Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.06.2019 |

Сотрудничество с Китаем – перспективы или ловушка для Киргизии?

Сегодня ни для кого не секрет, что в основе глобальной внешнеполитической стратегии Китая лежит тезис о необходимости наращивания экономической экспансии по всему миру. Данная политика Пекина особенно ярко прослеживается на постсоветском пространстве, где китайское присутствие растет с каждым днем. Это в том числе видно на примере продолжающегося увеличения финансово-экономической зависимости ряда стран бывшего СССР от КНР.

Одним из ярких примеров в данном случае может считаться Киргизия, где на протяжении последних лет неоднократно высказывались предостережения о том, что уровень присутствия Китая в экономике и финансах страны может привести к потери части суверенитета.

На сегодняшний день одной из основных проблем Киргизии является невозможность ее экономического развития без финансовой помощи извне. Неслучайно Бишкек стал членом Евразийского экономического союза в надежде получить различного рода торговые льготы, а также финансовую подпитку своей экономики со стороны как России, так и структур объединения. Однако нынешний уровень кредитования республики в рамках ЕАЭС все еще не может полностью удовлетворить киргизские власти, вынуждая их обращаться к иным, более доступным источникам финансирования, и в первую очередь к Китаю.

Известно, что по итогам первого квартала текущего года сумма государственного долга Киргизии составила около $4,5 млрд. Основными инвесторами в киргизскую экономику продолжают оставаться Россия, Казахстан, Канада и Китай. При этом, как сообщала пресс-служба министерства финансов республики, из более $3,8 млрд внешнего госдолга наиболее крупная задолженность у Бишкека образовалась перед Экспортно-импортным банком Китая – более $1,7 млрд, или около 45% от общей суммы внешнедолговых обязательств. Казалось бы, сумма не столь критичная, и республика, как бы ей ни было тяжело, в состоянии расплатиться по своим долгам. Однако, как отмечают аналитики, главная проблема сегодня заключается не в самой долговой нагрузке, а в том, как быстро она растет, и в том, что может последовать в будущем. Особенно если учитывать, кто сегодня является главным кредитором Киргизии.

Стоит напомнить, что китайское правительство в последние десятилетия охотно раздает кредиты странам, где уровень экономической стабильности находится на невысоком уровне. Так, Китай финансирует проекты в 68 странах Азии, Африки и Европы общей стоимостью $8 трлн. При этом для Киргизии и еще семи стран КНР выступает крупнейшим кредитором в рамках инициативы «Один пояс – один путь», и в каждой из них Пекин проводит приблизительно одинаковую политику, направленную на увеличение своей доли в наиболее перспективных отраслях экономик этих стран, начиная от инфраструктуры и заканчивая энергетикой.

Например, в Черногории строятся автострады, в Таджикистане и Монголии финансируется реконструкция крупных автомагистралей, строительство гидроэлектростанций и газопроводов. В результате, как считают аналитики, повышается не только уровень задолженности, но и зависимость этих стран от Китая. Исключением в данном случае не является и Киргизия, которая за последнее десятилетие стала активно привлекать в свою экономику китайские средства. При этом такая тенденция стала пугающей настолько, что в стране заявили о возможности потери в будущем стратегически важных объектов республики и ее природных ресурсов. Неслучайно, еще в 2018 году в киргизском парламенте предложили бизнесменам скинуться и выплатить долги перед Китаем. Правда, данная инициатива не нашла серьезного отклика, а страна и дальше продолжила брать кредиты и займы.

Первый свой долг у Китая Киргизия взяла еще в 1992 году – почти $5 млн. Однако уже к 2000 году задолженности перед Поднебесной у Бишкека не было. В последующем долговая нагрузка росла крайне медленными темпами, хотя китайское правительство и продолжало финансовые вливания в киргизскую экономику не только через кредиты, но и гранты на развитие инфраструктуры и социальной сферы. К 2010 году долг Бишкека перед Пекином составлял всего лишь 5,7% от общего объема госдолга и равнялся $150 млн. Однако за последующие семь лет доля КНР достигла уже 41,6%, что заставило киргизское правительство даже установить для себя ограничение, по которому долг перед КНР не может превышать 50% от общей суммы. При этом специалисты говорят о том, что и этот порог рано или поздно будет пройден, что связано не только с экономическими проблемами в стране, но и с условиями выдачи китайских кредитов, которые подкупают заемщиков по всему миру.

Так, в отличие от иных кредиторов, в том числе и различных международных организаций, Китай выдает кредиты на облегченных условиях. Например, требования Всемирного банка крайне детализированы и слишком громоздки для заемщика, что не только затрудняет получение средств, но и ведет к затягиванию реализации проектов, на которые они берутся. А вот Пекин предоставляет простые и понятные условия. Но, как отмечают специалисты, несмотря на более быстрое и лёгкое финансирование, китайское кредитование сопряжено с риском возникновения большего числа вопросов на более поздних этапах реализации проектов. Нельзя забывать и о том, что крупные проекты, на которые заемщики берут кредит у Китая, реализуются только китайскими компаниями. При этом, что важно, все споры решаются на территории Китая и по китайским законам.

Как обоснованно подчеркивает Кубат Рахимов, председатель комитета Торгово-промышленной палаты КР по вопросам промышленной политики, содействия экспорту, развития инфраструктуры и логистики, «фактически эти деньги уходят обратно в Китай, так как по условиям деньги, взятые на строительство дорог, линий электропередач, платятся тем же китайским компаниям-подрядчикам. Китайцы навязывают свои технологии, своих специалистов, вплоть до рабочих».

К слову, так происходит не только с Киргизией, но и с ее партнером по ЕАЭС Белоруссией, которая с удовольствием брала «связанные» китайские кредиты на ряд крупных инфраструктурных проектов. При этом выполнялись они только китайскими организациями с установкой китайского оборудования, на которое у белорусских властей была и есть масса нареканий. Правда, стоит отметить, что Минск оказался менее втянут в китайскую авантюру, так как в республике не решились ставить под удар стратегически важные направления экономики.

В Киргизии же ситуация иная. Здесь Китай прокредитовал и фактически реализовал такие важные проекты, как строительство альтернативной дороги «Север-Юг» ($400 млн из общей $850 млн стоимости), подстанции «Датка» ($208 млн) и линии электропередачи «Датка–Кемин» ($389 млн), а также модернизацию ТЭЦ Бишкека ($386 млн). При этом в китайском правительстве никогда и не скрывали, что в Киргизии сфера их интересов сконцентрирована на химической промышленности и на предприятиях, занимающихся добычей и обработкой редкоземельных металлов. Основными инвесторами здесь выступали и продолжают выступать крупные государственные компании, банки и инвестиционные фонды, которые покупают любую доступную на рынке недвижимость, а также вкладывают деньги в создание совместных китайско-киргизских предприятий. И остановить растущее присутствие Китая в Киргизии сегодня практически невозможно.

Чем же грозит Бишкеку увеличение закредитованности от КНР и неуклонное расширение роли китайского капитала в экономике страны? По мнению экспертов, все рано или поздно может закончиться окончательным «попаданием Киргизии под китайский зонтик». В краткосрочной перспективе это может принести определенную выгоду в виде устойчивого финансирования местной экономики, пускай и в том направлении, которое крайне интересует Пекин, развивающего транспортную инфраструктуру в рамках своей концепции «Новый шелковый путь». Однако в дальнейшем с учетом того, что китайские кредиты необходимо отдавать, Киргизия может столкнуться с крайне серьезными проблемами. Это связано с тем, что «легкие» деньги из Поднебесной, как правило, направляются не на глобальное развитие экономики, а на проекты «здесь и сейчас», из-за чего получить реальный и стабильный доход от их реализации удается не всегда.

После того как у заемщика возникают проблемы с обслуживанием своего долга, Пекин «проявляет милость» и предлагает вернуть средства через передачу Китаю государственной собственности или территории страны под свои нужды. Так, например, случилось с Шри-Ланкой, где не смогли вовремя отдать долги в результате передали важнейший порт Хамбантота китайскому госпредприятию China Merchants Port Holdings.Правительство Пакистана из-за долгов в 2015 году передало китайской государственной компании China Overseas Port Holding для создания «особой» экономической зоны в аренду на 43 года порт Гвадар. В Таджикистане в обмен на строительство ТЭЦ «Душанбе-2» власти уже отдали Китаю золоторудное месторождение Верхний Кумарг.

И таких примеров, которые должны заставить задуматься руководство Киргизии, немало. Правда, сегодня киргизские чиновники по-прежнему уверены, что республика в состоянии самостоятельно выплачивать внешние долговые обязательства, в том числе и Китаю. Что будет в 2020-х годах, на которые придется пик выплат, в Бишкеке пока не говорят. В настоящее время понятно лишь одно: увеличивая заимствования из Китая, Киргизия становится на крайне опасный путь, в конце которого руководство республики может ожидать потеря контроля над рядом стратегически важных направлений экономики страны.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1264
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика