Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 01.10.2020 |

Не в коня корм? О состоянии АПК Казахстана

Агропромышленный комплекс является одним из важных секторов экономики, который формирует продовольственную и экономическую безопасность страны. В советские времена в Казахстане он занимал 26% от ВВП, сегодня на него приходится менее 5%. А ведь увеличение аграрного производства на 1% приводит к 4% прироста производства в промышленности, стимулируя развитие сельскохозяйственного машиностроения, химической промышленности, не говоря уже о предприятиях, занятых переработкой сельхозпродукции.

 В настоящее время около 80% произведенной в республике сельхозпродукции реализуется в виде сырья, производственные мощности перерабатывающих предприятий недозагружены, а готовая продукция имеет низкую конкурентоспособность. Результат – высокая доля импорта продовольственных товаров.

 За годы независимости в республике сменилось 18 министров сельского хозяйства (причем четверо возглавляли отрасль дважды). Кого только среди них не было: агрономы, зоотехники, механики, экономисты, юристы... Под их руководством писались и пишутся многочисленные программы по развитию агрокомплекса, в которые закладываются огромные деньги из бюджета. В настоящее время в Казахстане реализуется очередной амбициозный план – Национальная программа развития мясного животноводства на 2018-2027 годы.

 Оператором стратегических проектов развития сельского хозяйства, обеспечивающим «доступное, целевое и эффективное использование государственных и привлеченных ресурсов», уже более 10 лет является АО «Национальный управляющий холдинг "КазАгро"». Однако итогом его деятельности стало, увы, не развитие АПК РК, а «распил» бюджетных средств в разветвленной структуре «дочек» и «внучек». Согласно финансовой отчетности за 2018 год, холдинг получил убыток в размере 120 млрд. тенге. Накопленный убыток, подтвержденный аудиторской компанией Ernst & Young, на начало 2019 года составил 399,1 млрд. тенге.

 Руководство «КазАгро» утверждает, что столь печальное финансовое состояние холдинга стало следствием «турбулентности на финансовом рынке Казахстана в период 2013-2017 годов, девальвации тенге и дефолта ряда банков, кредитующих аграрно-промышленный комплекс страны». Однако фактическая причина достаточно банальна: безответственность и непомерные аппетиты управленцев. Так, при средних доходах работников сельскохозяйственной отрасли в 30-40 тысяч тенге, в холдинге размер оплаты на таких должностях, как управляющий финансовый директор, управляющий директор по правовым вопросам, управляющий директор по активам и инвестициям, достигает 1 млн. тенге в месяц!

 За последние пять лет объем субсидий в отрасль удвоился, и в 2018 году превысил 76 млрд. тенге. Тем не менее при столь значительных вливаниях импорт мяса и мясной продукции неумолимо растет. Так, если импорт конины в 2016 году составлял 900 тонн, то в 2018-м он увеличился в 2,5 раза.

 Без ответа остаются многие вопросы. В частности, зачем втридорога импортировать десятки тысяч голов племенного скота, если в стране отсутствует кормовая база? Безусловно, уровень породистого скота вырос, но расходы на его закупку не оправдываются.

 Семейные мини-фермы из-за отсутствия свободных земель для выпаса скота или выращивания кормовых культур (давно разобранных близкими к власти людьми) не могут полноценно кормить даже 50 голов КРС. Притом что основные затраты по развитию отрасли и производству мяса несут небольшие фермы, чиновники министерства сельского хозяйства распределяют субсидии в пользу крупных компаний, а малый бизнес душат налогами и неподъемными кредитами. Результат неутешителен.

 В соответствии с принятым в 2011 году проектом «Развитие экспортного потенциала мяса КРС», в период с 2011 по 2016 год Казахстан должен был совершить рывок по экспорту мяса, нарастив его объемы до 60 тыс. тонн, а к 2020-му – до уровня, который РК имела на момент обретения независимости – 180 тыс. тонн в год. Однако этот план экспорта провалился – страна не вышла даже на самообеспеченность говядиной (98% по итогам 2018 г.).

 Вливаемые государством в отрасль субсидии и дотации рождают лишь убаюкивающие, но противоречивые цифры статистики о росте производства. Впечатляют различия между статистическими данными Минсельхоза и комитета по статистике Миннац­экономики. Так, если первое заявляет, что объемы экспорта мяса за 2018 год составили 34,4 тыс. тонн (в том числе говядины 18,8 тыс. тонн), то, по данным комитета, объем экспорта мяса всех видов за этот период составил всего 16,73 тыс. тонн, а говядины 3,66 тыс. тонн, то есть соответственно более чем в два и пять раз меньше.

 Цены растут на все – от топлива для техники до кормов. В республике только за июль мясо кур подорожало на 1,6%, конина выросла в цене на 2,9%, свинина – на 2,4%, баранина – на 2,3%. Однако в аграрном ведомстве по-прежнему полагают, что ввоз в страну племенных быков и тёлок из-за рубежа решит все проблемы отрасли: планы по завозу маточного поголовья КРС остаются неизменными. Согласно данным, заложенным в Мясной проект на 2017-2027 годы, объемы импорта маточного поголовья должны увеличиться с 98,5 тыс. голов в 2019 году до 200 тыс. голов в 2020-2022 годах. Количество ферм в течение пяти лет планируется с 20 тыс. довести до 100 тыс. Однако реальных инструментов достижения заявленных показателей не видно. Импортируемый скот не адаптирован к природно-климатическим условиям Казахстана, что повышает риск падежа. 

А главное – хронически не хватает кормов. Обеспеченность ими составляет лишь 58%. И это понятно. За последние 25 лет в стране площади посевов культур, используемых для производства сочных кормов (силоса и сенажа), сократились в 28 раз. По нормам сочные корма должны составлять не менее 30% рациона, но скот кормят практически одним сеном. Более того, сельчане вынуждены пасти свой скот на и без того уже деградировавших землях вокруг населенных пунктов. На большее у них нет ресурсов.

 Вопрос увеличения производства мяса упирается не в проблему нехватки маточного поголовья, а в проблему нехватки у ЛПХ и мелких ферм кормов и земли для их производства. А ведь своевременная заготовка качественных кормов напрямую влияет на себестоимость мяса. При отсутствии кормовой базы импортный скот просто не может проявлять заложенный в него генетический потенциал.

Стоит отметить и проблему кадрового обеспечения. Согласно данным местных исполнительных органов, около 80% субъектов АПК испытывают острую потребность в специалистах. 

 Таким образом, каким бы ни был внешний завоз племенного скота, осенью фермер (поскольку он не может обеспечить его кормами зимой), вынужден избавляться от «лишних» голов, забивая племенной скот по цене товарного на мясо или контрабандно продавая его в Узбекистан и Кыргызстан. Поэтому многолетний импорт скота остается лишь тратой бюджетных денег и не решает проблемы дефицита мяса в стране.

 Несмотря на миллиардные вложения из республиканского бюджета, отрасль явно не процветает. К тому же сельское хозяйство остается не привлекательным для инвесторов: в отрасль привлечен только 1% от общего объема прямых иностранных инвестиций и 3,2% от объема инвестиций в основной капитал.

 В стране не хватает молока, фруктов, овощей. До сих пор (за исключением лошадей) не восстановлен уровень поголовья скота советских времен. Агрочиновники, озабоченные увеличением поставок мяса за рубеж, а не насыщением им отечественного рынка, постоянно пытаются начать его массовый экспорт. Взамен предлагают мясо из Аргентины или Австралии, а также напичканные антибиотиками и стимуляторами «ножки Буша».

 Сектор животноводства развивается очень слабо, основная маржа смещена на длинную цепочку перекупщиков и торговые сети, однако бороться со спекулятивными элементами, кажется, никто не собирается: министерство занято другими проблемами. Между тем Казахстану при правильно выстроенной государственной политике вполне по силам полностью отказаться от импорта не только мяса, но и ряда другой сельхозпродукции.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2753
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика