Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 22.10.2020 |

Зерно Казахстана: увы, меньше, хуже и дороже

В зерновых регионах Казахстана уборочная страда практически завершилась. По предварительным расчетам, урожай зерновых и зернобобовых может составить около 19,5 млн тонн в бункерном весе. Однако еще в июне сбор зерновых в Минсельхозе прогнозировался на уровне 2018 года, то есть около 22,8 млн в бункерном и 20,3 млн тонн в чистом весе. При этом вследствие погодных условий – малоснежной зимы, жаркого и засушливого лета, продолжительных осадков в уборочную – качество и урожайность зерна оказались хуже прошлогоднего. Так, средняя урожайность с гектара составила 12,4 центнера, тогда как в 2017 г. – 14,4 центнера, в 2018 г. – 15,1.

Из-за того, что уже созревший хлеб стоял в поле, а убирать его мешали дожди, много зерна осыпалось. По некоторым оценкам, из-за осыпания в ряде регионов потеряно от 3 до 5 ц/га итоговой урожайности! Особенно сильно пострадала Костанайская область, где средняя урожайность (7,3 ц/га) оказалась почти вдвое ниже, чем в минувшем сезоне (12,3 ц/га).

Что касается качества, то в прошлом году показатель продовольственной пшеницы составлял 93%. Сегодня, согласно оперативным данным, из зерна, поступающего на элеваторы, на нее приходится около 80%. Причем нынешний урожай преимущественно состоит из зерна четвертого класса, дающего муку с низким содержанием клейковины. Директор Нуринского хлебоприемного пункта Карагандинской области Виктор Берент отмечает, что «потолок в нынешнем сезоне – клейковина 25-26%. Но и такого мало. Процентов 80 зерна – это четвёртый класс, с клейковиной ниже 23%». По его словам, из общего количество зерна, поступающего на хранение, примерно треть – морозобой и зелень. 

Однако реальные цифры урожая могут оказаться хуже заявленных Минсельхозом 19,5 млн тонн. Дело в том, что это ведомство не имеет собственного источника сбора оперативной информации. Поступающие данные подготавливаются областными управлениями сельского хозяйства. Соблазн приукрасить ситуацию, добавив к урожаю «бумажные» объемы, есть как у местных чиновников, так и у формирующих оперативные сводки и окончательную статистику чиновников агроведомства. Тем более что цифра в 19,5 млн тонн фигурирует в трехлетнем бюджете Минфина. В связи с низкой урожайностью возможен и недобор посевного материала.

Несомненно, сокращение производства зерновых отразится и на экспортных поставках. В 2017/18 маркетинговом году Казахстан поставил на внешний рынок 10,6 млн тонн всех видов зерна и муки в зерновом эквиваленте. По оценке АО «НК «Продовольственная контрактная корпорация», в прошедшем (2018-2019) маркетинговом году этот объем составит 10,5 млн тонн (5,4 млн тонн пшеницы, 3,2 млн тонн муки в зерновом эквиваленте и 1,9 млн тонн ячменя).

В нынешнем сезоне планировалось расширить рынки сбыта. Так, в последние годы увеличиваются поставки зерна в Китай: в 2017 году республика поставила в Поднебесную 307 тыс. тонн пшеницы, в прошлом практически вдвое больше – 560 тыс. тонн. В 2020 году намеревались довести эту цифра до 1 млн тонн. Пшеницу в Китай экспортируют Акмолинская, Костанайская и Северо-Казахстанская области. 

Международный совет по зерну в опубликованном в конце сентября обзоре оценил экспортный потенциал Казахстан в 7,6 млн тонн. Но этот прогноз уже оказался понижен. По словам министра сельского хозяйства РК Сапархана Омарова, в предстоящий маркетинговый сезон страна планирует экспортировать примерно 7 млн тонн зерна и муки.

Таким образом, результат неутешителен. Если раньше ставилась цель расширения экспортных направлений, то, как заявил глава агроведомства, «в этом сезоне основная задача заключается в сохранении позиций на традиционных рынках сбыта казахстанского зерна. На сегодня необходимо сохранить объем экспорта, в связи с чем на этих направлениях необходимо сохранить среднегодовой экспорт зерна и муки в объеме не ниже 5 млн тонн». Как это чиновники намерены реализовать – загадка, поскольку спрос со стороны традиционных импортеров снижается.

В частности, в прошлом году из-за сокращения внешнего рынка экспортные продажи муки с 2,2 млн тонн упали до 1,75 млн. На рынке переизбыток муки и традиционные экспортные направления сейчас замещаются мукой из нарастившего свои мельничные мощности Узбекистана. Президент ОЮЛ «Союз зернопереработчиков Казахстана» Евгений Ган сетует: «В Таджикистан продавали 500-600 тысяч тонн – сейчас 50 тысяч. Зато отдаем миллион тонн зерна. В Узбекистан уходит 1,5 миллиона тонн зерна. И почти не продаем муки. Остался Афганистан. Туда идет две трети нашего экспорта. Но на него выходят пакистанские и узбекские мукомолы… проблема в том, что у нас нет торговой политики. Нет системы продвижения. Нет системы защиты». 

Казахстан, в 2007 году вырвавшийся в мировые лидеры по экспорту муки, теряет свои позиции. Мукомолы пишут письма в различные властные инстанции с просьбами вести более «зубастую» торговую политику и защищать интересы своих экспортёров. Не находя понимания у властей, они вынуждены переносить свои производства в соседний Узбекистан, где созданы все условия для развития отрасли. Потеря большой доли экспорта муки, похоже, лежит вне интересов чиновников Минсельхоза.

Пожалуй, единственное, что сейчас радует аграриев, так это бьющая все рекорды цена. Год назад цена тонны пшеницы 3 класса с клейковиной выше 28% на внутреннем рынке не превышала 49 тыс. тенге. Сейчас, по данным портала “Казах–Зерно”, варьируется от 76,6 до 80,6 тыс. тенге. Возрастающий тренд пока сохраняется: по мнению экспертов-зерновиков, в Казахстане цена на пшеницу может вырасти до 90 тыс. и даже 100 тыс. тенге за тонну. И это понятно: дефицит всегда толкает цены вверх.

На удорожание зерна влияют и другие факторы. Так, в два раза увеличилась стоимость запасных частей (в Казахстане они не производятся), с лета 2017 года подорожало дизтопливо (оно сейчас дороже бензина Аи98). У ведущих международных производителей поднялись расценки на семена. Специалисты отмечают, что по семенам и гербицидам нехватка субсидий достигает 1,1 млрд тенге.

Дорожает и мука. Стоимость тонны муки по Казахстану в зависимости от региона варьируется от 100,5 до 105,5 тыс. тенге. В середине октября глава Минсельхоза Сапархан Омаров, отметив «незначительное повышение» цен на хлеб, вещал, что «зерна на сегодняшний день внутри республики хватает». В свою очередь пресс-служба агроведомства заверила, что цена на “социальный” хлеб останется на фиксированном уровне. Опасаться, дескать, нечего: имеющихся только у «Продкорпорации» запасов продовольственной пшеницы хватит до нового урожая. Их слова бы да Богу в уши.

Увы, цены даже на “социальный” хлеб продолжили свой рост. К примеру, в Актобе он подорожал до 87 тенге (ранее цена составляла 78-80 тенге). В магазинах Атырау буханка белого формового выросла на 20 тенге – до 95 тенге, Усть-Каменогорска она реализуется по 100 тенге (вместо 90), Павлодара 110 тенге (+ 20 тенге). Причина – рост цен на муку: мешок муки, раньше стоивший 4800-5200 тенге, сейчас поднялся почти на полторы тысячи (в розницу со 115 до 140 тенге за килограмм).

Пока практически единственный инструмент, который сдерживает цены на хлеб внутри страны, – меморандумы акиматов и правительства. Однако если невозможно сохранять прежние цены на муку, зерно, ГСМ и прочее, то оказывать давление на конечного производителя, который зависит от всех этих факторов, неправильно и бесполезно. Пострадать может и качество, и вес формового хлеба. Тем более что у хлебопеков прибыль значительно ниже, чем у всех предыдущих звеньев этой экономической цепочки.

Вполне возможно, что к концу года казахстанское зерно подешевеет (кроме большого урожая в Узбекистане, ожидается неплохой сбор в США) и потянет вниз стоимость муки. Однако есть фактор, препятствующий падению цены на зерно. Стоимость пшеницы (даже на внутреннем рынке) привязана к мировым ценам, которые исчисляются в долларах.

Происходящее же в последние месяцы ослабление тенге может обнулить всё влияние корректировки мировых цен и на казахстанском рынке – зерно (а значит, и мука) останутся дорогими. Это приведет к очередному скачку цен на продовольственном рынке страны и, соответственно, росту инфляции. Перед Минсельхозом возникают, пожалуй, самые сложные вызовы последних пяти лет. Сможет ли ведомство адекватно ответить на них?

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
9690
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика