Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 20.07.2019 |

Каковы перспективы экономического коридора Монголии, Китая и России

В условиях нарастающих глобальных экономических войн для многих стран на первое место выходит сотрудничество на региональном уровне. В этой связи в России, которая уже несколько лет находится под гнетом западных санкций, особое внимание стали уделять восточному направлению, в первую очередь сотрудничеству с Китаем. Кроме того, в современной российской концепции развития внешнеэкономического взаимодействия в Азиатском регионе нашлось место и Монголии, которую большинство специалистов не склонны видеть в ранге развитых государств еще очень долгое время.

Однако ни Москву, ни тем более Пекин такое положение вещей не смущает. Поэтому совершенно неслучайно, что Россия, Китай и Монголия на протяжении последних лет неоднократно заявляли о намерении активизировать свое сотрудничество в ряде крупных региональных проектов. В первую очередь речь идет о создании так называемого экономического коридора Россия – Монголия – Китай.

Стоить напомнить, что сама по себе идея создания подобного коридора возникла несколько лет назад. Еще в 2014-2015 гг. лидеры трех стран встречались в Душанбе и Уфе, после чего был оформлен генеральный план развития трёхстороннего сотрудничества на среднесрочную перспективу. Однако решающий документ был подписан лишь в 2016 г. на полях саммита Шанхайской организации сотрудничества в Ташкенте. Изначально заявлялось, что стороны будут авизировать свое сотрудничество в самых различных сферах, а в приграничье должно было быть реализовано более трех десятков проектов. Однако уже на первоначальном этапе стало понятно, что каждая из стран в данном проекте будет защищать свои собственные интересы.

Так, Владимир Путин в 2016 г. сделал акцент на инфраструктурных инициативах, отметив, что именно они будут содействовать развитию региональных интеграционных проектов. Было заявлено, что российский бизнес готов участвовать в модернизации Улан-Баторской железной дороги в целях доведения её пропускной способности до 100 млн тонн грузов в год. Кроме того, Россия проявила интерес к рынку автомобильных грузоперевозок, строительству линий связи и электропередачи, а также развитию маршрутов доставки энергоносителей.

В свою очередь, глава Китая Си Цзиньпин сделал упор на сопряжении проекта экономического коридора с китайской инициативой «Экономического пояса Шёлкового пути». При этом планы Пекина в данном случае оказались куда масштабнее, чем у России. Предлагалось акцентировать внимание не только на инфраструктуре и приграничной торговле, но и на развитии промышленности, туризма и гуманитарных связей.

Последнее оказалось близко и интересам Монголии, которая, находясь в довольно сложном экономическом положении, видит в развитии проекта возможность не только заработать на транзите грузов через свою территорию, но и сделать серьезный шаг вперед в своем развитии. Поэтому тогдашний монгольский лидер Цахиагийн Элбэгдоржа отмечал, что нужно в самые кратчайшие сроки создать центр инвестиций для отбора и финансирования наиболее важных проектов сотрудничества, которое не должно ограничиваться транспортными и таможенными вопросами, но обязано стать основой для развития восточных регионов трех стран.

В целом же стороны пришли к мнению о необходимости выделения трех основных проектов, которые необходимо реализовать в ближайшей перспективе. Речь идет о железнодорожной ветке, которую необходимо модернизировать в Монголии, автомобильной дороге как части регионального транспортного коридора, а также линии электропередачи из России в Китай через Монголию.

Транспортный коридор Тяньцзинь (КНР) – Улан-Батор (МНР) – Улан-Удэ (РФ)

Казалось бы, три года назад стороны заявили о своем желании развивать экономический коридор, который должен был стать основой для более глобальных проектов Евразийского партнерства. Однако, как показало время, дальше слов дело так и не пошло, и лишь в 2019 г. стороны пришли к пониманию того, что процесс создания экономического коридора необходимо интенсифицировать. Так, в апреле на полях II форума международного сотрудничества «Один пояс – один путь» Си Цзиньпин не только призвал ускорить реализацию данного проекта, но и заявил, что Улан-Батору необходимо прикладывать больше усилий для согласования инициативы «Один пояс – один путь» с программой развития Монголии.

Затем, в конце мая в Пекине прошли трехсторонние консультации с участием заместителей глав внешнеполитических ведомств России, Монголии и КНР, во время которых обсуждались вопросы наращивания взаимодействия в тройственном формате, а также ход практической реализации программы создания экономического коридора. Однако  это так и не сдвинуло проект в реальности. Как было заявлено В. Путиным на встрече с китайским и монгольским коллегами на полях саммита Шанхайской организации сотрудничества 14 июня с.г., «вызывает сожаление тот факт, что за три года со времени принятия программы создания экономического коридора так и не началась реализация какого-либо конкретного проекта». Сегодня нет ни одного проекта с готовым технико-экономическим обоснованием, который был бы приемлем для всех трех сторон.

Встреча в ходе саммита ШОС. Владимир Путин с председателем КНР Си Цзиньпином и президентом Монголии Халтмаагийном Баттулгой

Сложившаяся        ситуация, по мнению ряда специалистов, является следствием определенного столкновения интересов России и Китая в рамках проекта. Так, КНР уже давно рассматривает соседние экономики как некое дополнение к собственной модели развития. Из-за сохраняющихся высоких темпов экономического роста Китая сопредельные с ним страны постепенно превращаются в экономические провинции, которые попадают в зависимость от происходящего в КНР. Не исключением в данном случае является и Монголия, которая все больше втягивается в орбиту влияния Пекина, в том числе и посредством получения кредитов, которые рано или поздно необходимо будет вернуть. Такое положение вещей совершенно не устраивает не только Улан-Батор, но и Москву. Для России сегодня крайне важно сохранить свое геополитическое и экономическое влияние в Центральной Азии, а также продолжить развитие приграничных регионов, которые также все больше попадают в сферу влияния Китая.

Кроме того, Москва заинтересована в Монголии в качестве важного транзитного коридора в Восточной Азии, а также с точки зрения развития совместных транспортных проектов.

Такое явное несовпадение реальных целей участников создания экономического коридора, по мнению большинства аналитиков, и тормозит его развитие. Именно поэтому стороны не могут выйти на практическую реализацию предложенных ими самими проектов. Кроме того, существует и ряд иных не менее важных проблем, касающихся правовых норм, вопросов экологии, финансирования и пр. И в настоящее время решить их в полной мере не удается.

В целом следует признать, что идея создания экономического коридора между Китаем, Монголией и Россией, несомненно, несет в себе множество положительных моментов. Здесь и развитие связей между тремя странами, и наращивание производственных мощностей в приграничных регионах, и даже координация действий в сфере охраны природы. При этом, в случае если стороны смогут договориться, каждая из них вполне может реализовать в проекте и свои собственные интересы. Так, Россия ускорит развитие регионов Сибири, укрепит свои позиции в Монголии, а также сможет включить данный проект в концепцию развития ЕАЭС.

В свою очередь, Улан-Батору проект позволит решить ряд энергетических и транспортных вопросов, а также реализовать собственную инициативу «Степной путь». Последнее особенно важно для руководства МНР, которое не скрывает, что местный проект практически полностью совпадает с тем, что монгольская сторона предлагает реализовать в рамках экономического коридора, и в первую очередь строительство скоростной автотрассы, которая соединит Монголию, Россию и Китай, прокладку новых ЛЭП протяженностью 1100 км, а также расширение имеющихся железнодорожных путей и трубопроводов.

Что касается Китая, то для Поднебесной сегодня важно любыми способами довести до конца свой проект «Экономический пояс Шелкового пути», а создание экономического коридора между тремя странами только ускорит этот процесс.

К сожалению, сегодня все еще не ясно, смогут ли стороны перейти от теории к практике и не постигнет ли «экономический коридор» судьба программы сотрудничества регионов Дальнего Востока и Западной Сибири России и районов Северо-Востока Китая, которая с 2009 г. так и осталась на бумаге.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1117
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» G20 G7 Human Rights Watch OPAL SWIFT Waffen SS Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Хизб ут-Тахрир», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика