Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 27.10.2020 |

Дедолларизация для Евразии: трудно, но необходимо

Словосочетание «Бреттон-Вудская система» хотя бы раз в жизни слышал любой, кто сколько-нибудь сталкивался с экономикой. И хотя она была заменена Ямайской в 1976 году, именно с Бреттон-Вудскими соглашениями связывают нынешнюю гегемонию доллара. Несмотря на огромный американский долг и кардинальные изменения в структуре мировой экономики, до недавнего времени роль доллара в качестве основной резервной валюты мало кто оспаривал. Но времена меняются, и по всему миру все чаще звучит тезис о необходимости дедолларизации. Не обошла эта тенденция и евразийское пространство.

Действие равно противодействию

Причин, по которым целый ряд государств задумался о повышении роли своих валют в мировой торговле, достаточно много. Прежде всего, настораживает само состояние американской экономики, в которой внешний долг лишь по официальным данным составляет 102% ВВП. По сути, большая часть валютных резервов и внешней торговли осуществляется в ничем не обеспеченной «зеленой бумаге». Все участники мирового рынка вполне отдают себе отчет, что им не удастся повторить «подвиг» Ш. де Голля и, вернув Вашингтону его кредитные билеты, получить золото. О том, чтобы не рассчитываться со своими долгами, позаботился еще американский президент Р. Никсон, отменивший золотое обеспечение доллара 15 августа 1971 г.

Хотя американский доллар не является единственной резервной валютой, его объемы в мировой финансовой системе достигли таких величин, что стали создавать опасность для ее существования. Примером может служить мировой финансовый кризис 2008 г., когда лопнувший в США пузырь недвижимости ударил по планетарным финансам и привел к падению экономики, последствия которого в полной мере не преодолены до сих пор.

В значительной мере изменилось и распределение мирового ВВП. Если на момент заключения Бреттон-Вудских соглашений экономика США составляла 60% от мировой (без социалистического лагеря), то в 2019 г. ее доля сократилась до 23,9%. При этом в 2015 г. суммарный ВВП стран БРИКС превзошел ВВП G7, а в 2020 г. превзойдет суммарную долю экономик ЕС и США.

Пытаясь затормозить бурное развитие своих конкурентов и сохранить контроль над мировой экономикой, США не нашли ничего лучшего, чем навязать партнерам экстерриториальность своего законодательства, начать санкционное давление и торговые войны. Дошло до прямых угроз отключения неугодных государств от международной системы межбанковских расчетов SWIFT. Такие угрозы уже звучали в адрес России, которая первой столкнулась с санкционной войной со стороны США и их сателлитов. Далее последовали Китай и Иран, под угрозой санкций находятся Индия и Турция.

Опасность в том, что любые долларовые трансакции, от внешнеторговых операций до платежей по частным банковским картам VISA, находятся под контролем финансовой системы США, потому средства могут быть заблокированы в любой момент, если в Вашингтоне сочтут, что действия государств, субъектов хозяйственной деятельности и граждан нарушают введенные ими санкции. Таким образом, вся мировая долларовая торговля зависит от воли «доброго дяди» в Америке.

Именно попытки использования национальной валюты в качестве экономического оружия стали толчком для перехода процесса дедолларизации от слов к делу.

Медленно, но верно

Успешная реализация политики дедолларизации требует создания независимых от США финансовых инструментов.

8 июля 2015 г. страны БРИКС подписали соглашение о правилах и процедурах в рамках Пула условных валютных резервов, а в Сямэньской декларации объявили, что «мы договорились поддерживать тесную связь в целях развития сотрудничества в валютной сфере в соответствии с мандатом центральных банков каждой страны, в том числе посредством валютных своп-операций, расчетов в национальной валюте и прямых инвестиций в национальной валюте, если это целесообразно, а также изучить другие модальности сотрудничества в валютной сфере».

Для этого создан Новый банк развития с капиталом 100 млрд. долл. На данный момент общая сумма кредитов достигла 11,6 млрд. долл. а к 2021 году может составить от 32 млрд. до 44 млрд. Часть из этих средств выдается в национальных валютах государств-членов, в частности 825 млн. юаней  для проекта интеграции городской и сельской систем водоснабжения и канализации г. Шэнчжоу, 15 млрд. южноафриканских рандов  для проекта развития сектора возобновляемой энергетики, 3,2 млрд. южноафриканских рандов для второго этапа проекта водоснабжения высокогорных районов Лесото.

Кроме того, страны БРИКС приступили к созданию единой платежной системы BRICS Pay и обсуждают возможность введения криптовалюты, которая охватывала бы государства БРИКС и ЕАЭС. Необходимо отметить, что процесс создания национальных платежных систем и их взаимной интеграции переживает бурное развитие. В Юго-Восточной Азии лидирует китайская Union Pay, которая в 2015 г. обогнала Visa по совокупному объему операций, в Индии функционирует RuPay, а в России – система «Мир», которая за несколько лет работы захватила 24,5% рынка банковских карт.

Китайская телекоммуникационная корпорация Huawei совместно с платежным сервисом Union Pay запускает в России собственную систему Huawei Pay. 4 марта для пользователей карты «Мир» заработал платежный сервис Mir Pay, который к концу года будет действовать в странах ЕАЭС, существует и партнерская программа Мир-Union Pay, которая «включает» карту «Мир» в 150 государствах. Пока что Union Pay работает в долларах США, но лиха беда начало. Например, в рамках BRICS Pay, которая интегрирует национальные платежные системы стран-участниц, валюта, находящаяся на счете клиента, перестанет иметь значение для осуществления покупок.

Отказавшись в июне 2019 г. от использования системы SWIFT и доллара при продаже оружия, Россия уже заключила с Индией контрактов на сумму, эквивалентную 14,5 млрд. долл., для обслуживания которых потребуется создание платежного механизма. Возможно, в этом плане пригодится опыт сотрудничества с Ираном, где взаиморасчеты осуществляются через российскую систему передачи финансовых сообщений и иранскую SEPAM.

Не остается в стороне даже Европа, которая для обхода антииранских санкций США запустила систему INSTEX. Кроме того, в декабре 2018 г. Еврокомиссия опубликовала план по укреплению глобальной роли евро на мировых рынках. Речь, в частности, идет о расширении применения евро на рынках нефти и газа и в стратегических секторах. А уже в феврале 2019 г. Еврокомиссия провела консультации с руководителями энергетических компаний о переводе их экспортно-импортных операций на расчеты в единой европейской валюте.

Это касается и России. В июне текущего года вице-президент Еврокомиссии по энергосоюзу М. Шефчович и министр финансов РФ А. Силуанов обсудили возможность расчетов в евро и рублях. Важность «евроизации» европейской торговли энергоносителями понять несложно. 85% закупок энергоносителей в ЕС оплачивается в долларах. В благодарность за такой «гешефт» Европа получила лишь угрозу санкций против компаний, принимающих участие в строительстве «Северного потока - 2».

В июне состоялось и еще одно важнейшее событие.  А. Силуанов и председатель Народного банка Китая И Ган подписали межправительственное соглашение о переходе на расчеты в национальных валютах. По мнению профессора В. Масленникова, «соглашение между РФ и Китаем – революционное и станет значимым прецедентом для других торговых партнеров с Россией. Перейти на прямые расчеты хотели бы многие страны мира, но механизмы господдержки этого процесса не отработаны. Необходимо выстроить структуру взаимодействия между коммерческими и банковскими структурами. Российско-китайский проект станет моделью, на базе которой будут отрабатывать сотрудничество другие страны».

А что на практике?

Несмотря на медленные темпы дедолларизации, «зеленый» все же постепенно сдает свои позиции. Так, с 2013 по 2018 г. Россия сократила долю расчетов в долларах во внешней торговле на 12,6%, увеличив долю в евро и рублях на 26,6% и 14% соответственно. Сейчас на доллар приходится 56,1% внешнеторговых операций. При этом, по данным Евразийского банка развития, роль российского рубля как расчетного средства внутри ЕАЭС с 2013 по 2017 г. выросла с 61 до 74%.

Что касается БРИКС, доля экспортных расчетов России с партнерами в рублях в 2018 г. выросла по сравнению с 2013 годом в 7,2 раза, а в евро – почти в 8 раз. В целом доля доллара в экспорте в страны БРИКС сократилась на 20% и составила 77%, а импорта – на 18% и составила 72,3%. И хотя цифры эти небольшие, тенденция налицо. Например, в торговле с Индией расчеты в долларах сократились на 40% – до 58,2%. Расчеты в рублях выросли в 33,8 раза – до 37,2%, в евро – в 2 раза, до 4,6%.

Кроме того, Россия неуклонно сокращает долю гособлигаций США в своих золотовалютных резервах. Если в 2010 г. их объем составлял 180 млрд. долл., в 2018 г. он сократился до 12,8 млрд. Вместо доллара РФ закупает золото (274,3 тонны в 2018 г.) и юани. По сообщению китайской South China Morning Post, во втором квартале 2018 г. Центробанк России купил китайскую валюту на сумму в 44 млрд. долл. и продал более 100 млрд. долл.

       

Впрочем, процесс касается не только России. В 2015 г. начала работу китайская система международных платежей (CIPS), позволяющая зарубежным участникам рынка вести расчеты в юанях напрямую с китайскими партнерами, а в 2017 г. заработала система PVP, которая позволяет производить расчеты в национальных валютах со странами, принимающими участие в инициативе «Один пояс, один путь». Уже к 2015 г. юань вытеснил доллар из Азии и стал основной валютой в расчетах Китая со его ближайшими соседями по Азиатско-Тихоокеанскому региону.

Не отстают и другие. От использования доллара во внешней торговле отказались Иран, Индонезия, КНДР, активно продвигает дедолларизацию Турция. В конце прошлого года было заключено соглашение между Индией и ОАЭ о валютном свопе с целью осуществления взаиморасчетов без использования доллара. В энергетическом секторе «Газпромнефть» полностью перешла на юани в торговле с Китаем, стороны отказались от доллара в расчетах за газ, а сам Китай запустил фьючерсы на нефть, номинированные в юанях. Это лишь малая часть системных шагов всемирной дедолларизации.

В свете этого перспективы «валюты-гегемона» ухудшаются. Как считает финансист У. Линдал, в ближайшие пять лет американская валюта обесценится к евро на 40%. Его тревогу разделяют и аналитики американского инвестбанка JPMorgan Chase, считающие, что снижение начнется к концу 2019 г., и переломить этот тренд доллар не сможет. В свою очередь, основатель крупнейшего в мире хедж-фонда Bridgewater Associates Р. Далио уверен, что в какой-то момент доллар просто рухнет, не выдержав тяжести «тройного дефицита» в американской экономике: дефицита бюджета, торгового баланса и счета текущих операций.

Неумолимая неизбежность

Как отметил 2 октября президент РФ Владимир Путин, «мы, кстати говоря, никогда не ставили перед собой задачу уйти от доллара как от платежного инструмента. Но вынуждены просто думать о том, как обезопасить себя». То же могут сказать и другие государства, сталкивающиеся с давлением и угрозами США.

В то же время надо отдавать отчет в том, что все существующие механизмы ухода от доллара, несмотря на свою многоплановость, крайне «сырые». Как отмечает, в частности, профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна Высшей школы экономики Д. Евстафьев, для успеха политики дедолларизации необходимо перейти от политических лозунгов к кропотливой работе. Альтернативная система взаиморасчетов должна включать в себя возможность подключения к системе других стран без взятия на себя каких-либо жестких политических обязательств, устойчивость системы к манипуляциям финансового и правового плана, возможность монетизации и реинвестирования полученных через систему финансовых ресурсов за пределами условно дедолларизированной системы, а также вписанность в глобальное или субглобальное финансово-инвестиционное регулятивное пространство. Необходимо и формирование пула товарных позиций, предоставляемых за национальные валюты, разрушение системы «нефтедоллара» и создание финансовой инфраструктуры, равной по возможностям той, что существует на основе доллара.

Нужно признать, что пока недорабатывают и сами участники процесса дедолларизации. Так, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций по-прежнему предоставляет кредиты исключительно в долларах США, а ЕАБР лишь говорит о возможности выдавать межгосударственные кредиты в рамках ЕАЭС в национальных валютах кредиторов.

Взаиморасчеты, как видно из написанного выше, осуществляются в рамках двусторонних договоренностей и двусторонних же систем платежей, свопов и кредитов, не позволяя участникам третьих стран присоединиться к системе. Фактически отсутствует и национальная система поддержки торговли в национальных валютах, которая пока доступна лишь крупному бизнесу и государственным предприятиям.

Все эти меры принимать необходимо, причем в достаточно короткие сроки, поскольку ни проводимая Вашингтоном политика экономического давления, ни само состояние экономики США не позволяют считать доллар надежным платежным средством.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
2232
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика