Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.05.2020 |

Ключевое слово: в Казахстане создан Национальный совет общественного доверия

Сразу после инаугурации, состоявшейся 12 июня, в своей первой официальной речи на посту избранного президента Касым-Жомарт Токаев, помимо прочего, заявил о решении создать Национальный совет общественного доверия. «Наших граждан сильно волнует развитие диалога власти и общества. Такой диалог должен строиться на признании плюрализма мнений. Разные мнения, но единая нация. Вот главный ориентир. Поэтому я решил создать Национальный совет общественного доверия. В совет войдут представители всего общества, включая молодежь. Первое совещание Национального совета общественного доверия будет проведено в августе этого года», – сказал глава Казахстана. Спустя месяц он подписал указ о положении и составе Национального совета общественного доверия.

Попробуем разобраться: зачем второму президенту понадобилось создавать новый общественный институт, каковы будут его задачи и функции и что стоит ожидать от его работы?

«В связи с утерей доверия...»

О главной задаче Национального совета общественного доверия можно легко догадаться, исходя из его названия, в котором слово «доверие» является ключевым.

Именно кризис доверия между обществом и властью вылился в митинги и протестные акции, деградацию аппарата государственного управления на всех уровнях, блокировки сайтов и социальных сетей, усиление девиантного поведения граждан и привел к другим негативным последствиям.

Утрата доверия не была одномоментной. Пожалуй, началом этого процесса стал кризис коммуникаций между обществом и властью, вернее превращение коммуникации в дорогу с односторонним движением: от власти к обществу информация продолжала поступать, но обратного движения не наблюдалось. Во многом вина за это лежит на власти: ей было комфортно существовать без «внешних раздражителей» в лице политических партий, независимых СМИ и профсоюзов, неправительственных организаций. «Зачистив» политическое и медийное пространство, «выхолостив» общественные науки и заменив организации гражданского общества на симулякры, власть оказалась в информационной изоляции и уже не могла адекватно оценивать существующую ситуацию и предлагать работающие варианты решения актуальных проблем и встающих вызовов. Отсюда невысокая эффективность различных производственных и социальных программ.

Кроме того, она не могла предложить обществу четкой, понятной и желанной для него «дорожной карты» с указанием конечного пункта назначения – именно в этом кроются причины провала многочисленных документов, претендующих на роль идеологических доктрин: «Стратегия-2050»; «Общество всеобщего труда», «Мәңгілікел», «Руханижаңғыру» и пр. Неуслышанное общество отреагировало, как могло – усилением эмиграционных потоков, внутренним отчуждением от продуцируемых «Ак ордой» лозунгов и программ, уклонением от какого-либо серьезного и конструктивного политического участия.

Сложилась ситуация, отдаленно напоминающая поздний СССР, когда общество и власть существовали параллельно, пересекаясь лишь в пространстве символических действий. Однако ее существенным отличием стал «дикий капитализм», при котором произошло чудовищное расслоение по материальному признаку. Также покрылись трещинами этнические, возрастные, языковые границы. И еще один глубокий раскол произошел по уровню возможностей, которых у близких к власти людей оказалось значительно больше, нежели у рядовых казахстанцев.

Понятно, что при такой ситуации власть не может рассчитывать на поддержку своих инициатив. Между тем в текущий период власти необходима если не поддержка, то хотя бы отсутствие широкого протеста. По сути, это вопрос обеспечения устойчивости транзита власти и дальнейшего развития страны.

Национальный совет общественного доверия призван стать институтом, который поможет восстановить коммуникацию между обществом и властью, проводить общественную экспертизу важных законодательных инициатив.

Аватар гражданского общества

После «политического штиля» последних лет появление новой структуры, призванной стать каналом связи между обществом и властью, привлекло повышенное внимание экспертного сообщества и политически неравнодушных граждан.

Мнения относительно совета полярны: от полного неприятия до горячей поддержки. Большую волну обсуждения при этом вызывают не столько функции нового института, сколько его участники. Попытаемся вкратце описать его состав.

Условно его можно представить в виде трех сегментов: руководство, группа уполномоченных представителей и члены совета.

В руководство совета входят председатель – сам президент К. Токаев, его заместитель – руководитель президентской администрации Крымбек Кушербаев и секретарь – советник президента Ерлан Карин.

Группу уполномоченных представляют три человека, назначаемых на должность президентом: уполномоченный по правам человека, уполномоченный по правам ребенка и уполномоченный по защите прав предпринимателей.

Наконец самый большой сегмент – члены совета. Это группа из 41 персоны, среди которых представители партийно-политического пространства, бывшие и действующие чиновники, депутаты, бизнесмены, правозащитники, политические активисты, известные казахстанские эксперты. Примечательный факт – в совет вошли «соперники» К. Токева на прошедших президентских выборах – Жамыл Ахметбеков, Дания Еспаева и Толеутай Рахимбеков, набравшие на троих чуть меньше 10% голосов избирателей. А представлявший оппозицию Амиржан Косанов, получивший рекордные 16,2% голосов, в совете отсутствует.

Именно состав совета вызвал в обществе наиболее ожесточенные споры: одни считают, что в нем недостаточно представлена оппозиция, другие хотели бы видеть в нем больше делегатов от нетитульных национальностей (кстати, у членов совета три славянские фамилии).

Конечно, вряд ли состав совета можно назвать репрезентативным, но в нем представлена достаточно широкая палитра мнений, что, безусловно, хорошо. По словам главного редактора Казахстанской биографической энциклопедии, эксперта по казахстанской элите Данияра Ашимбаева, который тоже вошел в совет, «в состав совета вошли разные люди – с кем-то приятно иметь дело, с кем-то не очень. Есть и такие, с которыми в иных условиях ты мог бы столкнуться разве что на дуэли. Но весь вопрос в том, что НСОД должен обеспечить определенную палитру мнений».

Что совет грядущий нам готовит?

Менее обсуждаемый, но более важный вопрос – функции совета. Согласно положению, он является консультативно-совещательным органом, т.е. не обладает правом законодательной инициативы. В числе его главных функций – проведение общественной экспертизы законов, концепций и программ; рассмотрение значимых текущих проблем и обеспечение диалога между обществом и властью. В части задач совета содержится еще один довольно загадочный пункт: «осуществление иной деятельности в рамках своей компетенции, не противоречащей законодательству Республики Казахстан».

Что это означает, пока абсолютно непонятно. Но вряд ли это бюрократическая недоработка. Полагаем, что этот пункт появился неслучайно. Если погрузится в новейшую историю страны, то созданная Нурсултаном Назарбаевым Ассамблея народов Казахстана, также имеющая статус консультативно-совещательного органа, оказала ему очень хорошую услугу, инициировав в 1995 году референдум о продлении президентских полномочий до 1 декабря 2000 года.

Вполне может быть, что К. Токаев ограниченный в своих решениях властью Елбасы Н. Назарбаева, под контролем которого находится парламент и Совет безопасности, начинает создавать структуру, на которую сможет опереться в будущем при принятии каких-либо стратегических решений. Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев, кстати, тоже вошедший в совет, полагает по этому поводу следующее: «Процесс смены первых руководителей в разных странах мира, далеких от классической демократии, показывает в ряде случаев понимание их преемниками объективной необходимости в проведении политических, экономических и иных реформ как важного условия для дальнейшего развития данной страны и укрепления собственных позиций на посту главы государства или правительства».

Однако возможен и пессимистический сценарий, при котором новый совет станет неким подобием ранее существовавших образований – Совещания по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию гражданского общества образца 2002 года или, что еще печальнее, калькой с Национальной комиссии по вопросам демократии образца 2004 года, деятельность которой закрепила тренд на создание в Казахстане сверхпрезидентской модели власти. Не исключено также, что совет станет очередным квазиинститутом по «перенаправлению пара в гудок».

Первое заседание общественного совета должно состояться 20 августа. Логично предположить, что оно будет посвящено организационным вопросам: определению круга тем, регламенту, созданию рабочих групп и пр. Сказать по поводу новой структуры что-либо более определенное можно будет лишь после того, как пройдет несколько заседаний.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1934
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика