Четверо пятого ждут: последняя точка в Каспийской конвенции – за Ираном - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 23.10.2021 |

Четверо пятого ждут: последняя точка в Каспийской конвенции – за Ираном

В Прикаспийском регионе заговорили о «факторе 2020», полагая, что предстоящие в следующем году выборы в меджлис Ирана поспособствуют ратификации парламентом страны Каспийской конвенции.

Пример им подают депутаты Госдумы РФ, которые 19 сентября одобрили Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Документ, который открывает новую главу в развитии большого региона, расположенного между Азией и Европой. Как отметил спикер нижней палаты российского парламента Вячеслав Володин, «Каспийское море имеет важное геополитическое, торгово-экономическое и стратегическое значение, уникальную экологическую систему. Своим исключительным расположением оно объединяет Россию, Азербайджан, Иран, Казахстан и Туркменистан».

Конвенция была внесена на рассмотрение в Госдуму РФ в конце июля этого года, но уже тогда глава правительства Дмитрий Медведев заявил, что «Россия намерена ратифицировать этот документ в ближайшее время». Тем самым он дал понять партнёрам по Каспию, что техническая процедура не вызовет политических коллизий.

Документ имеет большую ценность для пяти прикаспийских стран. Он стал продуктом сложных дипломатических переговоров, которые затянулись более чем на 20 лет. И только в августе 2018 года в Актау (казахстанский город на берегу Каспийского моря. – Ред.), главы государств скрепили его своими подписями. Политики не скупились на оценки и отзывы. В один голос они говорили о том, что Конвенция носит конституционный характер для всего региона, определяет его развитие на десятилетия вперёд. Поэтому после подписания в Актау Конвенции остался всего один этап 20-летнего марафона – ратификация документа в национальных парламентах пяти прикаспийских стран.

Изначально правовое соглашение должно было обозначить линию прохождения госграниц на море. Но в конечном итоге получился документ, который оговаривал принципы мирного сосуществования и сотрудничества прибрежных стран. Поэтому, как верно заметил в ходе ратификации в Госдуме РФ Конвенции В. Володин, «страны Каспийского моря проявили последовательность в своих решениях, стремление к равноправному диалогу и справедливому использованию ресурсов региона».

       

Что же касается границ на море – самый спорный момент, –  то Конвенция не оговаривает точную линию их прохождения, но закрепляет порядок их определения. Это так называемая 15-мильная морская зона (отсчитывается от берега), внешняя граница которой будет считаться государственной границей.

После того как депутаты Госдумы РФ ратифицировали Конвенцию, прикаспийские страны стали на шаг ближе к тому, чтобы окончательно поделить на суверенные сектора акваторию моря и обозначить общие границы. С момента подписания документа его ратифицировали Азербайджан, Казахстан и Туркменистан, а теперь – и Россия. Иран остался единственным государством, которое пока ещё не ратифицировало Конвенцию. Проблема в том, что без одобрения меджлисом документ не может вступить в силу. Этот пункт закреплён в самом правовом документе, где говорится, что «настоящая Конвенция вступает в силу с даты получения Депозитарием пятой ратификационной грамоты».

Тот факт, что четыре из пяти прикаспийских государств завершили процедуру ратификации Конвенции, должен поторопить иранские власти. По крайней мере, он морально обязывает их к этому шагу. Говорить о том, что Иран преднамеренно затягивает ратификацию, преследуя некие свои цели, будет неправильно. Тегеран наряду с другими прикаспийскими государствами на протяжении 20 лет вёл сложные переговоры о прохождении границ на море. А потому все свои цели и задачи учитывал в ходе дипломатических дебатов. Руководство этой страны высоко оценивало подписанную в Актау Конвенцию, давая тем самым понять, что документ отвечает интересам страны.

Объективности ради отметим, что от Ирана никто и не ожидал быстрой ратификации. Дело в том, что Тегеран, аннулировав советско-иранские договоры по Каспийскому морю от 1921 и 1940 годов, рассчитывал подписать более выгодное соглашение. Но в действительности этого ему не удалось достичь. Только винить в происшедшем политическому бомонду страны некого. Время играло против Ирана. Новые прикаспийские страны, которые вчера были в составе СССР, по мере укрепления собственного суверенитета наращивали экономический, политический и военный потенциал, усиливали свои позиции в переговорном процессе. Как следствие, им было уже сложно навязывать какие-либо условия.

Более того, Каспийский регион все более становился сферой геополитических интересов крупных держав, что чревато было для Тегерана внешнеполитическим давлением. Нефть Каспия шла не только в европейские страны, но и в Китай. А потому любая угроза стабильным поставкам энергоресурсов негативно сказалась бы на экономическом благополучии этих государств со всеми вытекающими отсюда политическими и дипломатическими последствиями. Кроме того, после анонсирования Китаем курса «Один пояс – Один путь», который призван восстановить исторический Шёлковый путь, соединяющий богатые европейские страны с динамичными азиатскими государствами, стал расти транзитный потенциал Каспийского моря. Таким образом, сегодня Каспий превратился в зону стратегических интересов большего количества государств Евразии, и это обстоятельство приходилось и приходится учитывать дипломатам на переговорах.

Как бы там ни было, но Иран всё-таки получил преимущества от Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Как отметил президент Хасан Роухани, документ не позволяет другим странам создавать в регионе свои военные базы. «Согласно договоренностям, каждое судно, находящееся в акватории этого моря, должно быть под флагом одного из пяти прикаспийских государств», – с удовлетворением заявил иранский президент в августе 2018 года. Для Ирана, как государства, которое сталкивается с большими угрозами в сфере безопасности, данный пункт носит чувствительный характер.

Кроме того, в Конвенции отмечается, что природные богатства Каспийского моря принадлежат пяти государствам региона. Даже несмотря на то, что Ирану не достались жирные куски нефтегазового пирога, он получает право на их совместную разработку. Также Конвенция оговаривает между странами условия прокладки по дну моря трубопроводов. Иран, в свою очередь, оспаривает такие маршруты экспорта энергоносителей из Каспийского региона. Как отметил  представитель National Gas Company Бехруз Намдари в августе этого года, подобные трубопроводы, пересекающие море с востока на запад, могут нанести ущерб экологии.

Возникает вполне логичный вопрос: почему Тегеран, приобретая преимущества от Конвенции, не спешит с её ратификацией? Причин этого несколько. Прежде всего, международный документ ратифицируется законодательной ветвью власти. Это обычная рутинная практика. Однако правительство страны оказывается в стеснённых обстоятельствах внутриполитической борьбы, вследствие чего ратификация документа быстро политизируется и даже драматизируется.

В пылу дискуссии представители оппозиции заявили о том, что «исконная доля» Ирана на Каспии составляет 50%, в то время как страна получила всего 11%. В итоге в конце июля глава МИД Джавад Зариф пошёл на попятную, заявив, что «не станет любезничать с кем бы то ни было в вопросах, касающихся земель и морей страны». Даже несмотря на добрососедские отношения с прикаспийскими государствами. Правда, тут же расставил всё по своим местам, заявив: «Хотя эти переговоры (о статусе моря. – Ред.) были очень трудными, все наши усилия были направлены на защиту интересов Ирана». Таким образом, Д. Зариф дистанцировался от обвинений касательно раздачи «исконных» территорий соседям. Кстати, ещё в августе 2018 года он сказал, что «в отличие от многих мнений, Конвенция о правовом статусе Каспия в большем случае предусматривает национальные интересы Ирана».

Заявление касательно 50% достаточно странное, т. к. «истинных» границ в Каспийском море не существовало. Собственно, 20 лет переговоров потребовались дипломатам именно для того, чтобы определить их контуры в обозримом будущем. Кроме того, Иран не в том положении, чтобы выдвигать требования о 50%. Причём это прекрасно понимают собиратели «исконных земель и морей» от оппозиционных фракций и партий. Даже если они придут к власти, их предложение будет звучать абсурдно, и, скорее всего, окончательно заведёт «трансграничную» дискуссию в тупик. Очевидно, что подобные обвинения, которые из парламента сыплются на правительство, носят популистский характер. Они используются в жаркой риторике внутриполитической борьбы в предвидении того, что парламентские выборы в стране не за горами. 

В Прикаспийском регионе замаячил «фактор 2020». Политический бомонд и экспертное сообщество в четырёх прикаспийских странах дожидается окончания предвыборного рандеву в Иране, рассчитывая на то, что скоро страсти улягутся, и народные избранники займут взвешенную и прагматичную позицию по столь серьёзному документу.

Как сообщил посол по особым поручениям МИД РФ Игорь Братчиков, «мы исходим из того, что этим вопросом плотно будет заниматься новый состав меджлиса, а в настоящее время проходит экспертная проработка в аппарате парламента Ирана». Выборы должны состояться 21 февраля 2020 года. Правда рассчитывать на хеппи-энд можно только в том случае, если большинство мест в обновлённом меджлисе займут умеренные политики, традиционно представляющие интересы реформаторского крыла в руководстве страны. К числу последних относится действующий президент Хасан Роухани и всё его окружение. На предыдущих парламентских выборах коалиция реформаторов смогла получить большинство мест в меджлисе. Но не факт, что они смогут закрепить свой успех на предстоящем в следующем году голосовании.

Второй аспект – это напряжённая обстановка вокруг самого Ирана, которая сложилась после того, как в мае прошлого года США в одностороннем порядке вышли из «ядерной сделки» с Тегераном, разорвав так называемый план Совместного всеобъемлющего плана действий (СВДП). В результате Тегеран и Вашингтон снова оказались на тропе противостояния. Американская администрация во главе с Дональдом Трампом желает заключить новую «ядерную сделку» на более выгодных условиях в то время, как Иран стремится сохранить в силе уже имеющуюся договорённость. Дефицит взаимопонимания, как это часто бывает, компенсируется резкой риторикой, угрозами и демонстрацией силы.

Очевидно, что сегодня Ирану на внешнеполитической арене приходится решать более серьёзную проблему, нежели ратификация Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Даже сейчас видно, что основной поток новостей, поступающий из этой страны, касается вопросов урегулирования ситуации вокруг СВДП. Сам этот факт указывает на то, что ситуация вокруг «ядерной сделки» оттягивает основные ресурсы внешнеполитического ведомства Ирана. Возможно, снижение напряжённости позволит руководству страны сосредоточиться на решении других, не менее важных вопросах. Но проблема в том, что документы такого уровня, как СВДП, не подписываются за одну ночь. 

Кроме того, внешнеполитическая ситуация может негативно сказаться на внутриполитической жизни Ирана. Аннулирование СВДП, беспрецедентные американские санкции и оказываемое США давление на Тегеран способны радикализировать электорат накануне парламентских выборов. В таком случае иранские консерваторы заручатся дополнительной поддержкой избирателей. А это значит, что новый состав меджлиса может оказаться недружелюбным по отношению к Хасану Роухани и проводимой им политике. При таком раскладе, думается, не стоит питать большие надежды относительно скорейшей ратификации Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.

В таком случае логично поставить следующий вопрос: чем чревата задержка с ратификацией Конвенции? Формально ничем. В самом документе сроки его ратификации не оговариваются. А это значит, что Тегеран может осуществить эту процедуру в любой подходящий для себя момент. Даже через годы. Главное, чтобы он не отозвал свою подпись под Конвенцией. В этом случае Прикаспийский регион будет отброшен назад, и переговорный процесс о правовом статусе моря придётся начинать заново.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
5528
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика