Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 20.07.2019 |

Киргизия в роли транзитёра геополитических интересов Китая?

Всё более высокий уровень политико-экономического сотрудничества КНР с Киргизией вполне вписывается в долгосрочную стратегию Китая «Один пояс – один путь». По сути, речь идёт о формировании политико-экономического пространства, гарантирующего Китаю его долгосрочные позиции во всех экс-советских республиках Центральной Азии.

Если экономическая политика РФ в Киргизии нацелена в основном на реализацию крупномасштабных проектов (гидроэнергетических, инфраструктурных и т.п.), то политика Пекина – на развитие главным образом потребительских отраслей и их инфраструктурной базы. А, значит, параллельно – на пропаганду, продвижение всего китайского. Что, в свою очередь, активно «притягивает» к КНР рядовых граждан КР, поскольку способствует, помимо всего прочего, сокращению там безработицы.

Впрочем, последнее – вовсе не благотворительность. Ибо, по имеющимся оценкам, доля китайского бизнеса в легпроме и пищепроме Киргизии ныне приближается соответственно к 70 и 40%. Вдобавок доля киргизстанского «коридора» в объеме реэкспорта китайских товаров массового спроса в РФ и в целом в бывший СССР уже превышает 40%. Между странами фактически действует, и не первый год, режим свободной торговли, но по понятным политическим причинам другие страны ЕАЭС официально не возражают против этого. Потому, как отмечают в экспертном сообществе КНР и РФ, претензии Москвы или Нур-Султана насчет незаконного реэкспорта КНР через Киргизстан (до 60% товарного объема этого реэкспорта – контрафактные товары) адресуются сугубо Бишкеку.

Что касается российского бизнеса, то он, по мнению многих аналитиков,  больше руководствуется в Киргизии (и Таджикистане) своими «сверхприбыльными» интересами, чем интересами Российского государства. Скажем, доминирующая доля российского бизнеса в крупных гидроэнергетических проектах страны (равно как и в Таджикистане) обусловлена перспективами и, естественно, высокой прибыльностью долгосрочного экспорта гидроэлектроэнергии из Киргизии в Казахстан, Узбекистан, Китай.

Китайская же сторона руководствуется традиционной линией своей внешней политики, действуя согласно старой китайской пословице: «Каплей за каплей наполняется море». В Киргизии (как и в Таджикистане) выбираются в основном малоприбыльные проекты (в локальной энергетике, легпроме, пищепроме, сельхозмелиорации, здравоохранении, ЖКХ, в строительстве местных дорог, школ, животноводческих ферм), зато обеспечивающие растущее социально-политическое влияние/присутствие КНР в стране. Очевидно, что такая линия выработана совместно государством и бизнесом КНР. Кстати, аналогичная (как минимум, схожая) политика Пекином успешно апробирована еще с начала 60-х в Индокитае, Монголии, Южной Азии.

       

Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков неспроста заявил по окончании недавних переговоров с главой КНР Си Цзиньпином в Бишкеке: «…нами уделено особое внимание проектам, имеющим особую социальную значимость для нашей страны. Мы благодарны Китаю и личному участию Си Цзиньпина в оказании помощи Киргизии в виде грантов и предоставлении технической помощи, что является весьма ощутимым для Киргизии».

Что же касается крупных инфраструктурных проектов в тех же странах/регионах, то пока они считаные, зато максимально увязанные с программами роста именно социально-политического влияния КНР. Лучший пример – трансазиатское Каракорумское многополосное шоссе между сопредельными высокогорными районами КНР и Пакистана, сооруженное еще в 1970-х в основном за счет китайского финансирования. Причем совпавшее по времени с ростом политического веса Пекина в ИРП и ставшее едва ли не главным форпостом китайского, притом преобладающего политико-экономического присутствия в Пакистане.

Той же цели способствуют сооруженные в 1980-х – начале 2000-х и позже трансазиатский газопровод (три нитки) Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – КНР; аналогичные Каракорумской рокады из КНР в соседние Непал, Лаос; нефтепровод из портов Мьянмы и через ее нефтеместорождения; новые автотрассы в Монголию; паромы в направлении Южной Кореи. Как и проекты новых железнодорожных или автотрасс в Таджикистан и Казахстан.

 Кстати, с Монголией планируется на ближайшие годы новый восточноазиатский железнодорожный коридор: Иэрши (китайская Внутренняя Монголия) – Тамсагбулак (восточная Монголия) протяженностью около 200 км. Он будет выходить как на ж/д сеть КНР, так и на Транссиб – по ж/д линии Соловьевск (Забайкальский край РФ) – Чойбалсан – Тамсагбулак. Аналогичная роль отведена ж/д проекту КНР (Синьцзян-Уйгурский регион) – Киргизия – Узбекистан. Но хотя китайская сторона обещает своё доминирующее финансирование в реализации проекта, пока официально оно не объявлено. Похоже, как и в случае с Пакистаном, Пекин просчитывает точное политическое время для создания и этой артерии, а также для аналогичных артерий в Казахстан с Таджикистаном.

Проект железной дороги КНР – Киргизия – Узбекистан

Тем временем в более широком контексте означенные планы КНР трансформировались на днях в общерегиональный политический проект Пекина. Об этом писал «Ритм Евразии». Но нет пророка в своем отечестве, поэтому приведем выдержку из статьи влиятельной турецкой газеты Хюрриет (Стамбул, 16.06.2019): «На саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) 15 июня в Душанбе китайский лидер Си Цзиньпин сделал неожиданное предложение: страны Азии должны сформировать свою коллективную конструкцию безопасности. Он пояснил: «Мы полагаем, что необходимо по-новому и в более широких рамках подходить к безопасности стран Азии. Страны Азии должны рука об руку реагировать на вызовы безопасности в нашем регионе. Это новое сотрудничество в сфере безопасности должно опираться на частые контакты между странами Азии и принцип взаимодоверия».

Впрочем, детали этого проекта, роль в нём России, Турции, Ирана, перспективы военного присутствия КНР в Центральной Азии Си Цзиньпин пока не разъясняет.

По имеющимся оценкам, в руководстве КНР не заинтересованы, ввиду известных факторов геополитики, в прямом соперничестве с РФ за преобладающее влияние в Киргизии и в целом Центральной Азии. Но выдвинуться здесь на первый уровень влияния остаётся стратегической задачей Китая. Тем более что по темпам роста, например, капиталовложений в регион ЦА и экспорта туда КНР с конца 1990-х находится на первом месте, существенно опережая Россию, Турцию, страны Запада.

А создание в середине 2010-х трансазиатского железнодорожно-паромного коридора КНР – Казахстан – Азербайджан – Грузия – Турция (с выходами на порты и паромы последних двух стран), осуществленное с доминирующим китайским финансированием, только подтверждает, что Пекин проводит многовекторный курс на дальнейшее укрепление своих позиций на обширных просторах юга и юго-востока бывшего СССР.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1035
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика