Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 26.10.2020 |

Почему Севастопольский порт на грани банкротства?

Севастопольский морской порт погряз в долгах и ко второму полугодию с. г. оказался в положении эксплуатационной и финансовой стагнации, граничащей с банкротством. Об этом заявил депутат Госдумы глава регионального отделения «Единой России» Дмитрий Саблин.

А в целом портовая система Крымского региона, несмотря на ранее заявленные планы её развития, едва остаётся на плаву и потому в лучшем случае может быть перепрофилирована на перевозки туристов. Но очевидно, что даже в этом варианте число портов Крыма сократится до минимума. Как следствие, это ставит под угрозу рентабельность Крымского моста и сухопутной транспортной системы региона, не говоря уже о проектах ее развития.

«Официальная» причина – известные антикрымские санкции Запада, минимизирующие заходы иностранных судов в крымские гавани. Она озвучивалась и в середине сентября с. г. на встрече министра транспорта Республики Крым Сергея Карпова с руководством подведомственного предприятия «Крымские морские порты».  Было отмечено, что в портах региона резко сократилась перевалка грузов по причине редких иностранных судозаходов. В то же время, по словам С. Карпова, в портах региона организована перевалка инертных грузов из Абхазии, осуществляется перевалка зерна, соды. Ведется работа по договорам крымских портов с грузопоставщиками удобрений, угля и других грузов из регионов России.

С. Карпов отметил при этом, что предстоящее введение в действие железнодорожной составляющей Крымского моста разгрузит порты Азово-Черноморского бассейна и одновременно позволит дозагрузить портовые мощности крымских портов.

 Эти оценки-прогнозы имеют под собой основание. Но тупиковая ситуация усугубляется и тем, что, по имеющейся информации, не менее трети общего числа крупных российских производственных и перевозочных компаний не рискуют напрямую использовать крымские железные дороги и особенно порты ввиду опасений подпасть под те же западные санкции. В их числе, например, ОАО «РЖД»: в середине мая с. г. сообщалось, что направляемые ею в Крым вагоны меняют собственника, и, таким образом, железнодорожный монополист «выводится» из-под санкций. По полуострову уже бегут вагоны Крымской железной дороги, никак не связанной с ОАО «РЖД».

«С одной стороны, нашли, как обойти санкции, – молодцы, – отмечает в этой связи российский эксперт Валерий Петров. – А с другой стороны – стыдно. Мы пятый год боимся чем-то разозлить и дать еще какой-то повод для очередных санкций. Да, может быть, лучше сохранить рабочие места, капитализацию российского бизнеса за границей, партнеров по деятельности, но всему же есть предел?» С такой оценкой трудно не согласиться. Тем более что этот и другие схожие прецеденты изначально предопределяют проблемность транспортных и в целом экономических проектов в Крыму.

       

 Что же касается непосредственно Севастопольского порта, он с лета ускоренно обрастает долгами и пока держится на плаву в основном за счет госсубсидий. Пока еще предоставляемых. На этом фоне более чем странно, что через крымские порты вяло развиваются торговые связи с теми странами, которые в санкциях не участвуют. А ведь таких – подавляющее большинство.

 Похоже, сказывается вышеозначенный фактор: боязнь крупного и среднего российского бизнеса работать в Крыму. Государство же на такую бизнес-политику фактически не реагирует, но экономическим, да и политическим отзвуком этого «нереагирования» является, как известно, дальнейшее ужесточение западных санкций.

 Применительно к порту Севастополя, по словам Д. Саблина, последние полгода обсуждается переориентация его внешнеторговой работы, в частности, на торговлю с Сирией. Прав депутат: «Этот вопрос имеет стратегическое значение, так как речь идет в том числе и о поставках «оборонки» в Сирию через ее порт Тартус». Причем решать данный вопрос «нужно в ручном режиме: обозначить объемы грузов, договориться с судовладельцами и так далее. Тартус, как и Севастополь, находится под санкциями, поэтому в перспективе возможна взаимовыгодная двусторонняя торговля».

 Одно вызывает возражение: почему выбран именно подсанкционный Тартус? А разве не пригодны для этих взаимосвязей другие, не менее крупные сирийские порты вблизи Тартуса – Латакия, Банияс?

 Эксперт считает, что, образно говоря, первую скрипку в отладке упомянутого торгово-транспортного направления должны играть государственные компании/предприятия. Что абсолютно правильно политически и в правовом аспекте. Точнее «самый лучший способ, чтобы в этом направлении начали работать наши корпорации, которые регулируются государством. В том числе «Ростех», «Рособоронэкспорт» и другие». Но технологически это будет возможно, когда «заработает железнодорожная ветка Крымского моста».

 При этом уточняется, что участие «Ростеха» в судьбе Севастопольского порта будет выгодно последнему, «к тому же это позволит разгрузить порты Кавказского Причерноморья. А сам «Ростех» уже работает в Сирии».

 Более того, эти вопросы обсуждаются на высоком уровне между РФ и Сирией: «Сирийцам важно, чтобы «Ростех» из Севастополя поставлял туда оборонную продукцию, а сюда привозились сирийские товары».

Правда,  до сих пор нет ясности насчет реальности означенных планов. Во всяком случае, «Ростех» в начале сентября сообщил ряду информагентств, что корпорация «заинтересована в развитии современной портовой инфраструктуры в России, но говорить о конкретных планах пока преждевременно». Во всяком случае, вхождения в капитал Севастопольского морского порта этой компанией пока не планируется.

Тем временем, по заявлению и. о. вице-губернатора Севастополя Марии Лутовко, «совместно с представителями Минтранса РФ прорабатывается план дальнейшей федерализации порта». Результаты этой работы станут известны до конца года, а может быть, и раньше. Кроме того, разрабатывается, по словам М. Лутовко, стратегия развития этого порта.

 Это, конечно, хорошо. Но почему стратегия развития Севастопольского порта разрабатывается сегодня, а не по горячим следам воссоединения Крыма с Россией? До чего же, как во времена Чичикова, медленно запрягаем… И на кого теперь валить вину, что крупнейший морпорт – на грани банкротства?

       

Нет необходимости упрощать факторы, предопределяющие сложную ситуацию с крымскими портами, включая и западные санкции. Но и списывать на последние всю критичность ситуации негоже. Ведь это безобразие, что большинство российских компаний, включая ряд госкорпораций, поныне «руководствуются» в отношении Крыма западными санкциями, а не государственными и региональными экономическими потребностями. Очевидно, что последний фактор рискует оставить на уровне деклараций все программы развития экономики полуострова, в том числе его транспортной инфраструктуры.

Господа управленцы и бизнесмены: Крым – это все же Россия или не совсем?

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3661
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика