«Пояс»-то один, да со множеством путей... Проект КНР не столь однозначен - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 01.03.2021 |

«Пояс»-то один, да со множеством путей... Проект КНР не столь однозначен

Ввод в действие на рубеже 2015/2016 гг. железнодорожно-паромного коридора КНР–Казахстан–Азербайджан–Грузия с подключением к нему в 2017 г. Турции, дополняемого примыкающими маршрутами трансчерноморских паромов, стал первым практическим воплощением долгосрочной, притом давней концепции КНР по созданию своего рода собственного Транссиба. Скорее всего, Пекин не заинтересован в существовании лишь одного евроазиатского коридора – через Транссиб/БАМ. В ближайшие годы он явно планирует освоить также другой, почти параллельный коридор: КНР–Пакистан–Иран–Турция–регион ЕС.

Первый шаг в этой долгосрочной стратегии был сделан на рубеже 60-70-х, когда было введено в действие современное и по нынешним стандартам Каракорумское многополосное шоссе – через горные и примыкающим к ним районы КНР и Пакистана. То есть порты Китая и Пакистана были состыкованы по кратчайшему маршруту, что, наряду с укреплением геополитических позиций Пекина в Южной Азии, открыло новый евроазиатский маршрут. Впоследствии пропускная способность этой артерии была расширена; здесь планируется уже в ближайшие годы создать параллельную стальную магистраль, стыкующуюся через Пакистан с железными дорогами Ирана и с арендуемым Китаем с 2017 г. западнопакистанским портом Гвадар. Таким образом, новые трансконтинентальные маршруты сомкнутся на турецко-иранской и турецко-грузинской границах.

Запланированный ж/д коридор Пакистан–КНР

Доля китайского финансирования в этих проектах превышает 60%, что вполне вписывается в упомянутую политико-экономическую стратегию КНР. Причем, как считает большинство экспертов, для Пекина до сих пор на втором плане вопросы рентабельности этих маршрутов, их конкурентоспобности с другими аналогичными коридорами. А на первом плане – вопросы более стабильного геополитического присутствия в обширных регионах Южной и Восточной Азии.

На «полях» одного из форумов по сотрудничеству РФ со странами Юго-Восточной Азии, состоявшегося в ТПП РФ в 2017 г., автору довелось услышать такое мнение ряда экспертов: в Пекине намерены максимально использовать то обстоятельство, что единого транзитно-тарифного пространства в бывшем СССР фактически нет. По политическим причинам ряд постсоветских стран стремятся выходить на внешние рынки, минуя трансроссийские коридоры. А это отвечает интересам КНР.

В этом смысле характерен пример Грузии: она была второй, наряду с Казахстаном, страной, с которыми переговоры о создании коридора КНР начала еще в 2012-м. Более того: в портах Батуми или Поти или между ними (порт Анаклия) планируется создание крупнейшего на юге экс-СССР китайского транзитно-экспортного хаба.

Ускорение работ по созданию означенного коридора было связано еще и с тем, что с весны 2014-го между РФ и Западом стартовала экономическая (по крайней мере, торговая) конфронтация, которая усиливается поныне. А от неё Пекин стремится максимально «отдалиться», в том числе географически.  В этой связи характерна оценка американского Forbes от 18.04.2017: «Южный маршрут (т. е. ж/д коридор КНР–Грузия/Турция. – Ред.) несколько сложнее других. Входя в Казахстан из Китая в Хоргосе, этот маршрут затем минует отдельные таможни в Азербайджане, Грузии и Турции, прежде чем присоединиться к европейской железнодорожной сети. Но несколько существенных политических и экономических конфликтов фактически привели к активизации развития этого южного коридора».

       

Далее со ссылкой на главу крупной транснациональной контейнерной компании Unit 45 Яна Кулена в статье поясняется, что «большая проблема, с которой мы сталкиваемся, заключается в том, что в России по-прежнему действуют санкции, касающиеся, например, перевозки скоропортящихся и других сельхозпродуктов из Европы в Китай или из Европы в Казахстан через Россию. Сейчас это проблемный вопрос. Но теперь компании смотрят на другой коридор – Баку–Актау и в целом на южный маршрут». Поэтому «Транскаспийский маршрут позволяет обойти известную ситуацию, и южный коридор начинает набирать темпы. Поскольку Европа всё больше стремится заполнять новым грузом контейнеры на обратном пути из Китая».

Говоря в более широком контексте, автор подчеркнул, что «крупные недавние инициативы, такие как ввод в эксплуатацию первого грузового поезда из Великобритании в Китай на прошлой неделе (напомним, в статье речь идет о 2017 г. – А.Б.) и начало деятельности в Европе казахстанской мультимодальной компании KTZ Express, показывают, что доступ к Китаю по железной дороге становится всё более интересен для западных компаний». Причем подчеркнуто, что среди факторов роста означенного интереса в обход РФ стал ввод в действие в октябре 2017 г. железной дороги Карс (Турция)–Тбилиси–Баку.

Транзитные маршруты артерии из Центральной Азии и КНР через Закавказье

Почти за два года, минувших с момента выхода статьи в свет, ситуация получила еще больший динамизм. Политико-экономическое присутствие КНР в Грузии, обусловленное ролью последней как западного форпоста вышеупомянутого коридора, нарастает. Нарастает, заметим, на фоне весьма сложных, а фактически конфликтных взаимоотношений РФ и Грузии, что вновь показала недавняя антироссийская вспышка страстей в Тбилиси.

Вот как характеризует это «сочетание» Эмиль Авдалиани, эксперт Института Центральной Азии и Кавказа и программы исследований Шелкового пути при Американском Совете по внешней политике: «Китай наладил тесные торговые связи со всеми странами Южного Кавказа и вложил большие средства в регион. Тем не менее грузино-китайское сотрудничество выделяется на общем фоне из-за размера инвестиций и роста двусторонней торговли».

Эксперт подчеркивает также, что с января 2018 г. между двумя странами действует режим свободной торговли, что связано с транзитным измерением Грузии в стратегии Китая. Точнее «Китай является третьим по величине торговым партнером Грузии после Турции и Азербайджана, в то время как Россия находится на четвертом месте». В прикладном же плане «с точки зрения Пекина наиболее ценные проекты на Южном Кавказе относятся к Грузии: это открытие железной дороги Баку–Тбилиси–Карс; в Анаклии начато строительство нового глубоководного морского порта, способного принимать 100 млн. тонн грузов в год». В связи с этим «Пекин в первую очередь заинтересован в существующих и перспективных инфраструктурных проектах в Грузии». А в целом «по всей стране материализуется развитие по линии Восток–Запад – из Азии к Черному морю с китайским присутствием».

Что касается Азербайджана, Пекин тоже выделяет роль этой страны в новом евроазиатском коридоре. В ходе переговоров в конце апреля с.г. в Пекине с Ильхамом Алиевым Си Цзиньпин заявил, что «Азербайджан является одним из основных партнеров Китая в Евразии. Ваша страна одной из первых высказалась по проекту "Один пояс – один путь" и является одним из активных его участников. Ваша страна находится на Большом шелковом пути и является естественным партнером по его восстановлению».

А подтверждением политической заинтересованности Пекина в стабильном участии Азербайджана в новом транзитном маршруте является то, что, по данным агентства «Туран» от 23 мая с.г., в ходе состоявшихся в тот день в Баку переговоров И. Алиева с главой МИДа КНР Ван И, последний заявил, что «Китай поддерживает независимость, суверенитет и территориальную целостность Азербайджана».

Словом, китайский «Один пояс – один путь» подразумевает стратегическое партнерство КНР не только с РФ в реализации столь масштабного евроазиатского проекта. Москве это нельзя не учитывать при продвижении проекта евразийской интеграции.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3204
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика