Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 09.08.2020 |

Казахстан: разрыв в развитии регионов, увы, продолжает расти

Несмотря на постоянно озвучиваемые властями Казахстана планы и программы диверсификации и реиндустриализации экономики страны, локомотивом развития продолжает оставаться нефтегазовый сектор. Так, если добыча нефти в 1992 г. составляла 25,8 млн тонн, то в прошлом году объем добычи нефти и газового конденсата достиг рекордной отметки – 90,36 млн тонн. При этом почти 60% от этого объема пришлось на три крупнейших проекта – Тенгиз, Кашаган и Карачаганак, суммарно добывших 53,9 млн тонн (104,7% к 2017 г.), в том числе на месторождение Тенгиз 28,6 млн (103,3% к плану), Кашаган – 13,2 млн (120%) и Карачаганак – 12,1 млн (100,8%).

Отметим, что обычным явлением стали разрывы между параметрами, закладываемыми в отраслевые программы, и реальными уровнями нефтедобычи. В частности, в первой Госпрограмме форсированного индустриально-инновационного развития предполагалось, что уже в 2014 г. объем нефтедобычи будет составлять 84 млн тонн. В августе 2013 г., будучи министром экономики и бюджетного планирования, Е. Досаев утверждал, что добыча нефти к 2018 г. увеличится до 110 млн тонн. Сегодня, по данным Минэнерго, уровень свыше 104 млн тонн ожидается лишь к 2030 г.

Однако если такой показатель и будет достигнут, это не даст значимого макроэкономического эффекта. Ведь прогнозируемый прирост среднегодового увеличения добычи нефти составит меньше 1,5%, что не окажет существенного влияния на ускорение экономического роста. Тем более что, согласно анализу специалистов, рынок нефти в последние годы смещается в сторону переизбытка, а значит, возможно падение и стагнация нефтяных цен на относительно низком уровне.

Поскольку добыча углеводородов составляет свыше трети всего объема промышленного производства, нефтегазовая отрасль РК традиционно обеспечивает весомую поддержку бюджету страны (налоги и другие поступления в бюджет от нефтегазового сектора в стране составляют 67%), демонстрируя его зависимость от нефтяных доходов, а это значит, что республике необходима диверсификация экономики.

Отметим, что почти 80% добываемой нефти идёт на экспорт. Так, в исследовании портала Energyprom в 2017 г. говорилось, что за год доля нефтяного экспорта в его общем объёме выросла с 59% до 62%. В 2018-м этот показатель достиг уже 78,4%.

Расширение мощностей нефтехимической промышленности является одной из главных задач для снижения сырьевой зависимости страны. Это позволит, перерабатывая сырье, увеличить выпуск химической продукции с высокой добавленной стоимостью, вывозить из республики не сырье, а готовую продукцию и, сократив импорт, обеспечивать ею национальных потребителей. Таким образом, для обеспечения эффективной политики диверсификации необходим технологически развитый нефтегазовый сектор.

«Нефтедоллары» должны расходоваться в первую очередь на расширение собственной линейки производимых обрабатывающей промышленностью высокотехнологичных товаров. К примеру, Иран в 2000-2015 гг. нарастил мощности нефтехимических производств в 7 раз, Катар – в 5 раз, страны АТР (несмотря на отсутствие у многих из них собственного сырья) – почти втрое. В соседнем Узбекистане введён в строй Шуртанский газохимический комплекс (ГХК), завершено строительство крупнейшего в Центральной Азии Устюртского ГХК.

В Казахстане же, несмотря на признание нефтехимии стратегическим направлением, ее развитие по-прежнему остается вялотекущим процессом. Яркой иллюстрацией этого является реализация принятого еще в 2005 г. решения о строительстве в Атырауской области первого в Казахстане интегрированного ГХК на базе нефтяных попутных газов месторождений Тенгиз, Кашаган и Карачаганак. Суперпроект стоимостью в 6,3 млрд долларов, который должен был обеспечить производство базовой нефтехимической продукции – 500 тыс. тонн полиэтилена и 800 тыс. тонн полипропилена – просто «завис».

Сегодня в стране полимерная отрасль как таковая практически отсутствует, и потребности в её продукции покрываются за счёт импорта. Поскольку действующая налоговая система стимулирует не приток сырья в глубокую переработку, а вывоз его за рубеж, то рассчитывать на прорывы в инвестиционных проектах отечественной нефтехимии не приходится. Затянувшаяся более чем на десятилетие пауза в развитии отрасли может стать для нее фатальной.

К главным проблемам в сфере переработки нефтегазового сырья на сегодняшний день можно отнести не только малое количество перерабатывающих предприятий для углеводородного сырья и низкий коэффициент извлекаемости углеводородов, но и дефицит казахстанских специализированных кадров (новоиспеченные специалисты не компетентны во многих вопросах).

Если в СССР одной из главных составляющих успешного развития страны была кадровая политика, то сегодня профессиональных нефтяников и газовиков в руководстве отечественной нефтегазовой отрасли почти не осталось, как и действующих на полную мощность предприятий, большинство из которых благодаря «рыночной» экономике уже в первые годы независимости ушли в небытие. Принимаемые властями «меры» по диверсификации источников доходов лишь усугубляют риски, которые умножаются в условиях падения цен на нефть.

В текущем году в Минэнерго ожидают снижения объёмов нефтедобычи. Связано это как с сокращением добычи на старых месторождениях (которые истощаются), так и с плановыми ремонтными работами в Карачаганаке, Тенгизе и Кашагане. Добыча углеводородов по сравнению с 2018 г. сократится до 89 млн тонн, и если тогда ВВП страны составлял 4,1%, то в текущем году Всемирным банком он оценивается на уровне 3,5%.

Несмотря на то, что в расчете на душу населения ВВП Казахстана быстро рос в течение последних 10 лет во всех областях страны, в республике нарастают проблемы региональных различий в плане бедности, неравенства доходов, ухудшения экологической ситуации.

Более того, если изначально первые места по экономическим показателям, в том числе по общему объему и среднедушевому показателю валового регионального продукта (ВРП), устойчиво занимали индустриальные регионы – Восточно-Казахстанская, Карагандинская, Павлодарская области, в которых был сосредоточен наиболее крупный экономический потенциал страны, то сегодня ситуация кардинально поменялась. Лидерами экономики стали регионы – поставщики топлива и сырья на экспорт.

Темпы роста регионов со сформированной обрабатывающей промышленностью (Карагандинская, Восточно-Казахстанская. Павлодарская области), хотя и являются положительными, но уступают темпам в нефтедобывающих регионах. К примеру, ВРП Атырауской области (которая занимает лидирующее место по добыче нефти среди регионов) вдвое (а в расчете на душу населения, то почти в семь раз) превышает ВРП Туркестанской области. При среднем официальном показателе безработицы в 2018 г. 4,9%, на юге страны – в Туркестанской области – он был зарегистрирован на уровне 5,2%, тогда как в Атырауской и Мангистауской областях – 4,6%, Северо-Казахстанской области – 4,5%. И это понятно. В трех последних регионах развита преимущественно сфера нефтедобычи и нефтегазового машиностроения. 

Вместе с тем, несмотря на «дождь нефтедолларов», Техаса из западных регионов страны не получилось, и все попытки создать на этих территориях продвинутые девелоперские проекты (в частности, по производству полипропилена и полиэтилена) остаются лишь на бумаге, как, впрочем, и текстильный кластер с «силиконовой долиной» на юге. Тем временем разрывы в развитии регионов продолжают расти. Последние тренды тревожно указывают на то, что скоро в числе развитых регионов могут остаться только северная и южная столицы – Нур-Султан и Алматы.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2618
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика