Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 24.09.2020 |

Крымский ОПК: санкционную блокаду пора прорвать

Похоже, опасения российского бизнеса, по крайней мере крупного, избегающего работать в Крыму, охватывают, если уже не охватили и оборонно-промышленный комплекс региона. Как выясняется, предприятия крымского ОПК по сей день пока еще «только вписываются» в организационно-производственные структуры профильных российских конгломератов. По официальным данным, к середине ноября их реальная загрузка была всего лишь около 40%, а по многим экспертным оценкам, и того меньше – максимум треть.

И вовсе не факт, что она, судя по официальным прогнозам, существенно повысится в предстоящие годы. Но отвечает ли такая тенденция геополитическим интересам страны, в особенности её оборонно-промышленной самодостаточности?

Глава Крыма Сергей Аксенов еще в конце октября с. г. так охарактеризовал положение в региональном ОПК: «В реестр организаций оборонно-промышленного комплекса России включены 8 крымских предприятий, из них пять относятся к судостроительной отрасли». Имеются в виду «Авиационное предприятие» и «Морской завод» (Севастополь), «Море», «НИИ аэроупругих систем», «Оптический завод» (Феодосия), «Авиаремонтный завод» (Евпатория), «Залив» (Керчь), «Фиолент» (Симферополь).

Впрочем, всего в Крыму – 16 предприятий ОПК, включая 11 судостроительных/судоремонтных, но до сих пор нет их полномасштабного включения в реестр ОПК РФ.

Далее С. Аксенов уточнил: «По состоянию на 1 сентября общий объем контрактов, выполняемых на предприятиях ОПК Крыма, превысил 21 млрд. рублей, в том числе 17 млрд. – по гособоронзаказу. Но загрузка ОПК-предприятий в регионе в среднем 40%». При этом не уточняется: это данные по всем предприятиям крымской «оборонки» или только по включенным в оборонно-промышленный реестр РФ.

Глава Крыма отметил, что «в следующем году планируется завершить процесс интеграции завода «Море» в контур управления корпорации «Ростех», Евпаторийского авиационного ремонтного завода – в контур управления Объединенной авиастроительной корпорации, а Феодосийского оптического завода – в контур управления «Уралвагонзавода». Между тем означенные включения планировались еще на 2016-й, затем на 2017-й и так далее. Теперь то же самое планируется на 2020-й, притом именно планируется, ибо, повторим, до сих пор официально не заявлено об однозначном включении данных предприятий в предстоящем году в состав упомянутых общероссийских ОПК-структур.

Характерно, что о проблемности с полноценной загрузкой крымской «оборонки» в середине июня с. г. заявил вице-премьер правительства РФ Юрий Борисов. Он отметил, что перспективным планом загрузки судостроительных и судоремонтных предприятий до 2027 г. «предусматривалось строительство на крымских верфях 32 кораблей и судов Минобороны и 27 судов в интересах других заказчиков, однако на сегодня судовладельцы не подали предложений по загрузке предприятий после 2022 года».

По сути, это замечание развивает мнение, высказанное Дмитрием Рогозиным (он был в тот период вице-премьером) на заседании Морской коллегии РФ в Ялте в конце апреля 2018 г.: «На том оборудовании, которое есть сегодня в Крыму и Севастополе, работать можно разве что по текущим заказам. Говорить о перспективных вещах невозможно».

К сожалению, проволочки в упомянутых вопросах вкупе с имеющейся ситуацией на многих предприятиях крымского ОПК отражают ту же ситуацию, что сложилась, например, в нефтяной отрасли или портовом секторе Крыма, о чем «Ритм Евразии» писал неоднократно. И госкорпорации, и большинство коммерческих компаний и банков российской юрисдикции опасаются работать в Крыму во избежание распространения на них санкционного режима или усиления уже существующих санкций. Почему? Да потому, что завязаны на западные рынки капиталов и технологий.

       

Как отмечает в этой связи российский экономист Оксана Порицкая, «Крым – это по-прежнему обособленный регион, куда не заходят крупные российские предприятия, а местный бизнес поставлен, в том числе и из-за этого, фактически в условия экономической изоляции и вынужден перерегистрироваться на материке, чтобы удержаться на плаву». Местное бизнес-сообщество, по информации экономиста, сетует на имеющиеся международные санкции, но – как ни покажется вопиющим – имеются и «параллельные» ограничения, которые негласно ввели в 2014-2016 гг. российские крупные корпорации и банки в отношении Крыма.

Типичную ситуацию описывает Людмила Вишня, глава Торгово-промышленной палаты Севастополя: «На Ялтинском экономическом форуме крупный бизнесмен с «материка» (т. е. из другого региона РФ. – Ред.) нашел себе партнеров в Крыму, подписали соглашение. Финансирование должен был осуществлять Сбербанк, но он отказался делать оплату в Севастополь». И делает безрадостное обобщение: «У нас работает полтора банка в Крыму, и решать экспортные и импортные операции практически невозможно».

Как следствие, крымским предприятиям весьма затруднительно участвовать и в госзакупках, в т. ч. по линии гособоронзаказа. Реалии пока таковы, что, как разъясняет директор судостроительного завода «Море» (г. Феодосия) Олег Зачиняев, суда и их оснащение по федеральной целевой программе развития Крыма строят не крымские, а «материковые предприятия, выигравшие тендеры. И так не только в судостроении, но и во всех сферах производства в регионе. А мы проигрываем в госзакупках не только из-за логистики, но и ввиду санкционных ограничений, связанных с невозможностью напрямую закупать различное оборудование. Тем более что более 50% комплектующих и оборудования строящихся судов и кораблей – импортного производства».

В результате, как поясняет О. Зачиняев, приходится «всё это покупать по определенным схемам, заранее проигрышным перед партнерами, которые ведут закупки напрямую». А по совокупности всех этих факторов «в тендерах, которые мы инициируем, никто не участвует, потому что не хотят подпасть под санкции из-за сотрудничества с крымскими предприятиями».

Иными словами, крымскому ОПК, как и иным отраслям, максимально сложно существовать, а тем более развиваться в сложившейся системе координат. Изменить её способно только государство, коль скоро оно располагает реальными рычагами воздействия на свои же, то есть государственные, корпорации, да и в целом – на российский бизнес. Тем более имеется мировой опыт вполне легальных финансово-экономических, в т. ч. торговых, схем, позволяющих обходить санкционный режим и давно и успешно апробированных в мирохозяйственной практике. Были бы политическая воля и стремление такой опыт использовать.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
1897
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика