Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.06.2019 |

ЕАЭС: продуктивный блок или союз реэкспортеров?

Министр экономики Белоруссии Дмитрий Крутой на днях заявил, что Минск предлагает ввести в Евразийском экономическом союзе мораторий на принятие нормативно-правовых актов, препятствующих взаимной торговле. По сути, белорусский министр повторил аналогичные предложения Александра Лукашенко 2017-2018 годов. И только ли внутрисоюзная торговля подразумевается в данных предложениях?

«Механизм, который мы в ЕАЭС договорились использовать в рамках устранения препятствий, на сегодняшний день работает очень слабо. Так, 17 препятствий, которые мы должны были устранить в 2018-2019 годах, продолжают существовать во взаимной торговле (15 торгово-тарифных барьеров, семь ограничений и два изъятия из режима свободной торговли в ЕАЭС-регионе на начало 2018 г. – Ред.). Прогноз белорусской стороны, что порядка 15 так и перейдут на следующий цикл», – посетовал Д. Крутой.

При этом он напомнил, что в свое время президент Белоруссии «внес радикальную инициативу о моратории на принятие таких новых нормативно-правовых актов в каждой из стран союза (в их внешнеэкономической политике. – Ред.), чтобы остановить процесс появления новых препятствий во взаимной торговле. Такая идея обсуждается, но для этого надо вносить, прежде всего, изменения в базовый Договор о ЕАЭС».

В связи с этим Д. Крутой пояснил, что наличие права вето у стран в ЕАЭС «негативно отражается на устранении барьеров. Скажем, за 5 лет семь раз страны этим правом пользовались (подразумеваются меры в РФ/ЕЭК по ограничению импорта ряда товаров и услуг с Украины, а также периодические ограничения в РФ на ввоз мясной и/или молочной продукции из Белоруссии. – Ред.). Хотя наличие в принципе такого института не способствует общей цели устранения всех торговых препятствий. Может, целесообразно определить несколько областей, где государство-участница Союза не может использовать это право вето».

Минск, как следует из разъяснений министра, возбуждает этот вопрос в контексте итогов заседаний Совета ЕЭК и Евразийского межправсовета, состоявшихся в Ереване 29-30 апреля 2019 г. А именно: «Самой острой темой было введение секторальных ограничений во взаимной торговле между государствами ЕАЭС по признакам сомнений в безопасности или в происхождении товара. В частности, речь шла о белорусском молоке. Самое главное, что все пять стран договорились, что невозможно введение барьеров в целом на всю страну по какому-то товару или позиции. Если есть нарушения и их критическая масса нарастает, то нужно разбираться с конкретными компаниями, позициями, но нельзя «закрывать» целую страну».

На этот счет можем сказать, что в Минске поныне политизируют небезызвестные ограничения со стороны Россельхознадзора, считая их именно что «секторальными санкциями в отношении страны», а не отдельных предприятий.

Напомним в связи с этим, что Россельхознадзор решил с 8 мая ограничить ввоз молочной продукции наливом и в сухом виде с 37 белорусских предприятий, которые не смогли подтвердить безопасность этой продукции. Но никогда не имелось введение ограничений/запретов продуктов из Белоруссии в целом.

       

Примечательно в этой связи, что многие белорусские СМИ, в общем-то, объективно оценивают означенную ситуацию, хотя и не без «примеси» политконъюнктуры. Отмечается, что вопросы к качеству белорусской молочной продукции участились в России после отказа официального Минска поддержать продовольственное эмбарго РФ (с августа 2014 г.) к странам, применившим к ней санкции. Но так ли это? За прошедший период Белоруссия резко нарастила импорт молока и молочных изделий из подсанкционных Польши и Литвы, где менее жёсткие требования к содержанию антибиотиков в данной продукции. Но даже не это главное: ее растущий импорт сопровождается её же растущими перепоставками в РФ. И, как известно, аналогичные «достижения» есть у Минска не только в молочном реэкспортном бизнесе.

Но, скорее всего, речь у министра экономики Белоруссии идет не только о внутрисоюзных торговых препятствиях и разночтениях. Кандидат экономических наук Валерий Дуковик (Минск) полагает, что означенное белорусское предложение нацелено «прежде всего, на то, чтобы нынешние и дальнейшие санкционные «обмены» между РФ и Западом, как и между РФ и Украиной остались вне сферы регулирования в ЕАЭС. Где ввиду решающего влияния со стороны России вполне возможно навязывание с ее стороны Союзу ограничений и даже вето на торговые связи других стран ЕАЭС с Западом, Украиной. Пусть даже по ограниченному перечню товаров».

В том, что экономические связи Белоруссии, Казахстана и Армении с США и ЕС «развиваются по восходящей», В. Дуковик видит «неудовольствие Москвы». «Но вряд ли этот тренд сойдёт на нет, – продолжает нагнетать минский эксперт. – Более вероятен кризис в ЕАЭС в случае, если Москва будет навязывать Евразийской комиссии какие-либо решения, лимитирующие торговлю других стран Союза со странами Запада, с той же Украиной».

Схожее, хотя и более прагматичное мнение у Леонида Вардомского, директора Центра постсоветских исследований Института экономики РАН. «В обозначенном предложении белорусской стороны "заморозить" вето и вообще торговые ограничения есть рациональное зерно, – считает он. – Поскольку принятые в рамках ЕЭК и в целом ЕАЭС решения не всегда выполняются; некоторые страны не соблюдают торговые договоренности либо соблюдают их частично». Впрочем, оговаривается эксперт, право вето «должно быть и в ЕАЭС: в условиях интеграционного процесса это форма защиты интересов участников объединения и его самого: это подтверждается и давней международной практикой».

В то же время, по его мнению, «взаимная открытость экономик в рамках ЕАЭС несет для стран-членов и неизбежные риски. Так как участники интеграции закономерно чувствуют возникающие или потенциальные угрозы собственному производству».  А проистекают они, по оценке эксперта, потому что «на экономику России приходится более 80% ВВП всего ЕАЭС, поэтому риски Москвы и других участников объединения несоизмеримы. Посему то, что РФ считает для себя «малозначительным», для стран с несопоставимо меньшей долей экономики является стратегически существенным».

В вышеприведенных оценках, с одной стороны, немало объективного. Но с другой – известно, что именно через страны ЕАЭС в Россию, повторим еще раз, уже который год поставляется, без преувеличения, львиная доля всевозможной контрабанды. Причем, по имеющимся данным, минимум половина объема этих поставок, точнее – реэкспорта, к настоящему времени приходится именно на продукцию, запрещенную к ввозу в РФ из стран, участвующих в «крымских» и в целом в антироссийских санкциях Запада. Доля же белорусского коридора здесь – поныне основная уже по фактору географии. Спросим в который раз: это – по-союзнически?

Уж сколько лет эти вопросы обсуждаются между странами-партнерами, но реальных решений нет. Потому привлечение ЕЭК к этой ситуации представляется едва ли не единственной дееспособной, притом общеблоковой мерой.

По крайней мере, в рамках Евразийского союза пора бы выработать решения, которые, в зависимости от конкретной ситуации в политико-экономических взаимоотношениях какой-либо страны ЕАЭС, учитывались бы другими странами Союза в их внешнеэкономической политике. Как это издавна имеет место практически во всех таможенно-экономических союзах и тем более в интеграционных объединениях.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1251
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика