торонто» – 3 875, «Санта Мария» – 3 610, «Илдирим» – 2 929, «Регеле Фердинанд» – 5 300).

Какой-либо серьезной военной угрозы для России группа этих кораблей, даже с учетом имеющихся на них крылатых ракет, нести не может, в отличие от американского эсминца «Дональд Кук», довольно часто заходящего в Черное море. USS Donald Cook – эсминец УРО типа «Арли Бёрк». Его главным оружием являются крылатые ракеты «Томагавк» с дальностью полета до 2500 км, способные нести ядерные боеголовки. В обычном и ударном вариантах эсминец несет соответственно 56 или 96 таких ракет. Полное водоизмещение «Дональда Кука» – 8915 тонн.

Согласно конвенции Монтрё, в Черное море могут войти одновременно не более трех таких эсминцев с кораблями сопровождения, что может создать реальную угрозу для России, так как расстояние, скажем, от грузинского порта Поти до Москвы менее 2 тыс. километров, то есть в пределах досягаемости американских «Томагавков». Именно по этой причине при каждом появлении «Дональда Кука» в черноморской акватории его берут под пристальное наблюдение и сопровождают российские корабли и самолеты.

Среди стран черноморского бассейна единственную серьезную потенциальную силу представляют ВМС Турции, с которой в последнее время у нашей страны сложились взаимовыгодные партнерские отношения.

Ранее сообщалось, что Министерство обороны Румынии намерено начать переговоры с НАТО по вопросу создания в Черном море союзнической флотилии. В состав военно-морской группировки, которую Бухарест хочет видеть в Черноморском регионе, могут войти корабли ВМС США, Германии, Италии и Турции.

Минобороны РФ, как известно, рассматривает вопрос о восстановлении военно-морской базы в Балаклаве. Объект 825 ГТС – подземная база подводных лодок в Балаклаве, секретный военный объект времен холодной войны, расположенный в Балаклавской бухте, представляет собой сооружение противоатомной защиты первой категории, включающее в себя комбинированный подземный водный канал с сухим доком, цеха для ремонта, склады ГСМ, минно-торпедную часть. Располагается в горе Таврос, по обеим сторонам которой находятся два выхода. Со стороны бухты – вход в канал (штольню). В случае необходимости он перекрывался батопортом, вес которого достигал 150 тонн. Для выхода в открытое море был оборудован выход на северной стороне горы, который также перекрывался батопортом. Оба отверстия в скале были искусно закрыты маскировочными приспособлениями и сетями.

Восстановить подземную базу подводных лодок, конечно, необходимо, это уникальный объект, где можно будет базировать не только субмарины, но и боевых пловцов. Но есть и другие возможности уравновесить превосходящие силы натовских флотов.

Как известно, Китай строит в Южно-Китайском море искусственные острова и располагает на них взлетно-посадочные полосы для своей военной и транспортной авиации. Это выдающаяся военная инновация, Китай создает эти острова, намывая гигантские песочные массы на рифы и мели. Новые острова способны выдерживать большие здания, человеческие поселения и разведывательные системы. Искусственные острова помогут Китаю в установлении более продвинутых систем слежения и станут местами снабжения китайского ВМФ. Точно таким же способом создаются из песка искусственные острова в Дубае. Есть и другие технологии создания искусственных островов. В настоящее время накоплены огромные знания и практический опыт в такого рода проектах. 

Возвращаясь к экспансии НАТО в Черном море, замечу, что наряду с увеличением боевой мощи Черноморского флота и сил береговой обороны может быть осуществлен асимметричный ответ на усиление военного присутствия НАТО в Черном море – создание в акватории Черного моря искусственных островов военного назначения. Военные базы на искусственных островах станут непотопляемыми авиа- и ракетоносцами. 

Имеет ли право Россия строить искусственные острова в Черном море?

Морская конвенция, одобренная ООН в 1982 году, установила для прибрежных государств ширину прибрежной морской полосы – ширину территориальных вод – в 12 морских миль (1 миля морская = 1,85 км). Государство осуществляет полный суверенитет над воздушным пространством, над морским дном и его недрами в своих территориальных водах. 

В «Энциклопедическом словаре экономики и права» 2005 года есть разъяснительная статья «Статус искусственных островов и сооружений на континентальном шельфе»: «Прибрежное государство обладает исключительным правом возводить или разрешать возводить и регулировать создание на своём континентальном шельфе искусственных островов, а также сооружений… Прибрежное государство осуществляет юрисдикцию над такими искусственными островами, в том числе юрисдикцию в отношении таможенных, налоговых, санитарных, иммиграционных законов и правил. Вокруг искусственных островов и сооружений могут устанавливаться зоны безопасности шириной до 500 метров…»

Границы континентального шельфа прибрежного государства могут, как известно, простираться далеко за границы его территориальных вод и находиться на расстоянии от 200 до 350 миль от берега, в зависимости от внешней границы подводной окраины материка.

Таким образом, с точки зрения международного права Россия обладает легитимной возможностью создавать искусственные острова на своем континентальном шельфе. Построенные хотя бы по 12-мильной периферии территориальных вод (а лучше бы и подальше) военно-морские базы позволят как минимум уравнять боевые потенциалы России и НАТО в регионе. Даже рассмотрение вопроса о строительстве таких островов охладит боевой пыл таких стран-сателлитов, как Румыния, и позволит России спокойно заняться мирным строительством в Крыму.

Как бы то ни было, уже сейчас суммарная ударная мощь Черноморского флота РФ и сил береговой обороны позволяет гарантированно уничтожить в случае военного конфликта любой вражеский морской ордер, вторгшийся в российские территориальные воды в черноморской акватории.

Так, размещенная в Крыму 15-я отдельная береговая ракетная бригада, главная ударная сила крымского побережья, имеет на вооружении подвижные ракетные комплексы «Бал» и «Бастион-П», которые вооружены крылатыми ракетами Х-35 и П-800 «Оникс». Эти ракеты в состоянии уничтожать крупные надводные цели на удалении до 260 и 500 километров соответственно. Благодаря наличию этих береговых ракетных комплексов российские вооруженные силы перекрывают большую часть акватории Черного моря и в состоянии достать даже до побережья Турции.

Повышенное внимание США к ситуации вокруг Керченского пролива на самом деле объясняется их стремлением всеми средствами воспрепятствовать транзиту российского газа в Турцию и далее в Европу через газопровод «Турецкий поток», для чего в прилежащей акватории создается обстановка повышенной нервозности.

Видимо, с учетом этого факта председатель комитета по межнациональным отношениям парламента Крыма Юрий Гемпель, комментируя заход в Черное море кораблей НАТО, высказался за пересмотр  конвенции Монтрё в сторону сокращения сроков нахождения военных кораблей НАТО в Черном море. По его мнению, пребывание военных кораблей альянса создает очаг напряжения в Черноморском регионе.

Однако, на наш взгляд, необходимости в ужесточении конвенции Монтрё нет. Ограничение по суммарному тоннажу заходящих в Черное море боевых кораблей не позволяет сосредоточить у берегов России военно-морской ордер, превосходящий по своей ударной мощи ответные возможности российских вооруженных сил в регионе.

Ничего не даст американцам, кроме лишних расходов, и увеличение частоты визитов в Черное море. Морское патрулирование кораблей НАТО в водах Черного моря и без того значительно увеличилось по времени. В прошлом году ВМС НАТО выполняли задачи в Черном море в течение 120 дней (в 2017 году – 80 дней).

Теоретически можно представить, что США попытаются нарушить ограничения по тоннажу и попытаться ввести в черноморскую акваторию несколько ударных кораблей, включая эсминцы «Арли Бёрк» и «Замволт», но это автоматически вызовет жесткий ответ со стороны России, включающий угрозу территории США, и резонансный международный скандал.

       

Что касается маневров НАТО в Черном море, то они вполне могут служить прикрытием для возможной военной провокации во время выборов на Украине. Так, действующий президент П. Порошенко может затеять очередной прорыв в Керченский пролив с целью поднять свой рейтинг перед вторым туром президентских выборов. Причем в Киеве уже заявляли, что готовы повторить «прорыв», если рядом будут находиться корабли НАТО. Но, учитывая реальные настроения в украинском социуме, такая провокация наоборот снизит шансы Порошенко до минимума. Однако военно-политические последствия такой авантюры могут быть весьма серьезными прежде всего для самой Украины. Вооруженные силы РФ надежно контролируют оперативную обстановку в регионе, и возможные военные провокации приведут лишь к неприемлемым потерям для самих провокаторов.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1817
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика