Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 17.06.2019 |

Не газом бы единым… Новые ракурсы партнерства России и Туркменистана

Россия и Туркменистан после трехлетнего перерыва возвращаются к поставкам туркменского газа в РФ. Наряду с очевидными отраслевыми взаимными выгодами это решение укрепляет политико-экономические позиции Туркменистана в СНГ и ЕАЭС, как и России в Центрально-Азиатском регионе. Вдобавок Туркменистан тем самым политически и географически отдаляется от проектов экспорта газа в обход России, лоббируемых США и Евросоюзом.

 Переговоры пока идут, что называется, в полузакрытом режиме: обе стороны еще не уточняют для массмедиа обсуждаемые варианты объемов поставок, цен, сотрудничества в смежных отраслях. Это вполне объяснимо уже потому, что газовые, особенно газоэкспортные, проекты обеих стран находятся под пристальным мониторингом США, НАТО, Евросоюза. Хотя бы потому, что РФ и Туркменистан – крупнейшие игроки на энергорынке бывшего СССР и, соответственно, значимые участники мирового рынка газа и энергоносителей в целом.

 Ряд важных аспектов этих переговоров прояснил на днях Алексей Миллер в интервью центральному телеканалу Туркменистана «Ватан» («Родина»): «…мы видим большие перспективы расширения сотрудничества в газовой сфере. Самое главное – это понимание того, что мы буквально в ближайшей перспективе продолжим работу в рамках контракта на закупку туркменского газа. Это главное направление, по которому мы всегда работали».

Переговоры касаются также сотрудничества в области поставок техники, производимой в России. При этом глава «Газпрома» уточнил, что «поставки российских труб для трубопроводных проектов на туркменский рынок – еще одно из перспективных направлений нашего партнерства». А в более широком контексте, обсуждая динамику двустороннего и общемирового спроса на газовую продукцию высоких переделов, «мы отметили, что газопереработка, газохимия – это интересное направление газовой отрасли, поскольку можно экспортировать не газ, а продукты его переработки».

Напомним, что базовое соглашение между РФ и Туркменистаном «О сотрудничестве в газовой отрасли», подписанное 10 апреля 2003 г. в Москве и рассчитанное на период до 2028 г. включительно, предусматривало нижеследующие объемы туркменских газопоставок (млрд. кубометров):

2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009-2028 гг.
5-6 6-7 0 0-70 3-73

по 70-80 в год

 Причем до 2008 года включительно Туркменистан экспортировал в Россию, самое меньшее, почти 40 млрд. кубометров, но затем объемы стали падать: в 2010 г. – 30 млрд., а к 2015 г. – падение до 4 млрд. в год. В январе 2016-го эти поставки были приостановлены. Это было связано в основном с динамикой реального газового спроса в РФ, спорными ценовым вопросами, техническими проблемами на евроазиатском газопроводе Средняя Азия – Центр.

 Тем временем в связи с программой внутрироссийской газификации спрос на этот продукт из Туркменистана стал расти со второй половины 2010-х. Смежный фактор спроса – реализуемые с того времени крупные газоэкспортные проекты РФ («Сила Сибири», «Турецкий поток», «Северный поток - 2»), что требует существенного роста объемов резервирования газа для внутрироссийских нужд.

 Кроме того, туркменская сторона, по многим оценкам, на европейском рынке газа не намерена «играть» против РФ, а в эти комбинации Туркменистан давно, но тщетно пытаются вовлечь США и Евросоюз – проектами «Южного газового коридора» и его ответвлений (Транскапийский газопровод, TANAP, «Белый поток» и др.), планируемых и частично реализуемых в обход России. В то же время географическая обширность и высокая пропускная мощность газовых магистралей в западном, юго- и северо-западном приграничье РФ позволяют уже в ближайшие годы экспортировать туркменский газ, притом в крупных объемах, практически во все регионы Европы.

       

 Пожалуй, это основные факторы, предопределяющие возобновление и одновременно расширение взаимодействия Москвы и Ашхабада в газовой сфере. Тем более что обе стороны официально считают действующим упомянутое соглашение 2003 г. В него могут быть внесены объемные коррективы, но, по имеющейся информации, объемы туркменских газопоставок в РФ навряд ли будут ниже 20 млрд. кубометров/год.

 Между тем многие зарубежные экспертные оценки небезосновательно сходятся на том, что восстановление и развитие сотрудничества обеих сторон в газовой отрасли (с учетом обозначенных А. Миллером сегментов развития) вполне могут привести к ускоренному политическому сближению Туркменистана с Россией и ЕАЭС. И не только потому, что перекачка туркменского газа в РФ возможна главным образом через Казахстан. Но еще и в контексте сложной ситуации на юго-восточных границах этой страны, уже впрямую соприкасающихся с позициями радикал-исламистских группировок в Афганистане. А они, как известно, отнюдь не намерены «довольствоваться» лишь афганской территорией.

 В связи с этим небезынтересна оценка означенных трендов аналитическим агентством Stratfor (США, ноябрь 2018 г.): «Подлинная причина, по которой Россия планирует снова закупать туркменский газ, обеими сторонами не указана (на Западе всегда в таких ситуациях подыскивают сугубо политическую подоплёку. – Ред.). Но, вероятно, есть несколько мотивирующих факторов. Во-первых, Туркменистан традиционно проводит изоляционистскую внешнюю политику, сопротивляясь политическим и экономическим усилиям, а также усилиям по интеграции и сотрудничеству в области безопасности, которые предпринимают вместе с Россией многие из его центральноазиатских соседей… Усиление сотрудничества в области безопасности с Ашхабадом представляет особый интерес для России, поскольку Туркменистан граничит с Афганистаном, а Москва активно борется с терроризмом в регионе».

 Отмечается также, что возобновление газового партнерства России и Туркменистана сделает проблематичной реализацию проекта Транскаспийского трубопровода, предполагающего транзитную перекачку туркменского газа через Азербайджан и Грузию в Турцию и далее в ЕС-регион. Так что возобновление российского импорта природного газа из Туркменистана может быть, по мнению Stratfor, «заявкой Москвы на стагнацию этого проекта». А в более широком плане «Россия может быть искренне обеспокоена возможным ухудшением экономических условий в Туркменистане и потенциальной политической нестабильностью там, которую могут вызвать такие условия. И, таким образом, Москва предлагает Ашхабаду руку, чтобы предотвратить выход ситуации из-под контроля».

 Политико-конъюнктурная ангажированность, да и терминология означенных оценок несомненна. Но и при этом они в целом правильно отражают объективные экономические и политические факторы, способствующие качественно новому этапу партнерства между Россией и Туркменистаном. Кроме того, в тех же оценках сквозит отсутствие у Запада контраргументов, чтобы попытаться хотя бы притормозить стратегические тренды в российско-туркменистанских взаимоотношениях.

____________________________

Фото https://aftershock.news/?q=node/361548

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
6172
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика