Игра по новым правилам со старым партнером: Узбекистан вступил в Тюркский совет - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 20.04.2021 |

Игра по новым правилам со старым партнером: Узбекистан вступил в Тюркский совет

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу 12 сентября объявил, что Узбекистан официально обратился в секретариат Тюркского совета с заявлением о вступлении в данную организацию. А уже 14 сентября президент РУз Шавкат Мирзиёев подписал закон «О ратификации Республикой Узбекистан Нахичеванского соглашения о создании Совета сотрудничества тюркоязычных государств», и в этот же день закон был одобрен верхней палатой парламента республики (Сенатом Олий Мажлиса).

Тюркский совет (Совет сотрудничества тюркоязычных государств) – международная межправительственная организация, основой деятельности которой являются укрепление дружбы и добрососедства между тюркоязычными странами, сохранение мира, безопасности и взаимного доверия в регионе и мире. Создана по инициативе первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева 3 октября 2009 г. на саммите глав тюркоязычных государств в азербайджанском городе Нахичевани.

В состав организации входят Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан и Турция. Структурами Тюркского совета являются: секретариат в Стамбуле, Совет президентов, Совет министров иностранных дел, Комитет старших должностных лиц, Совет старейшин (аксакалов) тюркоязычных государств, Парламентская ассамблея (ТюркПА) в Баку, Тюркская академия в Нур-Султане и Международная организация тюркской культуры (ТЮРКСОЙ) в Анкаре.


Анкара незамедлительно приветствовала это решение Ташкента. В заявлении МИД Турции, которое приводит Daily Sabah, говорится, что в ведомстве получили документ о ратификации, «завершили необходимые процедуры и направили сторонам уведомления». «Статьи Нахичеванского соглашения начнут действовать для Узбекистана с 14 октября 2019 года. Полноправное членство Ташкента в организации внесет вклад в солидарность тюркоязычных стран, углубит сотрудничество, повысит уровень координации во имя благополучия народов», – отметили в турецком внешнеполитическом ведомстве.

Узбекский лидер уже в качестве полноправного участника организации будет представлять республику на седьмом саммите Тюркского совета, который состоится 15 октября нынешнего года в Баку.

Нельзя сказать, что этот внешнеполитический шаг Ташкента был мало ожидаем, поскольку о намерении вступить в организацию Ш. Мирзиёев заявил еще в 2018 году на шестом саммите Совета, предложив даже сделать столицей организации древний узбекский город Хиву. А поскольку «идейным вдохновителем» и модератором Тюркского совета является все же Турция, в контексте вступления в него Узбекистана есть смысл обратить внимание именно на характер развития узбекско-турецких отношений, которые за два последних десятилетия носили достаточно разновекторную направленность.

С момента распада СССР Турция активно стремилась к укреплению своего политического и культурно-экономического влияния в постсоветской Центральной Азии, в том числе и Узбекистане. Образовавшийся после крушения Советского Союза идеологический вакуум позволил Анкаре внести в региональное идеологическое поле другие смыслы, взывающие к общетюркской идентичности и истории. Кроме того, Турция позиционировала себя как образец для подражания – тюркское государство, успешно сочетающее ислам, демократию, рыночную экономику и отношения с ЕС и США.

Турция была первой страной, признавшей независимость Узбекистана, а Ислам Каримов был одним из первых лидеров стран Центральной Азии, приехавших с визитом в Анкару. Турецкие власти укрепляли связи с «братской тюркской страной», а турецкие предприниматели видели региональный рынок как место для реализации своих товаров, которые они не могли сбыть на других мировых рынках. В РУз тут же появились многочисленные турецкие торговые центры и первые супермаркеты, открылись турецкие образовательные учреждения.

Однако затем отношения между Ташкентом и Анкарой осложнились. Прежнее узбекское руководство, в первые годы независимости практически полностью доверившись турецким обещаниям содействовать планам развития Узбекистана, столкнулось с открытой турецкой политической экспансией. Ташкент не без оснований увидел в Турции источник дестабилизации и инициатора продвижения антиузбекских настроений, который собирается взять под свой контроль местную элиту. Так, например, многие уехавшие на учебу в Турцию студенты попадали под активное влияние различного рода пантюркистских и панисламистских организаций и по возвращении на родину были уличены в экстремизме и насаждении чуждых для молодой республики идей.

Также в Ташкенте достаточно болезненно воспринимался тот факт, что турецкая сторона не препятствовала нахождению на своей территории оппозиционных узбекским властям сил (в первую очередь главного политического оппонента И. Каримова Мухаммада Салиха), в том числе террористической направленности.

После этого Узбекистан резко ограничил сотрудничество с Турцией в различных сферах, в том числе и образовательной, и за счет этого стал еще менее ориентированной на Анкару страной. Конфликтные отношения напрямую повлияли и на позиции турецкого бизнеса в Узбекистане ­– многим компаниям и СП в начале-середине 2000-х годов пришлось полностью свернуть свою деятельность в республике.

Новый этап в отношениях между Ташкентом и Анкарой наступил после произошедшего транзита власти в Узбекистане. Прорывным стал 2017 год, в октябре которого глава государства в лице нового узбекского лидера Ш. Мирзиёева впервые за 18 лет посетил Турцию. А в апреле-мае 2018 года состоялся ответный визит президента Турции Реджепа Эрдогана в сопровождении нескольких сотен турецких предпринимателей. Стороны договорились восстановить прежний уровень отношений и создать для активизации этого процесса Высший совет по стратегическому партнерству под председательством глав двух государств.

Таким образом, удалось не только в полной мере восстановить узбекско-турецкие отношения, но и достичь заметных подвижек в развитии двустороннего сотрудничества в ряде областей, в том числе и военно-технической сфере.

После этого заметно оживились контакты между различными министерствами и профильными ведомствами (достаточно наглядным представляется нахождение в окружении Р. Эрдогана во время его визита в Ташкент главы турецкой разведки Хакана Фидана), деловыми кругами, национальными парламентами. На сегодняшний день Турция является четвертым по значимости торговым партнером Узбекистана (товарооборот составляет более 1,5 млрд. долларов, в перспективе планируется довести до 5 млрд.), что, безусловно, подталкивает партнеров к новым переговорам, которые должны продвинуть их экономические отношения на новый, более глубокий и интенсивный уровень.

В этой связи очень серьезным подспорьем в укреплении сотрудничества между двумя странами стало решение Ш. Мирзиёева о введении для турецких граждан безвизового режима.

Генеральный секретарь Тюркского совета Багдад Амреев: «Братский Узбекистан в рядах организации встретят с большой радостью. Это поистине историческое событие. Хотелось бы сказать дружественной стране: "Добро пожаловать в семью Тюркского совета! "».

Как полагают в Ташкенте, вступление Узбекистана в Тюркский совет, где основную скрипку со своим солидным промышленным потенциалом, финансовыми ресурсами, богатым опытом ведения бизнеса играет Турция, позволит республике улучшить приток инвестиций, увеличить торговый оборот, упростить финансовые и банковские операции, а также таможенные и транзитные процедуры и в перспективе перейти на свободное передвижение товаров, капитала и услуг. И это полностью укладывается в нынешнюю парадигму выстраивания узбекским руководством связей с другими государствами, как на двустороннем, так и многостороннем уровнях через различные международные площадки, в основе которой лежат экономический прагматизм, привлечение инвестиций и расширение внешнеторговых контактов.

Не менее значимы отношения с Ташкентом и для Анкары. И не только в сфере экономики. Безусловно, Турция прекрасно осознает потенциал Узбекистана как регионального лидера и локомотива экономики Центральной Азии. Но для турецкого руководства, придающего большое значение своему лидерству и особой роли в тюркском мире, не менее важно и гуманитарное измерение двусторонних отношений. Исходя из этого, Анкара сосредотачивается на том, что сейчас принято называть «мягкой силой» – на культурной, имиджевой экспансии.

За примерами далеко ходить не надо. Некоторое время назад посол Турции в Узбекистане Мехмет Сурейя Эр в ходе встречи с председателем Комитета по делам религий Узбекистана выразил намерение турецкой стороны поддержать исламские научные заведения РУз – Центр исламской цивилизации, Международную исламскую академию и созданные по личной инициативе президента Ш. Мирзиёева исламские школы, в частности содействовать укреплению материально-технической базы этих заведений и дальнейшему развитию их информационно-ресурсных центров.

А буквально на днях главы администраций Ташкента и Анкары подписали меморандум об установлении братских связей между столицами двух государств. Как заявили обе стороны, данный документ имеет большое значение для долгосрочных и дружественных отношений в сферах экономики, градостроительства, искусства, культуры и туризма.

Конечно, Турция обещает много, и укрепление взаимодействия с ней может быть выгодным Узбекистану – это и инвестиции, и совместные политические мероприятия. В то же время, как представляется, в Анкаре не оставляют надежд на реальную интеграцию Ташкента в пантюркистские схемы нынешнего турецкого руководства, поскольку ей хотелось бы, чтобы крупнейшая страна Центральной Азии поддерживала её проекты по консолидации тюркоязычных стран, среди которых она пытается выступить в качестве «старшего брата» и включить их в фарватер своей внешней политики. Тем более, как считает политолог, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян, в последнее время этот вектор турецкой экспансии еще более усилился, причем пантюркизм соседствует с табуированным ранее паносманизмом и панисламизмом.

Безусловно, идеи пантюркизма, которые подразумевают неоспоримую гегемонию Турции, и панисламизма (пусть и под привлекательными лозунгами «просвещенного ислама»), по-прежнему в той или иной форме доминирующие в идеологии турецких властей, не остаются без внимания узбекских властей. Но в целом пока все свидетельствует о готовности Ташкента интенсифицировать отношения с Анкарой, но по новым правилам, избегая повторения прежних ошибок. Свидетельством этому и является вступление Узбекистана в новую международную организацию – Тюркский совет.

_______________________

Фото https://www.aa.com.tr/ru

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
6344
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика